Всегда и больше никогда


У СТАЛИНА много противников. И защитников у него немало. Только отчего-то все не родится истина в нынешних горьких и болезненных, как от срываемой коросты, спорах. Такая — чтоб одна для всех.

Мнения могут быть разные, что говорить. Многое в жизни спорно, неоднозначно. Но есть явления, есть вещи, требующие четкой, ясной, и, как бы ни был сложен вопрос, не допускающей широких толкований, оценки.

Культ личности — такое явление. И нужен ему не только анализ и суд исторический, но и суд нравственный.

Звучат голоса: «Зачем набросились на Сталина?».

Что, опять забываем уроки прошлого? Не со Сталина началась история, и все же именно 'с его, и только с его именем связывают многие само понятие культа. Нет, Сталин не «первопроходец», не оригинал — подобные были прежде. Их разделяли расстояния и столетия, их отличали размах действий и мощность машины подавления и управления, — но всегда объединяло одно: безграничная, бесконтрольная, абсолютно непререкаемая власть, основанная на насилии и оправданная «высшими» интересами и верой, в которых достоинство и даже жизнь отдельного человека, целых народов не стоила ничего. Культ личности — своего рода исторический рецидив. Корни его во временах далеких, давних. Механизм известен, результаты — тоже. И все-таки вновь делаем открытия?

Эхо культа различимо сегодня. Сталинисты — не просто почитатели, это прежде всего последователи. Слепая вера — тоже мировоззрение. И пока существует такая вера — есть ли у нас реальная гарантия, что не прорастет из нее наше страшное прошлое?

Нас честно рассудит время, когда сами мы будем честны.

Почему вы так разукрашиваете Сталина, ведь Сталин за короткое время очень много делал и все делал с достоинством. Мы со Сталиным побеждали, вы, наверное, не знаете историю КПСС, а если знаете, так зачем пишите неправду. Мы - поколение революционных и военных лет, с этим не согласны, зачем вы рушите историю, ведь историю заново не пишут...

Наше поколение в период войны разрушило всю Европу; Сибирь, Дальний Восток огородили, разули, завели в нищету, но после войны наше поколение в короткий срок восстановило народное хозяйство, вручило вам руль. А вы что, ваше поколение — знай, получают премии и ордена, а за что, что скоро крестьянские чугуны начнут закупать в Японии?

Пусть у Сталина и были кое-какие ошибки, но это были пережитки и переход от капитализма к социализму, это был великий перелом в истории человечества. Так зачем же вбивать в голову современной молодежи, они и так ничему не верят и могут сказать сейчас: зачем же вы делали революцию в 1917 году? Вот так вы и допишитесь!

Без подписи и адреса.

***

Культ — тоже война, война внутренняя. Наше послевоенное поколение впервые узнало об этом после XX съезда. В последние годы этот страшный пласт истории Родины был предан забвению. Кому-то это снова было выгодно. А зря, дорогое время упущено, а люди должны знать правду... Помню, в начальной школе из «Родной речи»- -я—из благих побуждений, из любви к Сталину через копирку размножил его портрет, но моей первой учительницей, Марьей Ивановной, был наказан не за то, что испортил учебник, а за то, что я, новоиспеченный пионер, только что поклявшийся в верности Сталину, посмел занести руку на его изображение в учебнике!

Учительница поставила меня в угол на колени, а с противоположной стены таинственно смотрел на меня портрет в золоченой раме — вождь во весь рост на Красной площади, с трубкой в руке, такой величественный и могучий, а внизу — боготворящий его народ... Еще отчетливо помню день смерти вождя, все плакали. Я был рад, не мог скрыть своей детской радости, а мой товарищ Стасик донес учительнице, и я снова понес наказание... К каждому празднику, к каждому пионерскому слету дружины мы должны были выучить каждый стихотворение про Сталина первым номером обязательно должно быть что-нибудь про него — стихотворные сталинские монтажи и песни, благо на всех их хватало...

Мои бабушка и дедушка жили в России, но когда они не захотели вступить в колхоз, их сослали в Сибирь, в Нижний Ингаш, а когда и там со своей большой семьей решили вести сами свое хозяйство, не вступая в колхоз, то дедушку выслали на Колыму, их детей — кого куда. Остались от дедушки и бабушки только поруганные иконы да похоронки на детей. Об этом могли бы более подробно поведать мои родители и старшие братья и сестры но они до сих пор в каком-то оцепенении, считали, что так и надо было. А сколько уже ушло в мир иной и унесли с собой правду об этом страшном времени. Казалось бы, можно было оставить это только в своей памяти, не бередить душу, но нельзя оставаться пассивным, долго мы молчали. Нас воспитывали, внушая: проблем нет, а если и есть, то они решаются прилежанием и послушанием. Ни малейшей инициативы, одно холопское раболепие и диктат сверху...

Предлагаю улицу Диктатуры пролетариата переименовать, скажем, в улицу Крупской или в улицу Жертв сталинского культа. Ибо гласность и демократия позволили поднять голос многочисленным сталинистам. А это было бы забвением истории, забвением правды, предательством демократии.

А. ПАНФЕРОВ.
Красноярск.

* * *

Чрезмерная власть, внезапно предоставленная в республике гражданину, образует монархию и даже больше чем монархию. В монархии законы охраняют государственное устройство или приспосабливаются к нему, так что тут принцип правления сдерживает государя; в республике же гражданин, завладевший чрезвычайной властью, имеет гораздо больше возможностей злоупотреблять ею, так как тут он не встречает никакого противодействия со стороны законов, не предусмотревших этого обстоятельства...

Безоговорочное повиновение предполагает невежество не только в том, кто повинуется, но и в том, кто повелевает: ему незачем размышлять, - сомневаться и обсуждать, когда достаточно только приказать.

Ш. МОНТЕСКЬЕ, 1748 г.

* * *

Чтобы сохранить тиранию, надо умертвить самых могущественных и богатых людей, потому что подобные люди могут восстать против тирана благодаря своему авторитету. Необходимо также избавиться от знающих и ученых людей, потому что благодаря своим знаниям они могут найти средства погубить тиранию. Не следует даже терпеть школ, ни других сообществ, при помощи которых можно изучить науки, потому что ученые питают склонность к великому и благодаря этому мужественны и великодушны, а подобные люди легко восстают против тиранов. Чтобы сохранить тиранию, тираны должны устроить так, чтобы их подданные обвиняли друг друга в преступлениях и устраивали внутренние смуты, чтобы друг преследовал друга и чтобы возникали раздоры между богачами... Следует также сделать подданных бедными для того, чтобы благодаря этому стало труднее восстать против тиранов... Царства сохраняются с помощью друзей, но тиран не должен доверять никому, чтобы сохранить свою тиранию.

Для сохранения тирании тиран не должен казаться своим подданным жестоким; действительно, если он будет казаться им таким, то он станет ненавистным, а это может побудить их легче восстать против него. Он должен добиться уважения благодаря какой-либо выдающейся добродетели, потому что добродетели подобает всяческое уважение, и если он не обладает этим превосходным качеством, то он должен притворяться, будто он им обладает. Тиран должен вести себя так, чтобы его подданные думали. будто он обладает некоторой выдающейся добродетелью, которой у них нет и из- за которой они относятся к нему с уважением. Если он не обладает добродетелями, то пусть он поступает так, чтобы они думали, будто он ими обладает

ФОМА АКВИНСКИЙ
(1225—1274 гг )

* * *

С глубоким волнением я читаю опубликованные письма о злодеяниях тех далеких лет, которым подвергались люди честные, преданные делу революции, обвиняемые немыслимых преступлениях, подвергнутые репрессиям.

Мой отец, Плоцинь Петр Антонович, родился в Латвии, в большой крестьянской семье в 1904 г. Закончил Ленинградский университет, работал директором неполной средней школы-интерната в селе Бороковка Тяжинского района Кемеровской области. Об отце я знаю по рассказам мамы и ее родителей. В 1937 году нашему отцу было 33 года, его забрали прямо с учительской конференции, дома делали обыск, забрали кое-что из вещей. Мама просила свидания с отцом, добивалась узнать, за что же все- таки его арестовали, в чем обвиняют. Ей пригрозили: «Если хотите сами воспитывать своих детей, прекратите хождение». Маму исключили из кандидатов в члены партии, уволили с работы, как жену врага народа, «попросили» нас с квартиры.

И вот, когда мы стали постарше и до моего сознания дошли все рассказы об отце, как о преданном коммунисте, я не могла слушать, когда говорили по радио о Сталине, возвышая его. Я думала: как могут взрослые люди, хорошо зная, кто он, льстить ему, выговаривая такие слова: «Наш дорогой, любимый вождь, отец». Сколько горя он принес людям, какой ущерб нанес нашему государству! После смерти Сталина и разоблачения Берии мама написала на розыск отца. И вот пришли документы о реабилитации отца посмертно. Можно было представить состояние матери, которая ни за что ни про что двадцать лет носила такое клеймо, потеряла ни в чем не повинного мужа И отца детей!..

Л. П. ПЛОЦИНЬ, Дивногорск.

* * *

Я смотрю, интеллигенты — самые нецивилизованные люди; вы говорите, что интеллигенты якобы самые цивилизованные, а, по-моему, они самые нецивилизованные люди. Я считаю, что самые цивилизованные люди — это малограмотные люди.. У интеллигенции есть хвост, на который надо вылить ушат холодной воды. Если на собаку вылить ушат холодной воды, она поджимает хвост, а при других обстоятельствах задирает его кверху, показывает нрав. Интеллигенты, прочитав несколько книг, напускают на себя важный вид. А трудовой народ от такого важного вида чувствует себя неловко...

Свергнутые реакционные классы все еще пытаются возродиться. В социалистическом обществе возможно также и зарождение новых буржуазных элементов. Короче говоря, на социалистическом этапе существует борьба одного класса против другого. Эта классовая борьба длительна, сложна, а временами до чрезвычайности остра. Орудие нашей диктатуры не должно слабеть, наоборот, оно должно крепнуть. Наши органы общественной безопасности находятся в верных руках, но не исключена возможность, что в отдельных местах общественная безопасность находится в плохих руках... Специальная деятельность необходима, абсолютно необходимы следствия, допросы контрреволюционеров... Диктатура, направленная против реакционных классов, вовсе не означает полного уничтожения всех представителей реакционных классов Их надо перевоспитывать, перевоспитывать их надо при помощи соответствующих методов, так, чтобы они стали новыми людьми.

МАО ЦЗЭДУН.

* * *

Мы отлучаем и предаем анафеме всякую ересь, выступающую против святой веры, ортодоксальной и католической... Мы осуждаем всех еретиков. к. какой бы секте они не принадлежали; разные по обличью, все они связаны между собой, ибо тщеславие всех их объединяет. Все осужденные еретики должны быть переданы светским властям... для понесения достойного наказания... Собственность осужденных мирян будет конфискована... Просто подозреваемые а ереси, если они не смогут доказать своей невиновности, опровергнуть выдвигаемых против них обвинений, будут подвергнуты анафеме... Всех, кто разделяет веру еретиков, дает им пристанище, помогает и защищает их, мы предаем отлучению и объявляем, что если они в течение года не откажутся от своих пагубных взглядов, то будут автоматически объявлены бесчестными и лишены права занимать какие-либо публичные или выборные должности, быть избираемыми на эти должности, а также выступать в роли свидетелей... Что касается тех, кто ослушается приказов церкви и будет поддерживать с еретиками связи, то он будет отлучен до тех пор, пока не исправится...

3-й канон IV ЛАТЕРАНСКОГО СОБОРА, 1215 год.

 * * *

Мне 62 года, проживаю в Рыбинском районе. В 1937 году, 12 декабря в 12 часов ночи к нам сильно и настойчиво постучали, папа открыл дверь, мы все проснулись. Зашли мужчины и стали что-то искать. Ничего не найдя, сказали папе: «Собирайся!». Он оделся, поцеловал нас, ушел с ними, и после мы его не видели.

Наш папа не пил, не курил работал на конном дворе конюхом. У нас очень много забрали мужчин, а семьи стали высылать, много выслали, но многих, в том числе и нас, не выслали. Но мама боялась, что вышлют, поэтому мы долго спали одетые. После этого начались у нас, у детей, мытарства. Нас другие дети били, обзывали врагами народа, меня один раз так побили, что я долго лежала дома. Братья заступиться боялись. Думали, что так и надо...

Когда я услышала, что все люди, которых забирали, оказались невиновными, я стала хлопотать за папу. Папу реабилитировали посмертно. Мы с сестрой были рады, что папа наш невиновен, написали брату, он приехал в отпуск, обругал нас, что мы хлопотали, взял все эти документы и сжег, а нам сказал: «Что, вы хотите, чтобы опять вас и меня когда-нибудь за отца начали терзать?» Мы так испугались, попросили у брата прощения и стали забывать...

Перед глазами опять встал папа. как его забирали, а в памяти вся жизнь нашего поколения. Впоследствии мы узнали даже, кто доносил. Люди не виноваты, их заставляли. Я бы с удовольствием написала свой адрес и фамилию, но теперь уже боюсь за своих детей, как бы им не пришлось отвечать за невинного дедушку. Дети мои все коммунисты.

О. М., г. Заозерный.

* * *

Смерть — самое захватывающее зрелище для человека, ибо она есть самая страшная на свете тайна. Кровавой развязки довольно, чтобы прославить любую посредственную драку, сгладить ее недостатки и заставить превозносить малейшие ее удачи; жестокость и кровопролитие настолько завораживают обывателя, что если правление государственного деятеля изобилует казнями, то имя его начинает внушать толпе какое-то трусливое благоговение. Всем его бесчеловечным преступлениям находят оправдание в некоем сверхъестественном праве которое ему якобы дано. Оттого, что он сумел повергнуть в страх столько народу, возникает мысль о его особой смелости, в то время как в большинстве случаев им движет трусость и только трусость. С той минуты, как он становится в глазах народа сказочным Людоедом, люди готовы благодарить его за каждый жест или слово, в которых не сквозят повадки палача.

Если мы вдруг узнаем, что он однажды улыбнулся ребенку или надел шелковые чулки, нам уже видится в этом признак доброты или изысканности... Под действием Страха, этого бессмертного властителя масс, образ таких людей разрастается до невероятных размеров, и малейшие их поступки оказываются столь заметны, что было бы просто досадно не высмотреть, как среди них сверкнет хоть один человеческий...

Все эти люди, объевшиеся властью и опьяневшие от крови на чудовищной политической оргии, были посредственны и ограничены в своих взглядах, посредственны и подлы в поступках. Редкими мгновениями величия и блеска они обязаны внутренней лихорадочной оживленности, бешеному напряжению нервов, вызванному страхом — страхом эквилибристов на проволоке — и, главное, чувством, которое как бы заняло в них место души, — я имею в виду непрерывное возбуждение от убийств.

Это возбуждение... замешено одновременно на ярости, страхе и неудовлетворенности. Если самоубийце, которому не . удалось однажды покончить с собой, не связать руки, он опять возьмется за свое... То же происходит и с убийцей: ему кажется, будто второе убийство избавит его от мстителя за первое, третье — от мстителя за второе, — и так всю жизнь, если он сохранит власть (божественную и навеки священную, какой она рисуется его близорукому взгляду!) - Он оперирует нацию, словно тело, которое считает пораженным гангреной: режет, кромсает, рубит. Он хочет иссечь черное пятно, но пятно это — его собственная тень, презрение и ненависть, встречаемые им повсюду. И вот, в горе и в бешенстве, он тщится наполнить кровью дырявую бочку, и это его ад...

Заметьте, в мировой истории всякий правитель, которому не хватало врожденного величин, оказывался вынужден восполнять этот недостаток, поместив по правую руку палача, словно ангела-хранителя... Зная за собой невеликие умственные способности и убожество души и тела, они не могли не догадываться об общественном презрении к ним: эти стыдящиеся самих себя короли не выдерживали людских взглядов и сверкали топором, чтобы вынудить их опуститься...

А. ДЕ ВИНЬИ, «Стелло, или « Синие демоны». 1830-е годы.

* * *

Устройство инквизиции было настолько же просто, насколько целесообразно в достижении цели. Она не стремилась поражать умы своим внешним блеском, она парализовала их террором... Человек не имел уже более ни минуты покоя при мысли, что слово, сказанное им мимоходом, могло быть передано инквизиции во всякое время его близкими и его самыми дорогими друзьями; под влиянием этой мысли он уступал перед чувством страха и выдавал другого из боязни быть выданным самому... В подобных случаях родители выдавали своих детей, дети — своих родителей, мужья — жен, жены — мужей... Всякое разоблачение влекло за собой новые, пока, в конце концов, вся страна не покрывалась невидимой сетью; многочисленные конфискации, бывшие следствием этой системы, также играли здесь видную роль.

Г. Ч. ЛИ История инквизиции... 1911 г.

Установить, что за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно-трудовыми работами по месту работы на срок до шести месяцев с удержанием из заработной платы до 25%.

Установить, что директора предприятий и начальники учреждений за уклонение от предания суду лиц, виновных в самовольном уходе с предприятия и из учреждения, и лиц. виновных в прогулах без уважительных причин — привлекаются к судебной ответственности.

Из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г.

* * *

Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение и изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Те же действия при массовых волнениях, или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собой — меры социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики, и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда .

Статья 58—10 УК РСФСР от 6 июня 1927 г.

* * *

Вновь всплыли в памяти страшные 37—38 годы. Отец мой был взят в ночь с 3 на 4 ноября 1937 года. Был обыск, рылись повсюду и везде в комнате, потом увели отца. Чудом не выслали мать., Я и брат учились, мы знали, что отец ни в чем не виноват, а виноват в нашей беде человек в «полувоенном костюме с трубкой». Мама нам говорила, что такова эпоха, то же было при Иване Грозном, только тогда Россия была меньше и масштабы всего были меньше... Отец перенес все, выжил, вернулся домой, был реабилитирован при Хрущеве. Досадно, что не дожил до наших дней, когда обо всем этом открыто пишут и говорят. Наша молодежь должна знать это мрачное пятно нашей истории и уважать память невинно пострадавших многих и многих людей. Да. никто и ничто не должно быть позабытым.

В. Б. СМИРНОВА, Красноярск.

* * *

Я очень возмущена статьей Н. Агишевой «Кинематограф о Сталине» от 16 июля в вашей газете. Но последние ее слова: «История дала, может быть, последний шанс покончить со Сталиным внутри каждого из нас, и упустить эту возможность нельзя ни в коем случае», меня особенно возмутили. Вообще, какое право имеет эта Агишева писать такое и кто она такая? Я понимаю, сейчас очень модно писать о Иосифе Виссарионовиче, всячески чернить его. Но это недостойно, так как всякий нормально мыслящий человек понимает, какую огромную положительную роль сыграл тов. Сталин в становлении нашего государства. А дудить в одну общую дуду много ума не надо. Конечно, были ошибки, а разве сейчас их нет? Да еще больше, чем раньше. Были негативные явления, но ведь какая раньше была обстановка?

Я думаю, что зря старается Агишева и ей подобные, кто уважал тов. Сталина, тот и. будет его уважать, если они не хамелеоны. Больше писать не буду, хотя многое могла бы еще сказать.

ВИКА, 21 год, Красноярск.

* * *

Кроме того, начал он (император Нерон) строить купальню.., начал и канал от Аверна до самой Остии... Для производства этих работ он приказал всех ссыльных отовсюду свезти в Италию и даже уголовных преступников велел приговаривать только к этим работам...

Скончался он на тридцать втором году жизни... Ликование в народе было таково, что чернь бегала по всему городу в Фригийских колпаках. Однако были и такие, которые еще долго украшали ею гробницу весенними и летними цветами и выставляли на ростральных трибунах то его статуи в консульской тоге, то эдикты, в которых говорилось, что он жив и скоро вернется на страх своим врагам.

ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ.

110 г. н. э. (?).

* * *

Учащиеся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО за самовольный уход из училища (школы), а также за систематическое и грубое нарушение школьной дисциплины, повлекшее исключение из училища (школы), подвергаются по приговору суда заключению в трудовые колонии сроком до одного года.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1940 г.

* - * *
Отец мой был коммунистом, проводил безголовую коллективизацию, заработал ненависть односельчан, а упреки всю жизнь адресуют мне... Все кричат о поголовной любви к Сталину, о слезах по его смерти, а я видела, как зловещий, черный сталинизм с его тюремным законом «тебя не спрашивают — подчиняйся» воспринимался народом, как проклятье неизвестно за что. И это проклятье сталинизму впиталось в мою плоть и кровью я никогда не признаю Сталина человеком, внукам-правнукам накажу проклинать его имя во веки веков. В 37-м в школе заставили зачернить портреты Блюхера и Тухачевского. Хватали людей без суда, и они исчезали без следа, а нам внушали, что так и надо. За это развращение наших душ — вечное проклятие Сталину! Горе тому, кто такое прощает. Сироты жили среди нас, на положении детей «врагов народа». Дети не помнят отцов-героев, жены жили вдовами при живых мужьях, дети — сиротами при живых отцах... В 41-м Сталин нашел униженных и растоптанных им ангарцев, которых не успели расстрелять по его приказу на Колыме. У нас в городе живет «ветеран», что служил на Колыме, исполняя сталинские приказы о расстрелах. Это же ужас!.. Разве это случайно, разве не возмутительно, что средства на мемориал собираем лишь сегодня?..

Неужели наш народ не заслужил правды? Мы глубоко убеждены, что преднамеренные преступления против ленинской партии полностью исключают саму мысль о каких-то «заслугах». Это звучит издевкой над народом. Почему до сих пор Сталин не объявлен врагом народа? Почему не исключен из партии? Почему, с какой целью реанимируют культ? Многие люди убеждены, что все наши сегодняшние беды и проблемы уходят корнями в проклятый культ. Яркий пример, как расправлялись в Иркутске с борцами за Байкал, только что не было арестов, как в 30-е годы. Вот сталинизм сегодня во всем разгуле. Можете напечатать эту правду.

А. В. ГРЕБЕННИКОВА,
Красноярск.

* * *

Кто против нее, учит система, — тот враг страны. Кто обличает несправедливость — тот изменяет родине. Страна — это я, говорит система... Быть живым опасно; думать — преступление... Но сколько народу живет в изгнании внутри собственной страны? Какая статистика подсчитает осужденных на молчание и покорность? Преступление против надежды — не страшнее ли оно, чем преступление против людей?

Диктатура — это привычка к низости; государственная машина, которая делает тебя глухим и немым, не способным слышать, бессильным сказать, слепым по отношению ко всему, на что запрещено смотреть... Система учит смиряться с ужасом, как зима — смиряться с холодами...

Каждый месяц открывается новая тюрьма. Экономисты называют это планом развития.

Но что сказать о невидимых казематах? В каком официальном сообщении, в каком обличительном документе оппозиции идет речь о пленниках страха — страха потерять работу, страха не найти ее; страха говорить, страха слушать, страха читать? В стране молчания можно попасть в концлагерь, если у тебя чересчур блестят глаза... Цензура одерживает победу, когда каждый гражданин становится цензором собственных слов и поступков...

Имеет ли смысл писать? От этого вопроса моя рука наливается свинцом. Для слов устраивают таможенные досмотры, есть костры из слов. кладбища слов. Чтобы мы покорно соглашались жить не своей жизнью, нам навязывают чужую память. Перекрашенная действительность, история, истолкованная победителями; а может быть, писать — это лишь попытка во времена бесчестия спасти голоса, которые расскажут, что мы были здесь, были именно такими...

Кто не знает, откуда идет,— как поймет, куда направляется?

ЭДУАРДО ГАЛЕАНО, Уругвай,
1978 г.

* * *

Кто такой Сталин? Не знаю. Многие годы мне говорили, что он вождь и учитель. А когда умер в 1953 году — сказали,— культ личности. Родился я в 1922 году, с 1941 по 1945 г. служил в рядах Советской Армии, с детства был «сталинским внучонком», пионером, комсомольцем. Руководила нами Коммунистическая партия во главе с Генеральным секретарем Сталиным — тогда он—был Великим Сталиным. Нашим Родным Отцом и Учителем.

Смерть Сталина потрясла всю страну. Страна погрузилась в траур. Митинги, слезы. Затем забвение...

Как создается слава и прославление руководителей, не знаю. Как я отношусь к Сталину? Болезненно переживаю все ломки. Не умею жить с двумя мнениями. Если я начинаю отрывать Сталина от партии — партия остается без лидера. Отделяю партию от Сталина — Сталин превращается в простого человека. Становится никем... Чему верить? Кому? У меня волосы встают дыбом. Ведь это происходит с нами, в нашей стране социализма. Я жил и верил, товарищи! Жизнь — не смена времен года.

М. С. ВАСИЛЬЕВ.
Красноярск.

Красноярский комсомолец 16.08.88


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е