Очищение исповедью


ЧТО ТАКОЕ КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ? Частный ли это случай из нашей истории или он испокон веков свойствен человечеству? Откуда берут истоки его губительные воды? Отчего столь живуч он? Характерен ли он для социалистического общества или не зависит от идеологии и строя? К чему неизменно приводит он? Что нужно сделать, чтобы никогда не повторилось то, что пережили поколения советских людей?

Все это вопросы не праздные. Они мучительны и жизненно необходимы, потому что если мы не осмыслим их до полной ясности, то нет и быть не может гарантий, что все это не повторится. Наивно полагать, что до нас никто не размышлял над ними: в камерах смертников, в лагерях, в запертых наглухо квартирах, за плотными шторами, опасаясь даже близких людей, даже собственных мыслей...

Но теперь мы должны разобраться во всем этом вместе, вслух, объективно и честно, собрать воедино суждения и факты, разрозненно живущие в каждом из нас, чтобы ил» осколков мозаики восстановить трагическую картину нашей с вами истории, ~ те выбросить ни одной строки.

Культ — слово латинское и означает почитание, поклонение. Но может быть культ разума и культ силы, культ красоты и культ жестокости. Служители культа — так называют священников. А как назвать служителей культа личности? И сколько их еще на нашей земле, рядом с нами? Под какими масками скрываются они и только ли люди старшего поколения лелеют в сердце своем образ великого вождя и отца народов?..

«...Я на костях врагов воздвиг свой мощный трон. Владыки и вожди, вам говорю ^я: горе! Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне? Деянья всех людей — как тень в безумном сне, мечта о подвигах — как детская забава. Я исчерпал до дна тебя, земная слава! И вот стою один, величьем упоен...». Эти стихи В. Брюсова, написанные почти столетие назад, вложены в уста ассирийского владыки Ассархадона, но их вполне можно приписать любому другому «гениальному вождю», в том числе и Иосифу Сталину.

На Западе активно развивают мысль, что культ личности и марксизм неотделимы. Но сам К. Маркс, подчеркивая свою неприязнь «ко всякому культу личности», заявлял, что вступление его и Ф. Энгельса в общество коммунистов «произошло под тем условием, что из устава будет выброшено все, что содействует суеверному преклонению перед авторитетами». Убежденным противником культа личности был и В. И. Ленин. Именно антимарксистским, антиленинским является возведение отдельной личности в ранг отца народов, стоящего над восторженной массой.

Трагически парадоксально, как после смерти и К. Маркс, и Ленин были возведены в степень непогрешимых учителей: ведь именно на них постоянно ссылался Сталин, «исторически» обосновывая свою преемственность, строя свой пьедестал на трудах тех, чьи заповеди он осквернил и предал.

Культ личности и насилие связаны неразрывно. Когда существует один -непогрешимый, все остальные потенциально грешны, никто не застрахован от подозрения и насилия. Если существует абсолютная добродетель, выраженная только в одной личности, то должно быть и абсолютное зло, отраженное в тех, кто не согласен с ней. «Зло», истинное или придуманное, необходимо для контраста, чтобы ярче казалась гениальность вождя. И еще «враги» нужны для того, чтобы было на кого свалить свои ошибки. Потому что «непогрешимый» ошибаться не может!

Культ личности рождает нетерпимость к иным точкам зрения. Отсюда неизбежны опала, репрессии, уничтожение людей. Отсюда— страх и недоверие к другим людям. Отсюда — желание доказать свою преданность, путем ли безудержного славословия, или доносов, или показного усердия, легко переходящего в искреннее, в изыскивании и уничтожении «врагов».

Так начинает работать страшный механизм разобщения, когда подозреваются все. Ведь все остальные, незнакомые, могут быть врагами. Но не я, не мои близкие, ведь я так хорошо знаю и себя, и своих родных. Если арестован я или мой отец, то это — трагическая, единичная ошибка. Если осужден чужой — то за дело. К тому же ведь он сам сознался!..

ЕСЛИ НЕПОГРЕШИМАЯ личность свои ошибки начинает приписывать другим (партиям, группам, национальностям), то это дает иллюзию безопасности иным группам, не понимающим, что завтра может прийти их черед. Начинается невидимый раскол внутри страны на преданных и неверных.

Механизм отнюдь не новый в истории. Инквизиция насаждала практически такой же образ мышления. Самые низменные инстинкты просыпаются в людях, когда цена человеческой жизни стремительно падает до нуля. Доносили из-за зависти, из-за желания уничтожить соседа, прежде чем он донесет на тебя; даже из ревности... Раньше жертвы культа назывались еретиками, во времена Сталина — «врагами народа», оппортунистами, ревизионистами, наймитами буржуазии, позднее — диссидентами, или уж, самое' мягкое обвинение — родимыми пятнами капитализма. Суть остается одной и той же. Средневековые процёссы над ведьмами, сознавшимися под пытками в связи с дьяволом, и суды над большевиками, «признавшими» себя немецко-японскими агентами, поразительно схожи.

Иные обществоведы до сих пор люб#т цитировать Гегеля — мол, каждый народ имеет то правительство, которого он заслуживает. На мой личный взгляд — это подлое изречение, оправдывающее любое насилие, любой образ правления, будь то восточная деспотия, режимы Гитлера, Франко, Пол-Пота, диктатуры Дювалье, Стресснера, Пиночета.

Выходит так, что со сменой правительства один народ мгновенно и бесследно исчезает и нечего месте появляется иной, достойный именно этого правителя. Мол. чилийский народ времен Альенде — это одна нация, а времен Пиночета — совсем другая. Выходит так. что на протяжении столетия на территории России проживали совершенно различные народы: народ Николая Второго, народ Керенского, народ Сталина...

Так как же назвать народ, живущий под гнетом диктатуры? Жертвой? Или восторженным поклонником своего обожаемого божка?  Или молчаливым пособником?

Первобытные народы мазали кровью и жиром губы своих идолов. Божки и идолы питаются только теплой кровью, только человеческими жертвами! Забывать об этом преступно!

Но и механизм забвения прост. Достаточно из диалектически противоречивой истории, где есть место и добру, и злу, вычеркнуть все плохое и выпятить только хорошее. Появляется плоское изображение истории. Очевидцы и современники не очень-то любят вспоминать о тех временах; одни — оттого, что сами были соучастниками поклонения, а то и преступлений, другие — из-за того, что в лучшие свои годы были «врагами народа» и помнить о своих муках просто невыносимо. Люди старших поколений, как мне кажется, не очень-то любят вспоминать черные страницы нашей истории. Можно ли было тогда избежать соучастия, не рискуя свободой и жизнью, не поступаясь совестью? Моему поколению уже нелегко ответить на этот вопрос. Человека ожидало или соучастие культу в той или иной форме, или бесславная гибель, или внутренняя эмиграция, уход в сферы, далекие от политики. Приспособишься — выживешь, не сумеешь — вымрешь, как мамонт...

Отношение к культу личности у разных людей различно.

Одни — восхваляют его. Другие проповедуют теорию всеобщей вины, всеобщего покаяния, полагая, что круговая порука повязала весь народ. Эта точка зрения отражена в стихах Бориса Слуцкого: «Никто не объяснил, кто был умней и старше. А вождь — ошибся. С ним и я ошибся так¬е. Он допустил. И я. И все мои друзья. Мы тоже допустили и это не простили себе. И не простим».

Есть еще одна точка зрения, чаще всего ее высказывают те, кто родился и вырос в послесталинские времена. Мы ни в чем не виноваты, говорят они, наши отцы и деды — жертвы маньяка. Виновны те, другие, кто был у власти, кто доносил, кто пытал и расстреливал...

ТАК ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ все вместе разобраться в этом. Каждая семья недосчиталась кого-то после войны. Но ведь через каждую семью проехал и безжалостный каток культа личности. Не пора ли нам прекрасные строки «Никто не забыт, ничто не забыто» отнести и к невинно осужденным, к замученным' и убитым? Мы приглашаем читателей на откровенный разговор. И тех, кто помнит сам о временах культа, и тех, кто знает об этом по рассказам родных. Очищение нашей совести невозможно без исповеди.

В Красноярске улицу Республики перерезает улица Диктатуры пролетариата, которую горожане без всякого умысла называют просто — Диктатуры...

Олег Корабельников

Красноярский комсомолец 15.03.1988


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е