Великая или Кровавая?


2017 год знаменателен количеством «круглых дат». Назвать их юбилеями, праздновать трагические и кровавые события, происшедшие сто и меньше лет назад, по крайней мере, кощунственно, миллионами человеческих жизней и десятками миллионов изломанных судеб пришлось заплатить за эти «юбилеи».

С 23 февраля 1917 года в Петрограде происходили массовые забастовки и протестные демонстрации. 27 февраля взбунтовался лейб-гвардейский Волынский полк. Именно это и явилось отправной точкой, приведшей к катастрофе, к краху Российской Империи. Свершившийся государственный переворот отстранил царя от престола, от управления государством. К власти пришли люди, не имеющие опыта государственной власти, не способные навести порядок в воюющей стране. Параллельно с Временным правительством организовался Петроградский Совет, в стране установилось двоевластие.

Известие о свержении самодержавия пришло в Красноярск по телеграфу 28 февраля 1917 года. 3 марта организовался Совет рабочих и солдатских депутатов и одновременно с ним, в противовес, был образован Комитет общественной безопасности. В Красноярске, как и в Петрограде, устанавливается двоевластие.

Продолжалась Первая Мировая война. На фронте солдаты, разагитированные большевиками, не хотели воевать. В тылу дела обстояли не лучше. В городах проходили митинги и демонстрации, в деревнях крестьяне самовольно делили помещичью землю и громили усадьбы.

Приезд Ленина из-за границы укрепил позиции большевиков в Совете, а Апрельские тезисы явились программой большевиков по захвату власти в стране.

Целеустремленность большевиков закончилась их полной победой. Вооруженное восстание 25 октября 1917 года свергло Временное правительство, а II Всероссийский съезд Советов объявил переход власти в России на местах к Советам. На тот момент партия большевиков, в отличие от других, была более организованна в мобилизации людей, а В. И. Ленин был более решителен среди других партийных лидеров.

28 октября по железнодорожному телеграфу поступила в Красноярск информация о победе вооруженного восстания в Петрограде. На следующий день Совет установил контроль над всеми стратегическими пунктами города. Были поставлены часовые в государственном банке, на телеграфе, губернской типографии и в других учреждениях. В Петроград была направлена телеграмма: «В Красноярске власть перешла к губернскому Совету рабочих и солдатских депутатов...».

Новую власть признали не только в Красноярске, но и на периферии. В д. Листвянка Больше-Муртинской волости 6 ноября 1917 года произошел сход жителей, о чем был составлен протокол: «Общий сход при участии мужчин и женщин, заслушав доклад товарищей-агитаторов о переходе всей власти самому народу во главе Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, все единогласно присоединяемся к власти Советов и согласны руководствоваться его указанием. Сход состоялся под председательством Г. М. Коноваленко».

Октябрьская революция явилась следствием Февральской, разрушившей российскую государственность, создавшая в стране безвластие и предпосылки для другой революции, более радикальной. Переход страны к развитию по революционному пути всегда ведет к росту преступности в обществе. Либерально-буржуазные круги, захватившие бразды правления страной в свои руки, не смогли их удержать, допустили до власти большевиков, которые ввергли страну в кровавый хаос. Захват большевиками власти резко усилил классовые, политические, национальные противоречия, привел к более сильному расколу в народной среде.

Октябрь 1917 года одни называют революцией, другие – государственным переворотом. Но как это не называй, бесспорно, то, что это одно из великих событий ХХ века для всего человечества, изменившее ход мировой истории. Октябрьская революция открыла путь к лучшему, более совершенному устройству общества. Но в результате этой революции в России началась гражданская война и военная интервенция 14 иностранных государств.

Известно знаменитое высказывание французского социалиста, историка, философа Жана Жореса: «Революция – варварская форма прогресса». Вот и пошла Россия к «светлому будущему», отмечая свой путь неисчислимым количеством жертв, кровью, насилием.

А русский философ Иван Ильин писал, «что революция 1917 года выплеснула наружу все низменные страсти и пороки русского народа, обнажив бездну самого греховного, низкого и бесстыдного, грубого и беспощадного».

Гражданская война – это страшное событие в истории каждой страны, но особенно жестокой она была в России. В страшном кровавом противостоянии не на жизнь, а на смерть сошлись две России. Жестокость с обеих сторон была невероятная.

В конце ноября 1917 года на Дону начала формироваться Добровольческая армия. Одновременно с донскими казаками против новой власти восстали оренбургские и забайкальские казаки. До весны 1918 г. военные действия носили в основном локальный характер. Ключевым событием весны-лета 1918 года явилось выступление против большевиков чехословацкого корпуса, стоявшего эшелонами на Транссибирской магистрали от Пензы до Владивостока. Именно при помощи чехословаков советская власть была свергнута в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Не обошла стороной гражданская война и большемуртинскую землю. Летом 1918 года в д. Заплывное организуется военно-революционный штаб. Во главе его становится А. С. Масленкин-Непомнящий. Штаб ставит своей целью организацию вооруженного восстания. Решив, что обладают уже достаточной силой, а власть слаба, в сентябре партизаны захватывают Большую Мурту. Через четыре дня каратели освобождают захваченное село. Началась расправа.

Летом 1919 года отряд Доброва после неудачи в Казачинском, нападает на Большую Мурту. Как и в Казачинском, белые засели в каменной церкви. Осада длилась трое суток. На четвертые сутки партизаны перед численно превосходящим противником оставили село. Пелагея Дмитриевна Чернявская вспоминала: «Разыскивая активных участников восстания, колчаковская милиция с карательным отрядом начали расправу над селением. Расстрелы, порки, грабежи имущества, поджоги продолжались несколько недель». «Было казнено не менее 60 человек, сожжено до 35 усадеб с пристройками, местные крестьяне сами сорганизовались в дружины и в большинстве с палками в руках стали ловить красных и дезертиров» - вспоминал очевидец тех событий.

25 октября 1919 года партизаны в третий раз с боем взяли Большую Мурту. Состоявшийся съезд крестьян Больше-Муртинской волости вынес резолюцию: «Собранный волостной съезд в составе около 200 человек под председательством возвратившегося из тюрьмы тов. Коняхина по вопросу о текущем моменте единогласно постановил: «Земскую управу, как орган отжившей буржуазии, отвергнуть… Мы, трудовое крестьянство, не можем доверять двуличным людям, а требуем провозглашения Советской власти, как власти трудового рабочего народа, требуем немедленного мира с Россией и торжественной встречи красных российских войск».

После исхода колчаковских войск, кроме организации органов власти и стабилизации жизни населения, власть чинила расправу над бывшими своими противниками. Для этой цели в пришедшей в Сибирь 5-й советской армии существовал особый отдел ВЧК, который и занимался революционным правосудием.

В 1920 году за контрреволюционную деятельность на 5 лет лагерей осужден житель с. Бартат Фалик Соломон Иосифович. В лагерях выжил, сменил место жительства. Арестован в Красноярске в ноябре 1937 года. 3 декабря того же года расстрелян за принадлежность к контрреволюционной организации. Реабилитирован в 1956 году.

По обвинению в службе в колчаковской контрразведке в июне 1920 года был арестован житель с. Большая Мурта Нелюбин Иван Антонович. Осужден Красноярской ГубЧК на 5 лет лагерей. Реабилитирован в 1998 году.

Священник с. Юксеево Успенский Дмитрий Федорович арестован 22 марта 1920 года за антисоветскую агитацию. Через месяц Красноярской ГубЧК приговорен к расстрелу. Реабилитирован в апреле 1998 года.

Политические репрессии, как меры воздействия, как к своим политическим оппонентам, так и к тем, кто был не согласен с политикой новой власти, большевики начали сразу с октября 1917 года. Жертвами репрессии также становились люди из противоположного социального лагеря: дворяне, помещики, промышленники, офицеры, бывшие полицейские, жандармы, чиновники царского правительства, священники, казаки.

7 (20) декабря 1917 постановлением Совета Народных Комиссаров РСФСР была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Председателем ВЧК был назначен Ф. Э. Дзержинский. ВЧК была главным инструментом в борьбе с контрреволюцией и обладала неограниченными правами в своей деятельности. Отделы ВЧК создавались в губерниях, уездах, на железнодорожном, водном транспорте, в частях Красной Армии.
5 сентября 1918 года вышло Постановление СНК РСФСР «О Красном терроре». В нем говорилось, что «… обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью», «что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях», «что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Красный террор являлся средством устрашения не только антибольшевистского движения, но и тех слоев населения, которое не участвовало в гражданской войне.

Крестьянство в России на тот период составляло больше 80% всего населения. Именно позиция крестьянства стала решающим фактором победы большевиков в гражданской войне. И именно крестьянство, недовольное политикой военного коммунизма, в частности продразверсткой, стихийно и массово высказывало это недовольство, в виде крестьянских восстаний, во время гражданской войны и после.
Самым известным, еще по советской историографии, было тамбовское восстание или, как называла его власть, Антоновский мятеж в 1920-1921 годах. Не менее масштабным, но малоизвестным в советский период, явилось Западно-Сибирское восстание 1921 года на территории Западной Сибири, Зауралья, Казахстана.

Не менее известен и трагичен Кронштадтский мятеж, выступление в марте 1921 года гарнизона города и моряков Балтфлота против однопартийности в стране. «Власть Советам, а не партиям!» - был лозунг восставших.

И во всех случаях власть, при помощи армии, жестоко подавляла эти народные выступления. Кого расстреливали сразу, кого судили – потом расстреливали, кому посчастливилось – получили сроки заключения. Потом, чтоб прослыть гуманистами, большевики многих амнистировали: к 1 мая, к годовщине революции.

На Тамбовщине и в Кронштадте руководил частями Красной Армии будущий Маршал СССР М. Н. Тухачевский, расстрелянный в 1937 году по «делу военных».

Енисейская губерния не стала исключением в противостоянии народа и власти. 2 ноября 1920 года в с. Сереж Ачинского уезда вспыхнуло восстание. Причины те же – грабительская продразверстка. Через три дня частями Красной Армии совместно с коммунистическим активом восстание было подавлено. Во время боевых действий десятки погибших с обеих сторон, и как итог – 75 человек повстанцев приговорены к расстрелу с конфискацией имущества, остальные осуждены на различные сроки заключения.

В ноябре 1920 года восстание охватило юг Канского уезда. По названию села, являвшейся опорной базой повстанцев, восстание получило название Голопуповского. В августе 1921 года десять человек были приговорены к расстрелу, около 30 осуждено к тюремному сроку, остальных освободили. Руководство уезда не ограничилось арестами восставших, оно приказало произвести конфискацию всего имущества у мятежников, обрекая тем самым на голодную смерть крестьянские семьи.

После окончания гражданской войны в Сибири возникло такое явление, как красный бандитизм. Выражался он в грабежах зажиточной части населения и во внесудебных расправах над противниками коммунистической власти. Но нередко жертвами расправ становились случайные люди, не принадлежащие к заговорщикам и повстанцам. Представители власти в своих внесудебных репрессиях руководствовались революционны сознанием, а не законом. Красный бандитизм стал одной из главный причин возникновения бандитизма белого.

Ночью 6 ноября 1920 года в с. Рождественском (ныне с. Дзержинское) коммунистами-членами партячеек было арестовано 42 человека, которых подозревали в заговоре против советской власти. Опасаясь, что арестованных могут отбить, 128 членов партии решили задержанных расстрелять без суда и следствия. О чем составили протокол и расписались. Состоявшийся суд самоуправство оправдал, оставил преступление без наказания.

12 февраля 1921 года в с. Шарыпово и окрестных деревнях отряд особого назначения, которым командовал бывший партизанский командир Перевалов, произвел аресты 60 крестьян. В ночь на 15 февраля руководители отряда решили расправиться с арестованными. В здании волисполкома поочередно они задушили 34 человека. И опять советское правосудие всех, причастных к совершенному преступлению, оправдало.

Массовый красный бандитизм процветал на территории Хакасии, где хозяйничали части особого назначения, терроризируя местное инородческое население. Одним из командиров ЧОНа являлся восемнадцатилетний будущий детский писатель Аркадий Гайдар. До этого он приобрел опыт борьбы с повстанцами на Тамбовщине при подавлении Антоновского мятежа.

Красный бандитизм присутствовал и в Большемуртинской волости. В феврале 1922 года в с. Отрадное по заявлению одной из жительниц прибыл отряд коммунистов для ликвидации «банды». Перепившись, они начали проводить следствие, выявлять сторонников «бандитов», их связников. Жителей избивали шомполами, пытали, загоняя иголки под ногти, а доносительницу, подгоняя ударами, водили голой по деревне.

После освобождения Енисейской губернии от войск Колчака в лесах, по тем или иным причинам, осталось немало бывших белогвардейцев. Многочисленные и не очень отряды и группы продолжали борьбу с советской властью. Только вот борьба эта все больше носила уголовный характер. И как это всегда бывает, жертвами противостояния становились мирные жители.

В Большемуртинской волости уголовный бандитизм тоже имел место. Обладая малой численностью и слабой боеспособностью, практически сразу после возникновения, была милицией ликвидирована банда Карловича. Дольше наводила ужас на жителей Красноярского уезда банда Виноградова. В январе 1922 года банда была частично разгромлена, Виноградов убит, во главе банды встал Саламатов. Самое дерзкое преступление банда совершила в с. Еловка в апреле 1922 года. Ворвавшись в село бандиты расстреляли и сожгли в двух домах 19 человек, сельских активистов и коммунистов с семьями. Впоследствии банда была разбита. Главари и их подручные предстали перед судом.

На территории Больше-Муртинского района с 1917 года пролились реки крови. Партизанское движение, белые карательные экспедиции, отряды ЧОН, банды – это следствие революционного хаоса, когда единственным аргументом в политической борьбе является оружие.

В Б-Мурте, Б-Кантате, М-Кантате, Еловке, Комарово, Таловке, Межово находятся братские могилы партизан и местных жителей, советских работников погибших от рук карателей, бандитов. Это не только память о погибших, это напоминание нам о том непростом времени.

В новом государстве рабочих и крестьян в Конституциях РСФСР 1918 и 1925 годов было такое понятие как лишенец. Это гражданин лишенный избирательных прав. Лишенцами признавались лица, прибегающие к наемному труду, живущие на нетрудовой доход, частные торговцы, монахи, церковные служители, бывшие полицейские, жандармы, душевнобольные, осужденные. Человек, попавший в категорию лишенца, лишался не только избирательного права, он не мог получить высшего образования, проживать в крупных городах, не мог вступить в профсоюз, не имел права получать пенсию, лишался продуктовых карточек.
По итогам Всесоюзной переписи 1926 года лишённых права голоса в стране было 1040894 человека (1,63 % от общего количества избирателей). В 1927 году не имели права голоса уже 3038739 человек (4,27 % избирателей). Конституция СССР 1936 года предоставила избирательные права всему населению.

Новое противостояние народа и власти началось во время коллективизации. Первый этап 1928 года не дал положительных результатов и на следующий год вводится сплошная коллективизация. Социалистические преобразования деревни должны были обеспечить снабжение городов не только сельхозпродукцией, но и рабочими руками, что было важно в период индустриализации.

Во время коллективизации партийное руководство пришло к мнению, что главным препятствием к образованию колхозов являются кулаки и приняло меры к их «ликвидации как класса».

30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Кулаков распределили на три категории. Первая – это организаторы восстаний и терактов. Во вторую определили остальной кулацкий актив. К третьей отнесли оставшихся кулаков.

Главы кулацких семей первой категории арестовывались и их дела рассматривались тройками. Члены семей кулаков первой категории и кулаки второй категории выселялись в отдалённые местности СССР на спецпоселение. Кулакам третьей категории разрешалось селиться в пределах района за пределами колхозных земель.

Житель с. Межово Подгайнов Кузьма Матвеевич был арестован 29 сентября 1929 года. Его обвиняли в участии в контрреволюционной организации, в террористическом акте против представителя советской власти, в контрреволюционной агитации. По совокупности предъявленных обвинений особой тройкой ОГПУ приговорен к расстрелу. Реабилитирован в 1962 году.

Журавлев Александр Иванович, житель с. Таловка, в феврале 1930 года приговорен особой тройкой ОГПУ «за участие в контрреволюционной организации» к расстрелу. Реабилитирован в 1989 году.

Арестованный в декабре 1929 года житель с. Большая Мурта Криволуцкий Владимир Васильевич за контрреволюционную деятельность был расстрелян 23 февраля 1930 года. Реабилитирован в 1989 году.

Лишены избирательных прав в 1931 году и высланы за пределы района жители д. Малый Кантат Егоров Дмитрий Егорович с женой и четырьмя детьми.

Житель д. Тигино Авдошкин Иван Сергеевич лишен избирательных прав в 1933 году как кулак и подлежал высылке вместе с женой и одиннадцатью детьми.

При раскулачивании забирали все, не только дома, усадьбу, домашний скот, рабочий инвентарь, но и продукты питания и одежду. Кулаков с семьями отвозили на станцию, где формировались эшелоны. В пути многие умирали, особенно старики и дети, от голода и болезней. Не менее трагичным был путь тех, кто своим ходом преодолевал многие километры пути в определенный для жизни спецпоселок.

В Мариинском районе Кемеровской области есть станция Суслово. Она соединяется с селом Тегультет Томской области 160 километровым трактом. По этому тракту своим ходом шли раскулаченные переселенцы в северные районы Томской области. Очевидец вспоминал: «летом 1931 года страшную картину представлял Сусловский тракт. То и дело попадались скелеты лошадей, наскоро оборудованные могилы умерших людей, изуродованные сани, телеги».

Раскулаченных завозили баржами по реке, выгружали на берегу, оставляя на произвол судьбы. И создается впечатление, что власти нужно было избавиться от этих людей, уничтожить их, ведь лишенные всего нажитого хозяйства, потерявшие родных и близких, они были непримиримыми врагами существующей власти.

4 июня 1931 года против насильственной коллективизации выступили бывшие красные партизаны Дзержинского района. В район восстания стянули войска ОГПУ, отряды милиции. Итог был, как и везде одинаков, повстанцы рассеялись по тайге, разошлись по домам. Осенью 1932 года за участие в восстании было осуждено 432 человека, девятерых приговорили к смертной казни.

Беломоро-Балтийский канал являлся первым объектом, полностью построенным силами заключенных. Власть осознала выгоду бесплатной рабочей силы. Бесправные рабы советской системы строили канал имени Москвы, Волго-Донской, Угличскую, Рыбинскую, Цимлянскую гидроэлектростанции, металлургические предприятия, железные дороги, города Комсомольск-на-Амуре, Дудинка, Норильск и многое другое.

В конце 1920-х годов на правом берегу Енисея в Больше-Муртинском районе появился поселок Предивинск. Для строительства несамоходного флота на Енисее закладывается судоверфь. Летом 1931 года в Красноярск прибыли эшелоны с раскулаченными из Забайкалья. Баржи с людьми ушли вниз по Енисею. Часть высланных забайкальцев выгрузили в Предивинске, для работы на судоверфи.

Житель Сретенского района Забайкалья Епифанцев Дионис Максимович с женой и с восемью детьми в июне 1931 года выслан в Предивинск. Реабилитированы в 1995 году.

Тоже житель Сретенского района Карепов Иннокентий Дмитриевич в июне 1931 года раскулачен, лишен политических прав и с семьей: жена, четверо детей, сослан в Предивинск. Реабилитированы в 1996 году.

Забайкальский казак Чикичев Иван Осипович раскулачен и сослан в 1931 году с семьей в Предивинск. Реабилитирован в 1992 году.

Судаков Игнатий Владимирович, житель с. Алия Сретенского района Забайкальской области, раскулачен, лишен политических прав сослан в июне 1931 года с. Предивинск с женой и пятью детьми.

Шемякин Константин Иванович, уроженец Забайкалья, в 1930 году вместе с семьей выслан в п. Предивинск. В 1931 году осужден за антисоветскую агитацию на 5 лет ИТЛ. Срок отбыл, работал на судоверфи. Арестован 1 декабря 1937 года, а уже 7 декабря расстрелян. Реабилитирован в 1958 году.

Коренев Алексей Терентьевич раскулачен в 1929 году, выслан из Забайкалья. В 1931 году осужден на 5 лет ИТЛ за отказ от выполнения повинностей. Арестован в с. Российка 1 декабря 1937 года, расстрелян 7 декабря. Реабилитирован в 1958 году.

В Предивинск ссылали из Забайкалья, а большемуртинцев высылали дальше на север. Из Сибири в Сибирь.

Казанцев Роман Семенович проживал в с. Бартат, занимался сельским хозяйством. В феврале 1930 года раскулачен и арестован. За антисоветскую агитацию осужден особой тройкой ОГПУ на 5 лет лагерей. Семья, жена, трое детей, выслана в г. Игарка. Реабилитирован в 1989 году.

Проживал в д. Ярлычиха Наливайко Иван Яковлевич. В 1928 году лишен избирательных прав. В 1930 году с женой и четырьмя детьми выслан в г. Игарку.

Переселенец из Гродненской губернии Стодольник Павел Иванович, проживавший в д. Кантат раскулачен в 1930 году, с женой и пятью детьми высланы в г. Игарку. В феврале 1938 года уже в Игарке арестован и за антисоветскую агитацию приговорен к ВМН с конфискацией имущества. Расстрелян 17 марта 1938 года в Игарке. Реабилитирован 8 мая 1959 года.

Согласно справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ за период 1930-1931 годов на спецпоселение было отправлено 381026 семей общей численностью 1803392 человека. За последующие восемь лет в спецпоселки прибыло ещё 489 822 человека раскулаченных.

Другая печальная круглая дата 2017 года – это 80 лет Большого террора. Англо-американский историк и писатель Роберт Конквест в 1968 году в своей книге «Большой террор», о массовых репрессиях в СССР в 1930-х годах, впервые применил этот термин. До этого период репрессий 1937-1938 гг. назывался «ежовщиной», по имени Наркома НКВД Н. И. Ежова.

Большой террор 1937 года — это лишь символ. Символ беззакония власти. Репрессии советской власти имели место и в предыдущие двадцать лет, с момента прихода большевиков к власти и продолжались вплоть до смерти Сталина в 1953 году. Но репрессии 1937-1938 годов были самыми масштабными. Большой террор возник не пустом месте. И дело не в личности Сталина или каких-либо его моральных качествах. Сталин – это плоть от плоти продукт той партии и власти, которые правили в стране.

Идеологическим основанием развязывания государственного беззакония послужила сталинская доктрина «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма». Механизм террора был уже отлажен ранее, внесудебная расправа применялась большевиками еще во время гражданской войны и после.

До «страшного» тридцать седьмого были другие года, менее «страшные». Политические процессы над своими оппонентами большевики проводили в 1920-х, 1930-х годах. Репрессии были проведены в армии, НКВД, была полностью разгромлена разведка. И, сопоставив все это, задаешься вопросом: «А кто же на самом деле враг народа, оголивший страну перед войной»?

Большой террор начался с Пленума ЦК ВКП(б), проходившим с 23 февраля по 3 марта 1937 года. Пленум дал политическое обоснование разворачивающимся массовым репрессиям в стране, особенно в среде партийно-хозяйственной элиты. Со своим докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» на Пленуме выступил Сталин.

3 июля 1937 года Нарком НКВД Ежов, секретари ЦК компартии союзных республик, краев, областей получили телеграмму за подписью Сталина с Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антисоветских элементах». Политбюро постановило: «взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные, менее активные, но все же враждебные элементы были переписаны и высланы в районы по указанию НКВД». Секретарям региональных парторганизаций, руководителям НКВД предписывалось в течение пяти дней предоставить в ЦК составы троек и количество людей подлежащих расстрелу и выселению.

НКВД во исполнение Постановления партии издает Приказ № 00447 от 30 июля 1937 г. «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». В приказе указывался контингент лиц, подлежащий репрессиям.

Все репрессируемые разбивались на две категории: первая категория - наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они немедленно подлежали аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — расстрелу. Вторая категория - менее активные враждебные элементы, подлежащие аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет.

Семьи репрессированных лиц брались на учет и под наблюдение. Следствие проводилось ускоренно и в упрощенном порядке. Приказом устанавливался персональный состав троек. Операцию планировалось провести в четырехмесячный срок, начиная с 5 августа 1937 года.

Согласно предоставленным данным аппаратами НКВД республик, краев и областей утверждалось количество человек подлежащих репрессиям. Для УНКВД Красноярского края было утверждено на репрессии 3250 человек, из них по первой категории к расстрелу – 750 человек и по второй категории заключению в лагеря - 2500 человек.

Операция шла быстрыми темпами и вскоре лимиты были исчерпаны. Красноярское партийное руководство запрашивает Москву на увеличение количества репрессированных и, на свою просьбу, в ноябре 1937 года получает телеграмму за подписью Сталина: «Дать Красноярскому краю 6600 человек лимита по первой категории».

Постановление Политбюро от 31 января 1938 года еще раз утверждает дополнительный лимит для Красноярского края: первая категория – 1500 человек и вторая категория – 500 человек. Весной того же года Политбюро опять разрешает дополнительно увеличить число подлежащих репрессиям для Красноярского края на 4500 человек.

Органы НКВД не могли сразу предоставить большое количество «настоящих» врагов советской власти, как то бывшие белые или царские офицеры, чиновники, жандармы, полицейские, священнослужители, кулаки, они уже были изъяты из общества ранее и были расстреляны или же находились в лагерях. Но задание партии нужно было выполнять, и следователи НКВД идут на фабрикацию уголовных дел, выдумывая всякого рода повстанческие, террористические, диверсионные организации и группы. Все арестованные становятся троцкистами, шпионами разных капиталистических государств, членами различных подпольных антисоветских «центров», «блоков».

Летом-осенью 1937 года органами НКВД в селах Лакино и Межово была «раскрыта» «контрреволюционная организация» во главе со священником с. Межово Никольским Александром Павловичем. В 1931 году за контрреволюционную деятельность Александр Павлович уже подвергался аресту, а в 1934 году был осужден за невыполнение гособязательств. 30 ноября 1937 Никольский Александр Павлович и еще четыре человека были осуждены к ВМН и в тот же день расстреляны, а три человека «получили» по 10 лет лагерей. Все они реабилитированы в 1965 году.

Переселенец по столыпинской реформе из Виленской губернии крестьянин д. Тигино Редько Макар Иванович в колхоз не вступил. Был арестован 6 июля 1937 года. Осужден 21 и расстрелян 22 ноября 1937 года. По делу проходило 8 человек, из них только двое были осуждены к различным срокам ИТЛ. Все реабилитированы в 1957 году.

Еще один крестьянин приехавший в Сибирь за лучшей долей из Витебской губернии Зарубо Филимон Иванович лучшей доли не увидел. Был лишен избирательных прав, раскулачен и выслан с семьей из д. Комарово за пределы района. 8 июля 1937 года арестован, 12 ноября приговорен к ВМН, 13 ноября расстрелян. Реабилитирован в 1958 году.
Житель с. Большая Мурта Богданкевич Феликс Михайлович арестован 16 декабря 1937 года. За антисоветскую агитацию осужден на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 17 мая 1958 года.

Арестовывались люди самых различных профессий и социального происхождения. Если раньше врагами были выходцы противоположного социального лагеря, то сейчас чистке подвергались сторонники советской власти, партийные и хозяйственные руководители, большевики еще с дореволюционным партийным стажем, ярые защитники советской власти во время гражданской войны, военнослужащие Красной Армии, работники НКВД, прокуратуры, милиции, простые рабочие и колхозники.

Органами НКВД были проведены национальные операции, когда арестовывались представители одной национальности: поляки, немцы, финны, латыши, греки, китайцы, эстонцы, литовцы, корейцы. Проводилась так называемая «харбинская» операция. Аресту подлежали бывшие работники и служащие Китайско-Восточной железной дороги, приехавшие в СССР после продажи дороги в 1935 году Японии.

В д. Николаевка была «вскрыта и обезврежена контрреволюционная шпионско-повстанческая организация». Аресты производились 13 ноября 1937 года в Николаевке, Лакино. Арестованным вменялось то, что они, «являясь польскими шпионами, проводили подрывную деятельность против советской власти и хотели свергнуть ее вооруженным путем». Были арестованы: Гайдученя Казимир Антонович, Карвель Викентий Иванович, Куялов Антон Станиславович, Урбанович Викентий Юрьевич, Черня Станислав Станиславович и другие. Все были приговорены к высшей мере социальной защиты – расстрелу. 9 января 1938 года в 23 часа под Красноярском были расстреляны восемнадцать жителей нашего района. Все они реабилитированы в апреле 1958 года.

Безвинно арестованные своей вины не признавали, отрицали свою уголовную деятельность против государства и власти. Но следствие не могло ждать, нужно было закрывать дела и отчитываться перед Москвой. В отношении арестованных применялись меры как морального, так и физического воздействия. Люди не выдерживали угроз, издевательств, избиений, пыток, подписывали протоколы допросов, оговаривая себя и других. Но в некоторых случаях добровольное признание было не нужно, хватало обвинительного заключения и сфальсифицированное дело уходило на рассмотрение «тройки» или «двойки», где приговор был чаще всего – расстрел.

Репрессировались не только мужчины, но и женщины. В январе 1933 года лишена политических прав и осуждена на три года условно за антисоветскую агитацию жительница д. Николаевка Кардаш Дарья Еремеевна. Реабилитирована в 1989 году.

Колхозница Першина Анастасия Яковлевна, жительница с. Бартат арестована в январе 1941 года за антисоветскую агитацию. Осуждена в феврале того же года на 5 лет ИТЛ с лишением политических прав на три года. Реабилитирована в 1993 году.

Жительница д. Бузуново Саломатова Анна Яковлевна арестована в декабре 1941 года и в июле 1942 года осуждена к ссылке на 5 лет. Реабилитирована в 1989 году.

Солдатова Александра Федоровна, проживавшая в п. Предивинск осуждена в декабре 1942 к ссылке на 5 лет с конфискацией имущества. Реабилитирована в октябре 1989 года.

На долю советского народа выпало тяжелейшее испытание – Великая Отечественная война. Вопрос стоял быть или не быть не только нашей стране, но и нашему народу. И в это тяжелое время репрессии не прекратились. Только теперь вместо троцкистов и агентов капиталистических стран, дела фабриковались на немецких агентов, в обвинении об антисоветской агитации появились слова о «восхвалении немецкой техники и о превосходстве немецкой армии над Красной».

Армия – это часть общества, и какие процессы происходят в обществе, такие происходят и в армии. С началом войны в армию были призваны миллионы людей, были среди них и с криминальным прошлым. По решениям ПВС и ГКО из лагерей освобождались и подлежали призыву осужденные за незначительные и бытовые преступления, но осужденным по политическим статьям не доверяли с оружием в руках защищать Родину. Лишь с 1942 года спецпоселенцы и их дети подлежали призыву в армию, хотя уже в 1941 году из лагерей бывших заключенных направляли в армию.

В донесениях Военных Трибуналов на осужденных за преступления, как то убийства, грабежи, кражи, воинские преступления, встречается и печально знаменитая 58 статья.

Военным Трибуналом Забайкальского Военного Округа 29 июля 1941 года приговорен к высшей мере наказания уроженец Большой Мурты красноармеец Коваво Александр Иннокентьевич. В приговоре говорилось: «…Будучи враждебно настроенным против Советской власти, с 1940 г. до июля 1941 г. проводил среди военнослужащих и в письмах на родину контрреволюционную пропаганду…». Пропаганда заключалось в том, что в письмах на родину Александр Иннокентьевич сообщал родственникам «о плохом питании в армии, о трудностях подчинения командованию, о бытовой неустроенности», «высказывался по вопросам взятых из писем родных, сообщавших ему о материальных и бытовых трудностях жизни». Не начнись война, получил бы Александр Иннокентьевич по этой статье лет десять лагерей, а так - 58-10, ч. 2 УК определяет высшую меру социальной защиты – расстрел. Реабилитирован 2 мая 1988 года.

В мае 1942 года Байкитским РВК был призван в Красную Армию Хабаров Михаил Александрович, уроженец д. Симоновщина. Военным Трибуналом Воронежского гарнизона «за контрреволюционную, пораженческую и повстанческую агитацию» красноармеец Хабаров Михаил Александрович приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 31 октября 1942 года. Реабилитирован Михаил Александрович в 2000 году.

Уроженец д. Силино Харлов Петр Николаевич был призван в армию в 1941 году. Но на фронт ему попасть не довелось. В августе 1942 года красноармеец Харлов был арестован и осужден Военным Трибуналом 43 запасной стрелковой бригады за антисоветскую агитацию и пропаганду на 10 лет лагерей с поражением в правах на три года. Реабилитирован в 2000 году.

Красноармеец 69-й морской стрелковой бригады Горенский Иван Дмитриевич, проживавший до призыва в армию в д. Комарово, за антисоветскую агитацию и пропаганду осужден военным трибуналом в июне 1942 года на 10 лет лагерей. Реабилитирован в сентябре 2002 года.
В разгар войны, 24 июня 1942 года, выходит секретное Постановление ГКО «О членах семей изменников родины». Согласно этого постановления семьи осужденного за измену Родине подлежали высылке в отдаленные местности сроком на пять лет. Членами семьи изменника родине (ЧСИР) считаются отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры.

Военным Трибуналом 20 армии приговорен к ВМН и 20 января 1942 года расстрелян красноармеец Марченко Петр Николаевич, до армии проживавший в д. Орловка. Его жена Марченко Мария Антоновна в апреле 1944 года была осуждена как ЧСИР к ссылке на 5 лет в один из северных отдаленных районов. Петр Николаевич был реабилитирован в 2002 году, а Мария Антоновна в 1989 году.

Репрессии продолжались и после войны. Происходили «чистки» военной и партийной номенклатуры. На территории западных областей Украины, Белоруссии, в Прибалтике, Молдавии действовало националистическое подполье. Меры их борьбы с советской властью были крайне жестоки и кровавы. В ответ на действия националистов НКВД проводит выселение с этих территорий кулаков с семьями, семьи бандитов и националистов.

Одной из форм политических репрессий являлась депортация. Первыми насильственному переселению в СССР подверглись терские казаки в 1920 году. В 1930 годах из Украины выселяют поляков и немцев, из Ленинградской области – финнов, немцев, прибалтов. В сентябре 1937 года с Дальнего Востока происходит выселение корейцев в Среднюю Азию. Большая депортация была проведена в июне 1941 года из недавно присоединенных республик Прибалтики.

Отдельной вехой внесудебного беспредела стоят депортации народов во время Великой Отечественной войны. 28 августа 1941 года выходит Указ ПВС СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Депортации полежали не только немцы, проживающие в Республике немцев Поволжья, но и немцы Саратовской и Сталинградской областей. Еще до выхода указа на эти территории были введены войска НКВД.

Выселяемым разрешалось брать с собой личное имущество, мелкий сельхоз- и бытовой инвентарь, продукты. Остальное имущество, дом, дворовые постройки, скот, продовольствие сдавали, получая взамен расписки и акты, по которым власть обещала все возместить на новом месте.

Жителям тех кантонов, где расположены железнодорожные станции, пришлось в спешке сдавать имущество и собираться в путь, они покидали родные места первыми. Третьего сентября ушли первые эшелоны с депортированными. Условия жизни в пути были тяжелыми. Люди перевозились в товарных вагонах, в каждый вселялось по сорок человек и больше. Спали на нарах, а то и на полу. Питание на станциях осуществлялось нерегулярно. В тяжелых санитарно-бытовых условиях вспыхивали инфекции, люди умирали от истощения, болезней. Но и были случаи рождения детей в этих нечеловеческих условиях.

14 сентября на станцию Енисей, ныне в черте города Красноярска, прибыл эшелон с депортированными жителями Гмелинского кантона Республики немцев Поволжья. Затем их погрузили на баржи и отправили вниз по Енисею до с. Юксеево. Там прибывших распределили по деревням и колхозам Больше-Муртинского района. 27 сентября пришел еще один эшелон, немцы с которого так же попали в наш район. Всего в Красноярский край было выслано 79 с половиной тысяч немцев.

Вначале местные жители встречали немцев настороженно, но затем отношение к ним изменилось, благодаря их поведению, их труду. Отдельное жилье переселенцам не предоставлялось, уплотняли семьи колхозников, селились в неподходящих для жилья помещениях. В условиях приближающейся зимы подобрался голод. Обменные квитанции и акты за сданное на прежнем месте имущество, жилье, скот, продовольствие, фураж превратились в ненужные бумажки. Власть на местах не смогла предоставить компенсацию за оставленное и сданное имущество.

В 1955 году для немцев был снят режим спецпоселения, а на места прежнего проживания разрешено было возвращаться лишь с 1972 года.
Не будь войны, возможно, немцы остались бы на месте. До войны переселение происходило из приграничных районов, «зачищали территорию от вражеской агентуры». А тут из внутреннего района и почти полмиллиона человек. Причина заключается в том, что ни Сталин, ни его окружение, насаждая насильно свою власть, терроризируя население страны, банально боялись своего народа. Оправдывая выселение они говорили о десятках тысяч диверсантов и шпионов, готовых поднять восстание по сигналу из Германии. Но ни у одной спецслужбы мира за все время их существования не было столько агентов на территории иностранного государства, сколько их было раскрыто сотрудниками НКВД с 1917 по 1953 годы.

За время войны подверглись депортации калмыки, народы Крыма, Кавказа. За все этим стоит страх перед своим народом. Это ж что нужно было сотворить со своим народом, что бы в условиях войны опасаться перехода его на сторону врага. Для проведения массовых выселений потребовалось привлечение железнодорожного, водного, автомобильного транспорта. Были задействованы тысячи военнослужащих. И это в то время, когда сражающейся армии требовались людские и материальные резервы, и их еще нужно было доставить к фронту.

Постановлением Военного Совета Ленинградского фронта в марте 1942 года началась вторая обязательная эвакуации финского и немецкого населения из фронтовой зоны. Всего было выслано свыше 40 тысяч человек ингерманландцев, из них больше 17 тысяч в Красноярский край. По приходу эшелонов в Красноярск из вагонов выносили трупы умерших в пути от истощения, болезней. В Больше-Муртинском районе прибывших разместили в Предивинске и взяли на спецучет. После окончания войны режим спецучета был снят, но на родину возвращаться не разрешали.

В 1947 году Больше-Муртинский РВК направил в Москву установочные данные на розыск военнослужащих, призванных в Ленинградской области, родные которых проживали в Предивинске и связь с которыми была утеряна во время войны.

Ранконен Прасковья Федоровна разыскивала своего мужа – Ранконен Михаила Матвеевича, Хейнонен Екатерина Матвеевна разыскивала сына – Хейнонен Суло Ивановича, Эсолапнен Елена Павловна так же разыскивала сына – Эсолапнен Василия Константиновича.

Лица той национальности, которая подвергалась выселению, проходящие службу в Красной Армии, отзывались с фронта и направлялись в тыловые части, где впоследствии их переводили в трудармию.

Трудармия – это трудовые коллективы по примеру рабочих батальонов, формировались в начале войны по национальному признаку из тех, кому власть побоялась дать оружие в руки. Сначала состоящие из мужчин, но потом направляли туда и женщин. По мере продвижения на запад нашей армии состав рабочих батальонов пополнялся бывшими военнопленными и остарбайтерами, кто не был уличен в связи с врагом. Во время войны оружия им не дали, а после Победы посадить не за что, но все ж таки были в плену…

Одним из уголовных наказаний в СССР являлась ссылка. Этот вид наказания в качестве основного или дополнительного был в царской России, остался и в Советской.

Больше-Муртинский район то же являлся местом ссылки. В районе отбывали ссылку: архиепископ Лука – Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, архиепископ Луганский и Черниговский Ковин Владимир Ильич, Максимова Екатерина Александровна – жена легендарного советского разведчика Рихарда Зорге, Максюк Андрей Васильевич – педагог, создатель духовых оркестров в Предивинске и Б-Мурте, Степун Владимир Августович – актер МХАТа, руководитель драмкружка в РДК и многие другие.

21 февраля 1948 года ПВС СССР издает указ, согласно которому в ссылку в отдаленные территории направляются не только все освобождаемые из лагерей и тюрем, но и уже ранее освобожденные политические заключенные.

Всем известны слова Сталина: «Сын за отца не отвечает». На самом деле отвечает и не он один. В Уголовном Кодексе РСФСР в редакции 1926 года было предусмотрено наказание для ЧСИР (члены семьи изменника Родины). С августа 1937 года начали арестовывать «жен изменников Родины и троцкистов». Дети из этих семей направлялись в детдома и ясли. Если детей, старше 15 лет, признавали «социально-опасным», то они подлежали аресту.

После смерти Сталина репрессии в массовом масштабе прекратились. В феврале 1956 года на проходившем ХХ съезде КПСС выступил Хрущёв с закрытым докладом «О культе личности и его последствиях». На нем впервые была дана правовая оценка преступлений власти против народа. Хрущев свалил все на Сталина, хотя, думается, что он выгораживал в первую очередь себя. Доклад был не объективен хотя бы потому, что брался один период власти одного человека, а не преступления партии и власти против своего народа начиная с 1917 года.

В последующий, постсталинский период с инакомыслием и диссидентством боролись не такими радикальными мерами и не так масштабно. Преследования заключались в увольнениях с работы, исключении из учебных заведений, арестах, помещении в психиатрические больницы, ссылках, лишении советского гражданства и выдворении из страны.

1-2 июня 1962 года в городе Новочеркасске бастовали рабочие электровозостроительного завода. Поводом послужило решение Правительства повысить розничные цены на продукты и распоряжение руководства завода увеличить на треть норму выработки для рабочих. В результате последующих событий солдаты применили оружие. Было убито 26 человек, 87 получили ранения. По решению суда семерых зачинщиков расстреляли, остальные получили длительные сроки лишения свободы.

И это тоже наша страна, наша история. Говоря о достижениях и успехах советского периода, не следует замалчивать неприглядные, негативные события, тоже происходившие в нашей стране.

В начале 1954 года МВД СССР для Н. С. Хрущева подготовил справку по осужденным за контрреволюционные преступления за период с 1921 года до начала 1954 года. Согласно справке за все это время за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3777380 человек, в том числе приговорено к смертной казни 642980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2369220 человек, к ссылке и высылке — 765180 человек.

Даже эти цифры для страны огромны. А если брать расстрелянных, убитых без всякого суда и следствия, во время гражданской войны, Красного и Белого террора, красного бандитизма, умерших от голода и болезней во время массовых депортаций и переселений, умерших от голода в 20-е, 30-е, 40-е годы, то цифра будет в разы больше. И все последующие достижения советского строя меркнут на этом фоне.

Дезорганизационные процессы в народном хозяйстве, социальной сфере, общественной и политической жизни привели к краху советской системы и распаду СССР в 1991 году. Страна вновь погрузилась в революционный хаос и снова с многочисленными жертвами и изломанными судьбами. Страна пришла к тому, от чего ушла 74 года назад, к февралю 1917 года. Стоили ли реки крови и миллионы жизней эксперимента над страной, если все пришло «на круги своя»?

Хотя история и не терпит сослагательных наклонений, но все же историки приводят доводы и факты, что Россия смогла бы пройти свой эволюционный путь развития и без радикальных преобразований страны. Все отрасли экономики, включая сельское хозяйство, развивались успешно, по сравнению с другими странами. Россия не только догнала бы, но и перегнала бы развитые страны, такие как США, Франция, Великобритания, Германия в своем развитии. Но вот тут-то и включается внешний фактор. Сильная Россия западу не нужна, а нужна лишь как сырьевой придаток. Сто лет прошло, но как актуально это все в нынешнее время.

Царь не был противником перемен, реформы в стране проводились. При нем возникли рыночная экономика и конституционный строй.

Предпосылки достижений Советской власти следуют из царской России, а не являются заслугой советского строя, будь то промышленность, сельское хозяйство или же здравоохранение с образованием. Взять, к примеру, план ГОЭЛРО. Проект масштабной электрификации России разрабатывался специалистами еще до 1917 года. Большевики с помощью тех же царских специалистов претворили все это в жизнь. Так и в других отраслях промышленности.

Истребление русской, российской нации, его генофонда началось в 1917 году и продолжалось все последующие годы советской власти. Во время гражданской войны погибли лучшие представители народа с обеих сторон. В эмиграцию уехало большое количество представителей духовной, научной российской элиты. Политические репрессии уничтожали лучших представителей общества: учителей, врачей, ученых, священнослужителей, музыкантов, художников, писателей, поэтов, руководителей всевозможных рангов различных предприятий, активную часть рабочего класса и крепких крестьян-хозяйственников. Это делалось сознательно?

С пышностью и торжественностью по стране отмечали столетие Октябрьской революции. Но столетие Февральской прошло как-то незаметно, без праздничного официоза. И это неправильно. Революцию следует рассматривать как единое целое на весь период с февраля по октябрь 1917 года, а не делить на две – буржуазную и пролетарскую. Это следует из того, что после февраля ситуация в стране не стабилизировалась, революционный хаос, царивший в стране все восемь месяцев, вылился в октябрь, который привел к гражданской войне и расколу России на две: Белую и Красную.

И вот по прошествии ста лет все так же нет примирения в нашем обществе, мы все те же: красные и белые. И, в большей степени, это делается сознательно. Политики с «высоких» трибун и с экранов телевизоров ностальгируют по ушедшей эпохе, приводят доводы «как хорошо в стране советской было жить». И ностальгия уходит в воспоминания о социальном государстве, пределе мечтаний человека. Это обычно СССР образца 1970-х начала 1980 годов. А вот спроси любого, хочет ли он жить в СССР в 20-х, 30-х, 40-х годах, быть расстрелянным в подвалах ЧК-НКВД, сосланным в лагеря Воркуты или Магадана, либо умереть с голоду, когда весь хлеб из амбара выгребли безжалостные революционные матросы продотрядов? Наверное, никто не захочет.

В данном материале названы наши земляки-большемуртинцы, пострадавшие во время строительства «светлого будущего» в нашей стране. Все они впоследствии реабилитированы. Значит, не было с их стороны преступного умысла, ни против власти, ни против народа. Но это лишь тысячная часть тех «щепок», которые летят, когда лес рубят. Их, по ком катком прошлась репрессивная машина советской власти, гораздо больше. Список всех арестованных, сосланных, осужденных, расстрелянных займет не один номер газеты.

Нужно знать историю своей страны, гордиться ее достижениями, но не следует забывать и о «некрасивых» страницах нашей истории, какими бы кровавыми и горькими они не были.

Александр Черня, Красноярск.

Опубликовано: «Новое время»: № 2-13.01.2018; № 3-20.01.2018; № 4-27.01.2018; № 5-03.02.2018.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е