С Поволжья – в край вечной мерзлоты


История репрессии семьи Шлотгауэр

Недавно у меня произошел разговор о репрессиях с Владимиром Шлотгауэр, который приехал с женой в Ермаковское погостить к своей сестре Екатерине. И тот, и другая родились в числе пятерых детей в немецкой семье в Норильске, куда родители были депортированы с Поволжья.

Отец их, Иван Иванович Шлотгауэр, 1918 г.р., был родом из села Паласовка Саратовской области. Его будущая жена, Амалия Петровна Мауэр, 1915 г.р., жила в Бельцерском районе той же Саратовской области.

Они были депортированы в 1943 году. Как и другие, вынуждены были оставить свои дома и хозяйство. Брать с собой разрешалось не более пяти килограммов груза, будь то продукты или вещи. Ехали в Сибирь в вагонах-теплушках. Многие не выдерживали долгого пути, умирали от голода и холода. По воспоминаниям старших, никто умерших не хоронил, их просто сбрасывали с поезда между станциями…

Сослали эту партию немцев туда, где требовались рабочие руки, - на Север, строить промышленный город Норильск и его рудники. Будущие супруги ехали в разных вагонах. Познакомились уже в месте ссылки. Полюбили друг друга, создали свою семью, пошли дети. Свой брак зарегистрировали в декабре 1957 года, когда у них родился четвертый ребенок (дочь Екатерина). Всего их у Ивана Ивановича и Амалии Петровны было пятеро – три дочерей и два сына.

Иван Иванович строил ЛЭП в поселке Талнах. Работал на совесть, в послевоенные годы его портрет нередко висел на Доске Почета. Сама по себе работа была тяжелой, ведь строительство велось в условиях вечной мерзлоты. Однако, несмотря на усталость, Иван Иванович находил время и силы для рыбалки и охоты, чтобы прокормить многодетную семью. Жена Амалия сидела дома с детьми, которые требовали ухода.

Жили в длинных, примитивных бараках под названием «Балкострой». Каждой семье отводилась одна небольшая комната. И в такой комнате-клетушке их ютилось семь человек. Родителей реабилитировали в 1956 году, после съезда партии, осудившего культ личности вождя. И вот тогда семье Шлотгауэр дали квартиру в кирпичном доме.

В 1963 году из-за болезненного состояния отца (ему советовали сменить климат), семья переехала в деревню Черная Кома Новоселовского района Красноярского края. Там жил их земляк по Норильску, который и позвал их сюда. На новом месте их, людей немецкой национальности, встретили настороженно, а ребятня и вовсе не церемонилась с младшими Шлотгауэрами. Дразнили, обзывали их: «Фрицы!», «Немцы недобитые!» Сколько раз дети приходили домой в слезах, и девчонки, и мальчишки. Отец строго-настрого наказывал сыновьям: «Не вздумайте драться! Если хоть пальцем кого-то тронете, будет еще хуже». И дети молча сносили обиды. К счастью, такое отношение к ним продолжалось недолго. Очень скоро жители села оценили трудолюбие, многогранные способности приезжих немцев и стали уважать их.

Один Иван Иванович чего стоил! Мало того, что на работе (и как скотник, и как плотник) отличался старательностью, так еще был и мастером на все руки. Мог и сапоги отремонтировать, и валенки подшить, и столярную работу сделать, и многое другое. Эту черту его переняли и сыновья. Сегодня, например, жена Владимира не нарадуется, что ей повезло с мужем – все умеет делать, чего не коснись… Мама у них хорошо пела, и ее гены передались дочерям. Екатерина уж точно пошла в маму…

С детства родители приучали детей к труду, чтобы все умели делать сами. Потому в школьные годы они могли и дрова пилить, и сено для коровы косить, и за огородом следить. Мальчишки обычно за живностью ухаживали – накормить, напоить корову, свиней, кур, убрать за ними было их заботой. Девочки помогали маме по дому.

Владимир и Екатерина признались, что мама с папой никогда никому не рассказывали о своей прошлой жизни, и детям своим тоже, видимо, чего-то боялись. На своем родном, немецком языке, говорили только дома. Дети их хорошо понимали, однако сами всегда говорили на русском. Им, ребятишкам, родители всегда наказывали вести себя примерно, не хулиганить, не обижать других. И только тогда, когда дети повзрослели, они узнали, что их семья подвергалась репрессии…

Жили в маленьком домишке, но отец был таким умельцем, что где бы они не жили, он всегда создавал уют и красоту. И дом, и двор их всегда были привлекательными, ухоженными, чистыми на загляденье.

В этой деревне они жили до 1973 года, потом уехали в Казахстан, в город Павлодар, где прожили несколько лет. И все же снова вернулись в Черную Кому. На этот раз руководство и сельчане встретили их очень тепло. Семье предоставили двухкомнатную квартиру, дали землю под огород. И отец все снова обустроил как нельзя лучше. Однако непосильный труд и неустроенная жизнь на суровом Севере надорвали здоровье родителей: отец прожил только 63 года, а мать умерла и того раньше – в 57 лет.

Сегодня из пятерых детей Шлотгауэров живут и здравствуют трое. Иркутянин Владимир Иванович посвятил себя профессии, связанной с вычислительной техникой. Екатерина Ивановна – с медициной. Сейчас она вместе с мужем и дочерью трудится медсестрой в стоматологическом кабинете Ермаковской ЦРБ. Старшая сестра Наталья Ивановна, живущая в поселке Дубинино Шарыповского района Красноярского края, всю жизнь отдала работе в детском саду, где была воспитателем. Все трое вырастили детей, дождались прекрасных внуков. Жизнь продолжается…

Лариса Голубь


На снимке: Иван Иванович Шлотгауэр, 1959 г.

Нива (Ермаковское) 25.10.2018


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е