Был молодым и вольнодумным


Тугачинский Краслаг: люди и судьбы.

Сафаргали Сулейменов был репрессирован по доносу за смелое желание отправить депешу в Москву с предложением всем молодым давать возможность получать образование


из архива семьи Сулейменовых
Сапаргали Сулейменова арестовали и осудили
по ст. 58 в 23 года, поскольку он был молодым и вольнодумным

О том, что одним из двух доносчиков был близкий родственник, сам Сафаргали Сулейменов предпочитал умалчивать. Долгое время хранил в тайне историю доноса и его младший брат Салимгали, мотивируя это тем, что потомки не должны отвечать за грехи предков. Теперь уже и их дети неохотно возвращаются к этой теме. Та жуткая история осталась в прошлом веке, когда тяжелые жернова репрессий безжалостно перемалывали в пыль человеческие судьбы, и каждый мог стать "врагом народа". Не обошла эта участь молодого, перспективного, грамотного Сафаргали.

Новое имя – новая история

Имя этого заключенного Тугачинского отделения Краслага стало известно совсем недавно. В апреле нынешнего года к руководителям проекта "Совершенно секретно – Тугачинский Краслаг" обратился внук Сафаргали Сулеймановича Сулейманова. Он рассказал, что дед отбывал наказание в местном лагере с апреля 1938 года. Там сошелся с женщиной, имя и фамилия которой родным неизвестны. У них родилось двое детей. В декабре 1947 года Сафаргали уехал в Казахстан, дети остались с матерью в Тугаче. Связь с ними оказалась потеряна.

Так в истории Тугачинского Краслага появилось новое имя и новая история.

А в первый день августа в редакцию газеты "Присаянье" пришли гости. Их привела руководитель проекта Елена Козлова. Родной племянник Сафаргали Сулейменова с супругой, родственниками и друзьями семьи приехали на саянскую землю, чтобы самим соприкоснуться с историей, побывать в пос. Тугач, где сидел дядя и пройтись дорогами Краслага. Серикгали Салимгалиевич повторил уже известную историю, уточнив, что родившиеся дети были близнецами. Также он рассказал, что вернувшись в Казахстан, Сафаргали женился официально, вырастил десять сыновей и дочерей, но ни на минуту не забывал о старших детях. Он поведал о них своим родным, вероятно, надеясь на то, что их удастся еще найти.

В гостях у "Присаянья"

После знакомства Серикгали Салимгалиевич, отвечая на вопрос о его дяде, постарался начать свой рассказ. И тут всего мгновение назад приветливо улыбавшийся окружающим, с виду очень оптимистичный и сильный мужчина, вдруг умолк. Наш собеседник не смог справиться с нахлынувшими на него чувствами, вызванными воспоминаниями полувековой давности. Вернуться к ним он смог лишь в самом конце разговора.

Серикгали Сулейменов:
«Огромное спасибо экскурсоводу Валентине Марковой, которая провела нас по дорогам Тугачинского Краслага и рассказала о тех далеких временах, когда мой родной дядя Сапаргали Сулейменов отбывал срок в пос. Тугач. Мы побывали в реконструированном бараке. Зрелище грустное и мрачное, но это история, которую невозможно перечеркнуть. Почти два часа наша небольшая группа ходила по той земле, по которой заключенные шли на лесоповал, лесозаготовки, контору. Теперь для меня все встало на свои места. Искренне признательны тем людям, которые чтут историю – всем жителям с. Агинского, пос. Тугач. Желаю им мирного ясного неба над головой»

Инициативу перехватила супруга Ирина Гавриловна, которая сама родом из Ширинского района. Она рассказала: "Сафаргали Сулеменович был из интеллигентной семьи, получил хорошее образование. И это в то время, когда мало грамотных людей было. С 18 лет он уже был на виду…"

"В 1937 году дядю пригласили в Восточном Казахстане в небольшой город Аягуз, - справившись с эмоциями, продолжил рассказ Серикгали. - Его назначили вторым секретарем райкома партии Аягузского сельсовета. Однако он недолго там проработал, повторив, считаю, судьбу многих, осужденных по 58-й статье. Это был донос двух человек – близкого родственника и соседа. Мой отец, работая в Совете министров Казахстана, смог прочитать документ, но мне о нем не стал рассказывать – не хотел вражды между родственниками. Мотивация же доноса была такой – молодой, образованный, свободно изъясняет свои мысли и где-то даже критикует власть. Тогда мало образованных людей было, и основной посыл дяди был таким: нужно отправить депешу в Москву, чтобы молодежи давали возможность получить образование, а райсовет, сельсовет пополнялись образованными людьми. Его эти мысли сочли за вольнодумство и в 1937 году арестовали. Дядя был осужден к лагерям, 4 апреля 1938 года по этапу попал в Тугачинский Краслаг, откуда смог уехать лишь в 1949 году (по другим сведениям в декабре 1947 г.), оставив гражданскую жену и двух близнецов. Сначала вернулся в Алма-Ату, потом в Аягуз. В 1953 году его реабилитировали "за отсутствием состава преступления" на основании постановлений КГБ и центрального аппарата компартии".

Следует отметить, что разница в возрасте между братьями Сулейменовыми – Сафаргали и Салимгали (отцом Серикгали) существенная – целых 15 лет. Ни один из них не любил разговоров на тему репрессий. Салимгали во время учебы в школе неоднократно слышал в свой адрес обидное "враг народа", поскольку все знали об аресте брата. Хлебнула горя и мать.

Не имел претензий

В завершение разговора Серикгали Салимгалиевич нашел в себе силы вернуться к началу беседы и поведать о первой встрече с дядей.

"Мне было 7 лет, - вспоминает он. – В тот день я остался дома один и вдруг раздался звонок в дверь. В дверной глазок удалось разглядеть какого-то мужчину. Открывать дверь, конечно, не стал, позвонил на работу маме. Сказал, что мне страшно, за дверью стоит какой-то дед непрерывно жмет на звонок. Мама попросила описать его. Мне особенно запомнилось, что тот был слегка лысоватый, седой и высокого роста. Мама успокоила, мол, впусти, это твой родной дядя. Я открыл дверь и ахнул, получив возможность лучше рассмотреть гостя – передо мной стоял двухметровый дед, весь седой с трясущимися руками. Тогда Сафаргали было 56 лет. А я так всю жизнь и называл его дедом. Но самое интересное в том, что дядя не имел претензий к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Однажды я спросил у него: "Как ты относишься к человеку, который, можно сказать, полжизни твоей отнял?" В ответ прозвучало: "Нормально". А ведь в последние годы жизни он очень болел, еще в Тугаче заработав болезнь Паркинсона".

Завершилась история жизни еще одного заключенного Тугачинского отделения Краслага в 1993 году в 79 лет. Сафаргали так и не узнал ничего о судьбе своих старших детей. Боятся разочароваться в своих поисках и его потомки. Боятся нового удара о того, что близнецов тоже уже может не быть в живых.

Автор: Ирина Маяцких

Присаянье 25.08.2019


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е