Под эгидой ЦРУ


В Рюссельсгейм можно проехать с франкфуртского главного вокзала на линии S 14 //вылезать на остановке "Russelheim" , а не "Russelheim - Оре1werke" /. Далее до "Общежития для молодежи" можно либо идти пешком, либо ехать автобусом №. 2. Вылезать на остановке "Рагкdhule" или "Stadtpark"

С полным текстом документа, частично воспроизведенного выше, имеют шанс ознакомиться западноевропейские студенты-слависты. Ведь это им адресован проспект «Международных летних курсов русского языка». Почти двадцать лет они проводились в Кенигштайне (ФРГ). А с позапрошлого года перебазировались в Рюссельсгейм. Как туда проехать—ясно, где «вылезать»—тоже. Но не все «вылезающие» знают, куда — извините! — влезают, записавшись на эти «курсы»: проспект о том умалчивает. Попробуем восполнить этот пробел.

Начнем с процедуры приема. Даже она служит вполне определенным целям. Невинный, на первый взгляд вопросник позволяет заполучить не только анкетные данные потенциального «курсанта», но и выяснить, где, когда и зачем изучал он русский язык, пользовался ли им в обиходе и при каких обстоятельствах, имеет ли знакомых, владеющих русским или другим славянским языком, кто они. где живут... Больше того: по ответам можно судить о материальном положении, благонадежности и в известной мере о характере слушателя.

Спрашивается, не многовато ли жаждут узнать господа «преподаватели» о своих клиентах? Нет. Ведь истинное назначение / «курсов» всегда тщательно маскировалось. И не случайно. Прикрываясь фиговым листком какого-то «общества по изучению России», их устраивает пресловутый «Народно-трудовой союз» (НТС). Спецслужбы Запада откопали его в свое время из- под смердящих обломков «третьего рейха» и содержат в складчину. Так сказать, на подхвате.

К примеру, где найти простачка, который откликнулся бы на такое, допустим, объявление: «Требуются желающие по дешевке, но с риском для репутации заняться неблаговидной деятельностью против СССР и других сопиалистических стран. Возможность неприятных объяснений с властями указанных стран гарантируется»? Разве что в клинике для душевнобольных отыскались бы охотники. Но это, сами понимаете, не находка. Вот «курсы» — другое дело. Здесь можно приглядеться к человеку и, почувствовав слабину, нашпиговать его махровой антисоветчиной, поднатаскать по части конспирации и снарядить в «крестовый поход» против коммунизма.

На практике это выглядит так. Из всех желающих (их. кстати, не слишком много) по анкетам отбирают 50—60 наиболее подходящих. До некоторой степени проверенных. Потому что за одну парту с ними обычно садятся полтора-два, десятка весьма «тихих» американцев, которые на военных базах в ФРГ занимаются подслушиванием телефонных разговоров и радиоперехватом. К таким кого попало не присоседишь...

Далее в течение трех недель, .пока идут «занятия», главари НТС изучают «курсантов» и «курсисток», кроме американских офицеров, разумеется. Причем, чтобы облегчить себе работу, они вменяют в обязанность слушателям (под благо-видным предлогом развития языковых и аналитических навыков) следить друг за другом, письменно отчитываясь о наблюдениях. Потом прикидывают, кто на что годится.

А сгодиться юные слависты — по замыслу устроителей «курсов» — должны для проведения подрывных акции на территории СССР и стран социалистического содружества. К вербовке на столь грязные дела кандидатов тщательно готовят. Прежде всего стараются привить им совершенно однозначное отношение ко всему советскому: минимум — неприязнь, максимум — ненависть. Чтобы получить представление о характере «лекций» и «семинаров», нет нужды углубляться в их содержание — достаточно познакомиться с «преподавателями».

Устроителем «курсов» неизменно значится некто Мюллер. Не подумайте только, будто это тот самый Генрих Мюллер, который знаком вам по известному телефильму как хозяин фашистского ведомства костоломов, любитель держать всех «пол колпаком». В Рюссельсгейме делами заправляет Леонид Антонович Мюллер, уроженец Хмельницкой области. Правда, с обер-гестаповцем он не просто однофамилец, но и одного сорта субъект. В своем кругу его за глаза кличут не иначе, как Ленька-сухорукий. И не без оснований: ему, гитлеровскому прихвостню, крепко дали по рукам белорусские партизаны. Но битому неймется.

Возле Мюллера в качестве «технического руководителя» подвизается Михаил Викторвич Славинский, Сын белоэмигранта. Живет в Париже. Платный работник НТС. а заодно агент ряда спецслужб Запада. Его «профиль» — выискивать потенциальных пособников НТС среди французской Йолодежи и студентов Скандинавии.

Установочные доклады на «курсах» произносит, как правило, Роман Николаевич Редлих. Ораторское искусство он осваивал в геббельсковском министерстве пропаганды. Был негласным сотрудником гестапо. Во время войны служил «воспитателем» советских военнопленных, отбирал предателей; чтобы выдрессировать из них шпионов и полицаев. В 1943 году — как резидент контрразведывательного органа «Ингвар» — действовал на территории Польши и Белоруссии. По заданию гитлеровцев Сколачивал из всякой мрази «русскую партию» фашистского типа. Конец войны провел в Зальцбурге преподавателем разведшколы. Словом, очень старался Роман Николаевич вернуть себе завод фруктовых напитков и прочую недвижимость, утраченную его семейством в стране победившего -Октября. А когда рейхсмарки потеряли пену, Редлих запродался новым хозяевам и стал кормиться на доллары. Выслужил у ЦРУ доходное место члена «исполнительного бюро» НТС.

Под стать ему другой «теоретик» — Алексей Николаевич Артемов. Перед войной он числился аспирантом микробиологом. В отличие от своих коллег проникся к микробам такой завистью, что быть гнусным ничтожеством стало для него единственной формой существования. На фронте при первой же возможности он бросил оружие и поднял руки. В качестве подсадного «агитатора» усердствовал в концлагерях. пытаясь привить пленным бациллы подлости и злобы на Советскую власть. Потом щеголял и подоночьем мундире власовца... Ныне принадлежит к верхушке НТС.

Кроме фашистских пособников, на «курсах» в последние годы стали подрабатывать антисоветчики нового помола. Это выдворенные из СССР и добровольно выехавшие за рубеж отщепенцы.

Например, Юрий Белов, 43 лет от роду. Образование среднее. В 1979 голу подался в Израиль, » оттуда — в ФРГ. Объявил себя «правозащитником» и экспертом по вопросам «молодежной оппозиции» (?!). Хотя практические его познания больше касаются географии: как-никак, а попутешествовал достаточно — особенно по местам не столь отдаленным.

Основные этапы жизненного пути Юлии Вознесенской (Окуловой) те же. Разве что в Израиль отбыла на год позже да «специализируется» в области «женского движения»... По-своему примечательны Т. Горичева и И. Эльконин-Юхансон. Первая — кликушествует на «курсах» о некоем «религиозном возрождении в СССР», вторая — выдает себя за искусствоведа. Однако соседи и знакомые в СССР знали их прежде всего как дам сомнительной репутации.

Знатоком наших средств массовой информации слывет в НТС Игорь Глиер. До выезда из Москвьг он некоторое время значился ассистентом режиссера на телевидении. Но а режиссуре не преуспел и переквалифицировался в... сторожа. Бесспорно, эта деятельность дает обширнейшие познания в теории и практике журналистики. Так считают покровители Глиера. иначе он не вписался бы в круг «преподавателей». Впрочем, Игорь Романович не только вешает с кафедры. Он имеет склонность нести «факультативные занятия» Исключительно «курсистками». И приватным образом, разумеется.

Вот какого сорта «спецы» обрабатывают в Рюссельсгейме доверчивых славистов. Не-трудно догадаться, что. пройдя (и, возможно, не раз) через липкие руки подобных «наставников», слушатели, сами того не замечая. начинают говорить по-русски с заметным антисоветским акцентом. И не только говорить, но и действовать.

Десятки питомцев г-на Мюллера и К0 имели горькую возможность убедиться в том, что их искренний интерес к нашей стране, ее народу и культуре по воле манипуляторов из НТС получил выход в дурно пахнущих подрывных выходках. Англичанин Ричард Тобурн, итальянка Габриэлли Николетти, француз Жан-Кристиан Тира, бельгиец Эмануэль Васгеманнс и многие другие «курсанты» оказались пешками в грязной игре, которую ЦРУ ведет, натянув на руку перчатку под названием «Народно-трудовой союз».

...Сейчас, в разгар лета, идет подготовка к очередным «курсам». Иными словами, желающих снова приглашают «вылезать». Учитывая, что это приглашение адресуется молодым лингвистам, было бы неплохо, если бы они поразмыслили о том: не слишком ли далекая от филологии связь обнаруживается в Рюссельсгейме между словами «вылезать», «вылазка» и «лазутчик»?

Т. КУЗНЕЦОВ.

Комсомольская правда 05.08.1983


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е