Было в светлой книге много детского молчания


О книге "Мы из Игарки" написано и сказано много, особенно если учесть, что со времени её издания прошло 80 лет.

"Солнечная" повесть о студёной Игарке

Мало того что книга эта переиздавалась четырежды в прошлом столетии (многое теряя при этом в содержании), журналисты и краеведы не раз обращались к разным эпизодам её создания, судьбам авторов и организаторов.

В 1988 году мы увидели впервые документальное киноповествование об этой книге на фоне массовых репрессий того времени. Фильм режиссёра Сергея Мирошниченко "А прошлое кажется сном" был сделан с участием её авторов и В. П. Астафьева.

Годом раньше челябинская журналистка О. С. Булгакова опубликовала ряд статей в газете "Советская Россия", а вскоре выпустила повесть о судьбах ребят "Теплоход идёт в детство". В 2000 году общество "Возвращение" (Москва) совместно с Игарским музеем вечной мерзлоты (а я тогда являлась его директором) выпустило исследование "Мы из Игарки". Недетская судьба детской книги".

Всякий раз, возвращаясь к этой истории, я вновь и вновь прихожу к выводу, что её "солнечность" и глубокий оптимизм, любовь к городу, его героям, к северу действительно искренне переданы юными авторами. Главное достоинство книги в том, что в ней живёт чистота детских помыслов, тонкое восприятие происходящего. Только в ней сохранены многие детали истории города, проведения Карских экспортных операций, которые вы не найдёте ни в архивах, ни в газетах того времени.

Издание 1938 года выполнено очень качественно, им занимался сам С. Я. Маршак в "Лендетиздате". Рисунки детей были затеряны, но использовались редкие, выразительные фотографии тогдашнего корреспондента газеты "Красноярский рабочий" С. О. Малобицкого и школьников (их более 70).

Сразу отмечу, что, изучая историю появления книги на протяжении 30 лет, я не склонна считать её явлением сугубо идеологическим, пропагандистским. Для меня это историческое явление, объект культурного достояния.

Взрослые, конечно, были главными организаторами, они позаботились о том, чтобы в сборник не вошли рассказы детей о том, как они болели, живя в бараках, как голодали и ждали отцов, которых забирали по ночам, а счастливые повествования укрепили в духе времени фразами о любви к вождю И. Сталину.

Но знакомство с оригиналами сочинений убеждает в том, что ребята были очень хорошо подготовлены к литературному творчеству. Как отмечал в предисловии к последнему изданию книги Виктор Астафьев, их "охватил творческий зуд, повсюду стали издаваться рукописные журналы, для которых сами школьники придумывали названия, сами писали в них стихи, заметки, рассказы и очерки".

Лучшие работы печатались в газете "Пионер Заполярья". Степан Перевалов и Валентин Калачинский состояли некоторое время даже в штате редакции "Большевик Заполярья". Якову Почекутову и Михаилу Цехину позволяли вести уроки литературы и русского языка в младших классах. Это было поколение не просто одарённых детей, они имели сильные характеры, обладали волей и мужеством.

Во взрослой жизни все эти качества тоже проявились. Прежде всего - во время Великой Отечественной войны, когда многие из числа авторов и их помощников (а их более 110) ушли на фронт. Не вернулись с полей сражений Ника Бухаров, Коля Дардаев, Гоша Лукин, Толя Коршунов, Ваня Копылов, Валя Марков, Серёжа Ярцев, Миша Золотарёв. Как рассказывал В. П. Астафьев, в числе погибших был и его однофамилец Вася Астафьев, мечтавший стать поэтом.

Многие авторы стали известными художниками - Ф. Ф. Дзюба, А. Г. Мосин, журналистами - Г. И. Антипов, В. А. Калачинский, учёными - М. К. Цехин, Г. Ф. Шамов, педагогами - Я. В. Почекутов, М. Х. Нагленко, крупными специалистами в различных областях - Б. Н. Иванов, Н. И. Вебер и другие.

Сейчас Интернет позволяет детально ознакомиться с творчеством Фёдора Дзюбы и Анатолия Мосина, известных художников, мы же в 80-90-е годы искали информацию об авторах вместе с группой детей и учителей только по переписке. И нам не всегда везло. Во всяком случае, работы Дзюбы и Мосина я смогла увидеть только сейчас.

Пистолет - у отца под подушкой

Нельзя утверждать, что в число авторов не попадали дети репрессированных. У Михаила Цехина и Сергея Ярцева отцы были расстреляны в Игарке в 1937-1938 годах, но рассказы этих ребят не были исключены из книги.

Более того, сёстры Черноусовы - Любовь Петровна и Ольга Петровна, Хлебниковы Любовь Михайловна и Евгения Михайловна, приезжавшие в Игарку на 50-летний юбилей книги, рассказали, уже не боясь и не оглядываясь по сторонам, что их отцы были репрессированы в 30-е годы, но в школе учителя никогда не называли их детьми врагов народа. Педагоги были мудрыми и порядочными людьми, они подавляли пропаганду культа ненависти к репрессированным.

Школьники часто работали рядом со взрослыми рубщиками, коногонами и даже на погрузке экспортной продукции. И несмотря на то, что в порт приходили только иностранные пароходы, доступ на морские причалы был свободным.

Поразительно, но дети общались с иностранными моряками, бегали по их просьбе за сигаретами. Не было никаких запретов. Контроль за жизнью в городе был возложен тогда только на комендатуру. Но детвора хорошо знала и понимала, как нужно себя вести.

Я очень люблю перечитывать рассказы в главе "В порту" - "Негр" Яши Почекутова, "Мали товарич" Васи Астафьева. Настолько это колоритное и живое повествование, просто захватывает!

И мне трудно было представить даже в 80-е годы, когда я создавала музей истории детской книги при городской радиоредакции и встречалась лично с авторами книги, в том числе и с Я. В. Почекутовым, что в жуткие 30-е было дозволено свободное посещение морских причалов. В детях и их "правильном" воспитании никто не сомневался! Многие из них знали, что взрослых могут арестовать, поэтому лишнего не говорили.

Интересные подробности поведал мне Борис Николаевич Иванов, кстати, автор не только рассказов, но и чудесных фотографий, в том числе и для обложки первого издания. В детстве он был хорошо информирован о том, что происходило с людьми по ночам. Его отец работал в прокуратуре. Под подушкой у него лежал пистолет. Сын спросил отца - зачем? Тот ответил прямо: "Меня могут забрать в любой момент, как многих других. Я не хочу сдаваться добровольно, потому что знаю, что меня ждёт".

За каждым рассказом ребёнка в этой книге всегда стоит недоговорённость, недетское молчание. Они были намного взрослее, чем казались. Но умели скрывать "свою" правду, приукрашивать, потому что знали, чего хотят от них взрослые.

Любопытный факт приводит в книге "Недетская судьба детской книги" мой покойный муж А. Тощев. Он нашёл протокол N 48 бюро горкома партии от 19.10.1935 года. Из него мы узнаём, что было заслушано "сообщение секретаря ГК комсомола Михалёвой о классово-враждебной вылазке в средней школе 2-го спецпереселенческого участка: ученики 2-й группы Голубев и Граблевский изорвали портрет тов. Сталина".

Здесь же было принято мудрое решение об издании детской газеты - известно, что В. П. Остроумова особенно трепетно относилась к вопросам "перековки" трудпереселенцев. Многие дети хорошо понимали, что для безопасности всей семьи лучше меньше задавать вопросов. Но ведь были и ребятишки, которые лишились родителей уже в Игарке, и их поведение было непредсказуемым.

Удивительным остаётся сам факт выхода в свет этой книги. Много раз всё сводилось к тому, что её издавать не будут. Это было время тотальных арестов, расстрелов. Трагическая судьба постигла всех организаторов этого проекта.

Бесследно исчез сотрудник местной газеты, "душа" юных литераторов Борис Верёвкин, был арестован и Анатолий Климов, официальный составитель книги.

"Сталин в юбке"

Печальной оказалась судьба и одного из главных организаторов издания - В. П. Остроумовой, начальника политотдела Главсевморпути, первого секретаря Игарского горкома партии.

Будучи фанатично преданной идеалам социализма, имея связи в Москве со времён работы с Лениным и в дипломатических представительствах, она разработала схему организации создания детского труда на таком уровне и с такой поддержкой, что успех был обеспечен.

Чего не могла предусмотреть Валентина Петровна, так это чёрной полосы террора, урагана наветов, который сметал на своём пути всех. Коснулся он и её в 1937 году - Остроумовой предложили выехать на лечение, затем началась её травля, которая закончилась расстрелом в Москве в 1941 году.

Между тем она привлекла в 1935 году к созданию книги не только М. Горького, который помог разработать её план, но и французского писателя, друга советских пионеров Р. Роллана. Нашла Анатолия Климова, командировала его в Игарку.

Она создала агитационную сеть в Игарке с изданием листовок, направленных на вовлечение каждой семьи в помощь юным дарованиям, и выпуском городской детской газеты, чтением рассказов по радио, договорилась с С. Я. Маршаком об издании. Но увидеть результат своих стараний Валентине Петровне было не суждено.

В нынешнем году исполнилось 120 лет со дня рождения этого энергичного и преданного Игарке руководителя, которую американская журналистка Рут Грубер очень точно назвала "Сталиным в юбке".

В поле моего зрения при подготовке книги "Мы из Игарки". Недетская судьба детской книги" в конце 90-х годов не могли попасть сведения о том, как готовилась международная выставка 1939 года в Нью-Йорке. Сейчас все материалы размещены в Интернете, есть ссылка на постановление СНК СССР от 16 марта 1937 года об участии в ней Советского Союза.

Грандиозность экспозиции нашей части выставки поражает. Советскому Союзу дали редкую возможность представить достижения страны в процветающем городе капитализма, и она была использована эффективно. Не сомневаюсь в том, что Остроумова, которая всегда была в курсе главных событий страны, предложила свои варианты презентации достижений Игарки, первого форпоста социализма на Крайнем Севере, который часто называли "витриной" Страны Советов.

Одним из них стало написание книги, но не взрослыми, а детьми. На тот момент публикаций о героическом покорении Севера было немало, в зарубежной прессе об Игарке писали Отто Геллер, Рут Грубер, Питер Смолка и другие.

Нет документальных подтверждений того, что в план размещения предметов на выставке входила и эта книга, но характер Остроумовой был таков, что она, отлично понимая, насколько удачной может стать презентация подобной книги в Америке, лично бралась за реализацию плана и делала всё обстоятельно, доводя до конца.

Авторы книги убеждены были в том, что идея её написания родилась среди самих детей. Они обсуждали в 1935 году вышедший в Иркутске сборник "База курносых" и загорелись желанием подготовить свой. Возможно, так и было. Но у взрослых жизнь протекала по своим, идеологическим, законам.

Маршак прошёл путь до конца

К счастью, даже во времена массового террора книге суждено было пройти свой путь до конца. Она готовилась к изданию в 1937 году С. Я. Маршаком в тот период, когда большая часть редакторов "Лендетиздата" была арестована.

Одному из редакторов - Т. Г. Габбе - были предъявлены обвинения в том, что при корректуре книги "Мы из Игарки" она вносила правки антисоветского характера.

Защищая своих коллег, Самуил Яковлевич упорно продолжал готовить книгу. Он отстоял её. В середине 1938 года она ушла в набор, а в октябре была сдана в печать. Но дети не могли её увидеть даже к концу года. Как рассказывал нам Степан Перевалов, в Игарку были доставлены только 2 экземпляра, и даже за деньги авторы не могли её купить.

"За прекрасным всегда скрыта какая-нибудь трагедия" - это изречение Оскара Уайльда очень точно отражает историю создания книги "Мы из Игарки". Светлое повествование о счастливом детстве школьников, которые стали свидетелями освоения арктических просторов, всегда имело двойника, созданного как раз тем самым недетским молчанием.

Мария МИШЕЧКИНА. Кострома.

На фото: Обложка первого издания книги. 1938 год; Иллюстрации из первого издания: шумовой оркестр, танцующая девочка, школьники Игарки.

Фото из личного архива автора.

Красноярский рабочий 15.08.2018


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е