Человек эпохи Возрождения


Хочу рассказать красноярцам об удивительном исследователе, патриоте севера нашего края и особенно города Игарки Александре Игоревиче Тощеве.

С берегов Невы - на Енисей

Он родился 16 февраля 1957 года на хуторе Кривовском Обливского района Ростовской области. В 1979-м окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета. По распределению был направлен на Игарскую студию телевидения.

Работал корреспондентом, старшим редактором. С 1995 по 2016 год был директором здешнего Дома ремёсел, занимался организацией выставок в Музее вечной мерзлоты. А ещё он умел читать рукописи XIV-XV веков, знал несколько иностранных языков, постоянно выступал с докладами на международных научных конференциях в Санкт-Петербурге, Красноярске, Томске.

Был истинным патриотом Игарки, привлекался к разработке генплана города как специалист, владевший большим объёмом информации по этому вопросу. Скончался скоропостижно, в расцвете своих творческих сил, 4 июня 2016 года в родной Игарке.

Только после смерти стал по-настоящему проявляться масштаб этой личности, сейчас его всё чаще называют человеком сибирского Возрождения, потому что в своих исследованиях он смело переходил любые границы на пути к познанию, был способен делать открытия, которые по-новому позволяют понять историю не только Красноярья, но и всей России.

Ещё в Ленинграде он всерьёз занимался историей создания царём Петром первой печатной газеты "Ведомости". Одна из его работ размещена теперь в электронной библиотеке Пушкинского Дома Санкт-Петербурга.

В 2009 году в книге "Петербург газетный" была опубликована статья Александра Игоревича "Окно в Россию. Графическое оформление первой русской печатной газеты "Ведомости" 1702-1727 годов".

Домремёсловская семья

В Игарке он увлёкся созданием детского Дома ремёсел. Был убеждён, что здешним ребятишкам необходимы бесплатные занятия художественным творчеством.

Предприниматели помогли с ремонтом - в 1996 году всё было готово. Причём наряду с мастерскими для занятий с детьми Тощеву совместно с муниципалитетом удалось открыть выставочный зал.

- Многие из ребят сформировались как творческие личности благодаря атмосфере дружной "домремёсловской" семьи, в которой Саша был не просто организатором и рачительным хозяином, а прежде всего - интереснейшей неординарной личностью, притягивавшей к себе молодёжь,- вспоминает художник Татьяна Сергеевна Черкасова.

А ещё Александр Игоревич написал множество статей и книг об Игарке, которая была для него живым существом. Он знал историю города до мельчайших подробностей. Сам автор в предисловии ко второму выпуску книги "Игарка древняя, Игарка загадочная" говорил: "В её судьбе ещё масса неясного, спорного, неожиданного, многие исторические вопросы бередят ум и душу".

Пожалуй, одной из самых интересных тем его исследований является изучение вопроса, когда и кто основал Игарку и что означает само это слово. Итоги этой многолетней кропотливой работы изложены в обширной статье "Игарки свет сквозь 300 лет".

Александру Игоревичу удалось раздобыть копии первых карт Сибири, на которых есть Игарское зимовье. В конце концов он доказал сам факт более чем 300-летнего существования Игарки. Эта гипотеза под его влиянием превратилась сейчас в аксиому!

Одной из значимых страниц в истории северного города является создание книги "Мы из Игарки", вышедшей в 1938 году в Ленинграде. Она была написана по замыслу и плану Максима Горького, к которому обратились игарские школьники в 1935 году.

Большинство юных авторов были из семей ни в чём не повинных людей, насильно высланных из родных мест в годы сталинского режима. Истории игарчат, написанные с детской непосредственностью, прошли тогда строгий отбор. Но что случилось потом?

В 2000 году в Москве вышло ещё одно издание - "Мы из Игарки". Недетская судьба детской книги", в которое вошли материалы о судьбах авторов легендарного издания. Авторы-составители труда - супруги Мария Мишечкина и Александр Тощев.

Занимался Александр Игоревич и историей застройки Игарки. В итоге родилась книга "От утопии - к науке, от вечной мерзлоты - к городу солнца". В ней Тощев рассматривает на примере Игарки наследие известного архитектора-конструктивиста Ивана Леонидова.

Молодой архитектор (ему было всего 28 лет) попал в Заполярье не по своей воле, но сумел построить объекты, опередившие время. Это здания горсовета на улице Большого Театра и управления Торгового морского (позже - речного) порта.

История дороги - судьба людей

Увлекла Тощева и судьба объекта N 503 ГУЛАГа (железной дороги Салехард - Игарка), "которая должна была соединить европейскую часть нашей страны с местами наибольшего сосредоточения полезных ископаемых по Северу России, вплоть до Норильска". Грандиозная стройка велась с 1947 года, но так и не была завершена.

Александр Игоревич установил контакты со многими учреждениями и организациями, с бывшими узниками ГУЛАГа - свидетелями и участниками строительства трансполярной магистрали. Результатом стали три сборника "Стройка N 503". В группу составителей вошли также директор краеведческого комплекса "Музей вечной мерзлоты" М. В. Мишечкина, главный хранитель музея В. А. Кохан, научный сотрудник Н. Е Немченко.

Особые отношения связывали Александра Игоревича с музеем А. Д. Сахарова, где проходили выставки, посвящённые истории строительства "дороги в никуда". Многое связывало Тощева и с председателем красноярского общества "Мемориал", неутомимым А. Бабием.

Из воспоминаний Алексея Андреевича: "Принцип Тощева - никаких домыслов, только факты, только документы. Человек неравнодушный, Александр остро переживал всё, что связано с "503-й". Все экспедиции, которые отправлялись через Красноярск в Ермаково, я инструктировал: ни в коем случае не пройдите мимо Музея вечной мерзлоты! Согласуйте с ними все ваши планы! Потому что эта стройка - их зона ответственности. Им больно смотреть, как сдают на металлолом катера и рельсы, как увозят неизвестно куда раритетные паровозы".

Вот какую оценку дал А. Бабий этому труду: "Та работа, которую Александр проделал вместе с супругой Марией Мишечкиной по стройке "Салехард - Игарка",- поражает. По сути, их трёхтомник о стройке N 503 - наиболее полный научный труд об этом лагере".

Кто-то предложил однажды называть Тощева Игарковичем. Как никто он заслужил это отчество.

А как-то раз литовский историк Римвидас Раценас рассказал ему о своей высылке в Игарку. Позже попросил помочь в установке здесь памятника репрессированным литовцам. И Тощев, и Мишечкина не только всё сделали, но и каждый год контролировали состояние гранитного сооружения.

Александр Игоревич охотно откликался на просьбы коллег высказать своё мнение о каком-либо вопросе из истории отечества или о проблемах развития музеев. Так появилась интереснейшая статья "Надо ли сохранять "ленинские" экспозиции в музеях, и если да, то как их интерпретировать?". Она была опубликована в 2002 году и не потеряла своей актуальности и сегодня.

Тайна Китовраса

Александра Игоревича волновали сибирские загадки. Одна из них затрагивается в статье, изданной отдельной брошюрой "Тайна "сибирской тьмы" 1938 года" (о солнечных затмениях). Другая - падение Тунгусского метеорита - исследуется в его работе "Игарка - ключ к тунгусскому взрыву, или Игарка ломает материки".

Последний проект, над которым работал Александр Игоревич, назывался "Китоврас раскрывает сибирские тайны".

Идеи томских учёных (в их числе - физик Е. Г. Вертман) захватили многих исследователей, которые пытались узнать историю появления древнего изображения Китовраса на металлических бляхах и церковных хоросах, обнаруженных в Сибири.

Александр Игоревич взял на себя работу с музеями. Три основополагающие статьи под единым заглавием "Откуда пришёл на Север Китоврас?" опубликованы им на сайте Музея вечной мерзлоты. Ряд материалов, написанных в соавторстве с Вертманом, обнародованы на конференциях, которые проводились в Томске (статьи "Древние працивилизации в Сибири", "Сибирь - прародина Таймыра"). Удалось установить, что оригиналы изображений мифического существа, похожего на античного кентавра, впервые появились именно в Сибири.

Вот как Е. Г. Вертман писал о своём сотрудничестве с игарчанином Тощевым:

"Наш проект благодаря ему поддержали более 20 российских музеев. След Китовраса обнаруживался повсеместно, даже в Нью-Йорке. Александр Игоревич был убеждён, что наш поиск имеет огромное значение для настоящего и будущего России".

Тощев был уверен, что Китоврас - это древнерусский крылатый символ мощного северного гиперборейского божественного царя, защитника всех народов. В трудное для нашей страны время он неслучайно снова возник из далёкого прошлого в чистоте и правде среди белых снегов и льдов Заполярья.

Александр Игоревич, по сути, хотел в ходе своих поисков рассказать людям, что для России грядёт новая эпоха, эпоха справедливости и мирной жизни, которая уже случалась в древности и называлась золотым веком. Он хотел приблизить её и поэтому трудился над проектом днём и ночью, до самого конца, пока были силы.

Итог этого подвижнического труда Александр Тощев подвёл в собственных стихах:

Осталась жизнь за мёрзлой параллелью.
Воспоминанья стынут на губах.
Но мысль взрывает старой жизни келью,
И звёздный час взметает в звёздный прах...

Екатерина БЫКОВА.

Фото из архива М. МИШЕЧКИНОЙ. Игарка.

Красноярский рабочий 18.05.2018


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е