Достопамятная Игарка


В этом году исполнится 90 лет Игарке - городу с удивительной историей, "самому деревянному городу в мире", как писала о нём в 30-е годы прошлого века зарубежная пресса, городу-порту на севере края, откуда во все концы мира на протяжении нескольких десятилетий морские лесовозы увозили ангарскую сосну...

Народ здесь жил и живёт особый

Об Игарке написано много книг как отечественными, так и иностранными авторами. Знаменательно, что именно сейчас, в канун юбилея, появилась ещё одна - "Достопамятная Игарка".

Её автор - Мария Мишечкина, журналист телевидения и радио, недавний директор Музея вечной мерзлоты, отдавшая своему делу более 20 лет, Почётный гражданин города.

Книга захватывает уже с самых первых строк - с предисловия. Подкупает своей искренностью, своей душевностью, добрым посылом к читателю. Чувствуется, что она писалась с любовью к Игарке и её жителям...

Автор настолько точно передала привязанность игарчан к своему городу (даже когда многие разъехались, даже когда уже нет каких-то домов, улиц, уголков), что у каждого, кто соприкасается с книгой, возникает ощущение, что написано это именно о нём.

"По количеству фотографий, которые мы храним, нетрудно понять, к чему прикипела душа больше. А в современном веке это легко определить и по социальным сетям,- пишет Мария Вячеславовна.- И уехавшие из Игарки, и живущие там поныне размещают фотографии дорогих сердцу памятных мест родного города. И мы, уже десятки раз видевшие фото пристани речного порта, отгрузки лесного экспорта на морские суда, передвижения в протоке речных катеров, яркой природы, увлекательной рыбалки, вновь и вновь с жадностью рассматриваем их. Уже и зданий многих нет, и лесопильно-перевалочный комбинат закрыт, и морские суда в протоку не заходят, а мы всё вглядываемся в это наше счастливое прошлое и понимаем, что это часть нас самих. И с этим уже никак не расстаться".

И чуть далее читаем: "...Игарчане вспоминают то, что любили и любят до сих пор. Свой дом, подъезд, двор, завалинку, школу, берег Енисея, балок, лодку, дорогу в лес. Многим дороги контуры города, который мы привыкли видеть из окна самолёта. И, бесспорно, все помнят необычный окрас солнца, которое ненадолго появляется в период полярной ночи, обломки льда в период ледохода. Такое действительно увидишь только в арктической зоне!"

Ну как не согласиться со словами автора, что "игарчане - особый народ...", что нигде в других городах не встретишь такой привязанности жителей к своему родному уголку, что это "редкое единение людей, которое присуще, пожалуй, только жителям маленьких северных поселений".

Даже если бы "Достопамятная Игарка" была написана более строгим, научным языком, она всё равно представляла бы познавательный интерес, но в том-то и изюминка, что Мария Вячеславовна всё сказанное пропускает через себя, через своё сердце, а потому при чтении книги возникает особая доверительность к написанному, некое родство автора и читателя. Мишечкина пишет о городе как о живом человеке - с любовью и трепетом. И это дорогого стоит!

"...Где мостовые скрипят, как половицы"

Вместе с автором читатель совершает увлекательное путешествие по Игарке, начиная с 30-х годов прошлого столетия и заканчивая сегодняшним временем. Узнаёт, знакомясь с фотографиями необычных деревянных зданий, что архитектором их был опальный И. И. Леонидов, работающий в стиле конструктивизма.

Каждое здание строили по индивидуальному проекту, поэтому оно имело неповторимый облик и представляло собой образец деревянного зодчества. Это Дом Советов, или, как его называли, игарский Кремль (его украшали портреты политических вождей: Сталина на самом верху и Микояна, Калинина - на балконах), Дом пионеров (с портретом Ворошилова), здание торгового (речного) порта, драматический театр на улице Смидовича, здание совпартшколы (позднее - педагогического училища народов Севера), клуб иностранных моряков, жилые дома 30-50-х годов и другие.

Примечательно, что многие здания показаны для сравнения дважды - вот таким оно было в 30-е или 50-е годы, а вот так выглядело, к примеру, в 2007-м. Большинство старинных исторических строений постигла печальная участь - они сгорели во время пожаров, которых в Игарке за её историю, увы, было множество.

Заинтересуют читателей раритетные снимки, взятые из уникального альбома мерзлотной станции (собиратели фото - сотрудники мерзлотки А. М. Пчелинцев, Н. Е. Федотов, П. А. Евдокимов), из архивов старожила города Л. А. Барановского, авторов книги "Мы из Игарки", в частности, Б. Н. Иванова, семьи Григориади, а также из архива супруга Марии Вячеславовны А. И. Тощева, который много лет занимался историей города.

На старых снимках видны широкие деревянные мостовые. Ведь из дерева делались не только тротуары, но и проезжая часть улиц. Это придавало особый шарм городу. Благодаря деревянным настилам, он казался необыкновенно уютным и ухоженным.

"А я иду по деревянным городам, где мостовые скрипят, как половицы",- писал побывавший в Игарке, будучи молодым геологом, Александр Городницкий, известный академик, океанолог, бард-романтик. Деревянные мостовые просуществовали вплоть до начала 60-х годов, о чём и свидетельствуют снимки.

Целая глава посвящена в книге одной из главных достопримечательностей города, получившей мировую известность,- Музею вечной мерзлоты, истории его возникновения и развития. И те, кто бывал в нём, и те, кто только мечтает об этом, с интересом будут рассматривать снимки зданий-отделов, подземелья с его залами, катком, разрезами вечномёрзлых грунтов, образцами льдов и всевозможными экспонатами разных лет.

Музей этот вырос из Игарской научно-исследовательской мерзлотной станции, где работали учёные-энтузиасты, которые не только занимались наукой, но и показывали жителям города такое таинство природы, как вечная мерзлота.

Мишечкина, возглавлявшая музей два десятилетия, подробно рассказывает, как благодаря реконструкции расширялся его диапазон и возникали новые отделы, связанные с краеведением. Один из них называется "Объект N 503", посвящённый строительству железной дороги Салехард - Игарка, известной как Сталинская железная дорога, или Мёртвая дорога.

Тема репрессий не всегда была угодна властям, и многие главы местной администрации делали попытки закрыть этот отдел. Но сотрудники музея, верные своему долгу, сумели отстоять его как важную веху в истории заполярного города.

Этой темы автор касается и на других страницах книги, рассказывая о мужской и женских зонах политических заключённых в самом городе, о лагпунктах по линии строительства дороги, которые назывались колоннами, о посёлке Ермаково, ставшим центром стройки 503, о поклонном кресте в Агапитове, установленном во имя памяти сосланных туда в 1942 году мучеников...

Благодаря стараниям сотрудников музея на его территории в 90-е годы появился "уголок совести", как его окрестили бывшие репрессированные. Он представляет собой постамент из металла и дерева, на котором установлены памятные доски. Две из них - от литовцев и латышей, третья, с текстом "Безвинно пострадавшим в годы репрессий",- от игарчан.

"И ведь им это было нужно!"

Немалое место отведено в книге градообразующему предприятию - лесопильно-перевалочному комбинату. Редко кто из жителей Игарки не бывал там. И школьники, и взрослые принимали участие в субботниках по уборке территории ЛПК от снега и мусора. В летнее время кто-то подрабатывал на набивке пакетов, кто-то работал рубщиком (учётчиком), а кто-то на всю навигацию шёл в цех погрузки стивидором.

Поэтому, читая строки о лесокомбинате, невольно вспоминаешь неповторимый запах сосны, который источали и штабеля, и жёсткие пакеты из досок, и свежие опилки только что распиленных на раме брёвен... Видишь снующие по улицам и проулкам склада готовой продукции автолесовозы, морские корабли и краны-великаны "Ganz" у причала...

Рассуждая о судьбе Игарского морского порта, о том, насколько правомерно было его закрытие, автор опирается на книгу известного исследователя Карских экспедиций М. И. Белова "История открытия и освоения Северного морского пути" и на основательный, аналитический труд специалиста по лесоэкспортным операциям, игарчанина Г. П. Лапина "Летопись Игарского ЛПК за 80 лет".

С 1924 по 1970 год за сибирским лесом в Игарку приходили иностранные пароходы. "И им это было нужно!" - подчёркивает Мишечкина. Позже, с 1971 года, древесину отправляли за границу на советских теплоходах.

"И странное дело, никто не доказал на цифрах, что это было невыгодно государству,- продолжает рассуждать она.- При этом развивался город, развивалась торговля, отечественный флот, авиация, высоко ценился сибирский лес. Да и Северный морской путь был востребован!"

Трудно не согласиться с мнением Марии Вячеславовны, что сейчас сибирский лес вырубается бесконтрольно, распродаётся без ведома государства и сгорает ежегодно в больших объёмах. Горько осознавать это.

Рассказывая о городе, автор выверяет каждые факт, цифру, дату, ссылаясь на подлинные документы, личные воспоминания людей. Поэтому в книге нередко фразы начинаются так: "Мне довелось познакомиться впервые с отчётом Севенстроя за 1929 год..." И далее говорится о том, что в Игарку прибыли в то лето 1 046 человек, и 42 процента из них уехали раньше окончания строительного сезона из-за климата и тяжёлых условий...

Или: "Однажды мне довелось изучить протоколы заседаний бюро Игарского горкома ВКП(б) за 1935 год. Именно там было принято решение об открытии трёх отделов совпартшколы..."

Или: "Мне удалось встретиться с автором книги в 2003 году..." Речь идёт о встрече с историком архитектуры А. П. Гозак, написавшим книгу "Иван Леонидов".

Личных встреч с интересными людьми у Марии Вячеславовны было немало. Среди них старожил Л. А. Барановский, директор неполной школы N 12 Е. Г. Пятницкая, авторы книги "Мы из Игарки", писатель В. П. Астафьев, для которого Игарка была городом его детства, и многие другие.

Не лучшие приметы нового века

Перечисляет Мишечкина наиболее достопамятные для игарчан места. Одним из таких является причал речного порта с его нескончаемо длинной лестницей на крутой берег, смотровой площадкой и парковой зоной. Он дорог и старожилам, и молодёжи.

Кто не помнит, как хорошо было стоять на уютной смотровой площадке, любоваться просторами Енисея, наблюдать, как причаливает к дебаркадеру пассажирский теплоход, что-то вспоминать, о чём-то мечтать...

Однако, перелистывая страницу за страницей, мы не только испытываем ностальгию по прекрасному ушедшему времени. Книга взывает и к сегодняшнему дню. И мы вместе с автором задумываемся, как сохранить то, что осталось ещё в наследство нынешнему поколению. Хотя бы памятники. Размышления о них занимают в книге особое место.

Мария Вячеславовна не только перечисляет и показывает на фото главные памятники города, но и говорит о сегодняшнем их статусе и состоянии. Ещё не так давно в их число входили несколько объектов: памятник Ленину, братская могила полярных лётчиков, барельеф "Дружба моряков всех стран", стела в память о Карских лесоэкспортных экспедициях, самолёт ЛИ-2, стела в честь 50-летия города.

Сегодня только два из них числятся в этом статусе - памятник Ленину и братская могила полярного лётчика Г. М. Чернявского и инженера И. К. Федотова, погибших в авиакатастрофе при выполнении государственного задания. Остальные наделены статусом "местные".

Но и те, что отнесены к статусу "памятники", находятся не в лучшем виде. Прежде всего это относится к братской могиле, которая приходит в упадок.

"В 2018 году мне сообщили,- с горечью пишет Мишечкина,- что постамент прогнил и развалился. Территория остаётся захламлённой после пожара, который унёс Дом Советов".

А причина невнимательности к памятникам заключается, по словам автора, в том, что если раньше Всероссийское общество охраны памятников и культуры имело серьёзное влияние, то после перестройки финансирование его сократилось, и теперь региональные памятники отданы под контроль местной исполнительной власти...

О том, как этот контроль осуществляется, очень точно сказал профессор СФУ, председатель общественного совета ВООПиК в Красноярске А. В. Слабуха: "На местах за памятниками следить некому. Россия может потерять национальную идентификацию".

Особый разговор повела Мишечкина о мемориалах погибшим в годы войны игарчанам. Один из них на протяжении нескольких десятилетий располагался в Комсомольском сквере новой части города. Второй был создан сравнительно недавно и занял место в первом микрорайоне, куда постепенно переместилась основная масса жителей.

Человек активной жизненной позиции, Мария Вячеславовна не могла промолчать и обойти стороной важный момент - как обошлась администрация города со списками погибших героев войны, которые были занесены на новые памятные плиты.

Помимо тех, кто отдал свои жизни в годы Великой Отечественной, на них вдруг появились фамилии избранных участников войны, которые ушли из жизни уже в мирное время. В администрации пояснили, что это сделано "по просьбе некоторых игарчан". Однако сделано это негласно, за спиной комиссии, которая на общественных началах этим занималась...

Автор со всей принципиальностью называет вещи своими именами: "Пренебрежительное отношение к памяти стало не лучшей приметой нового, скоростного века. Уходит, теряется трепетное отношение к вере наших предков в идеалы, почтению к истории, героям. И когда на наших глазах разрушается то, с чем было связано наше прошлое, нам невыносимо горько".

"Тянет ведь сюда людей какая-то сила..."

С болью пишет она о том, с какими нарушениями сносились и сжигались в городе старые дома. "Это было непростое время моей жизни в Игарке. На глазах исчезали дома, улицы, к которым мы привыкли. И вместе с этим уходила часть истории, целая эпоха".

Тронули и вселили веру слова Марии Вячеславовны:

"Конечно, в Игарке должны быть сохранены и воспроизведены лучшие образцы деревянного зодчества прошлого столетия. Сейчас это можно считать утопией. Но жизнь стремительно меняется. Современное поколение способно решать куда более сложные задачи, чем их предшественники. Возможно, им будет это интересно - создание заповедника деревянного зодчества. Ведь это суть нашей культуры, самобытности. В наше время благодаря усилиям специалистов восстанавливаются здания, открываются заповедники. Это единственный способ сохранить удивительные образцы этого искусства, неповторимый облик деревянного города".

В свой последний приезд в Игарку В. П. Астафьев дал интервью М. В. Мишечкиной. В нём есть трогательный момент, когда писатель наблюдал, как на причаливающем к берегу теплоходе плакала девушка от радости, что видит снова Игарку: "Да что ж ты плачешь? Ну ладно я, столько лет её знаю, а ты-то что? Вот тянет ведь сюда людей какая-то сила..."

"Этой загадочной силе притяжения мы не перестаём удивляться,- подхватывает эту мысль Мария Вячеславовна.- Много потерь, проблем, лишений, но, видимо, было что-то в нашей жизни игарской такое достопамятное, что заставляет об этом вспоминать только с теплотой".

Заканчивает автор книгу на оптимистической ноте: "Мы будем верить в то, что светлое будущее у нашей Игарки ещё наступит. Оно обязательно наступит".

Дорогие земляки, прочтите эту книгу - не пожалеете. Она уже есть и в библиотеках Игарки, и в краевой научной библиотеке.

Лариса ГОЛУБЬ, бывшая игарчанка, член Союза журналистов РФ. Ермаковское.

Красноярский рабочий 08.02.201


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е