Когда молчал закон


ПАМЯТЬ

Седая, сгорбившаяся моя бабушка, Акулина, часто говорила, вздыхая:

—Ведь уводят тружеников, жадных до работы мужиков...

Дед Леонтий, на что уж по натуре неразговорчивый человек, и тот, не выдержав, прицыкивал на свою половину. А бабка, войдя в раж, со злом добавляла:

—Какие они троцкисты, коли многих в лаптях повели!

Нередко сегодня в моем воображении всплывает эта домашняя сценка из тех моих далеких детских лет, коим минуло уже более полувека.

Кому не известно: для того, чтобы бросить тень на человека, достаточно было одного листка из школьной тетради, телефонного звонка или еще что-то такого. А вот чтобы восстановить его имя, имя доброе — ой сколько надо времени, иногда десятилетия.

Все, что происходило в тридцатые годы на Притубинекой земле, и сегодня тревожит, гнетет многие души. Кулачили без разбору. Крепких мужиков вместе с бабами и малыми детьми загоняли в Томскую тайгу и на Ольховский прииск. Сколько сломанных судеб! А потом начинали искать врагов народа. Буря разгула, беззакония широко коснулась наших мест. Сталинская реакция вносила растерянность и сумятицу в умы людей, они стали сторониться друг друга, страх перед будущим висел над их головой.

Не дай бог, чтобы подобное когда-то повторилось. И, конечно., нам всем надо до конца знать ту горькую правду, когда дети отказывались от родителей, чтобы  где-то вдали, где их не знают, укрыться от ярлыка сына, дочери, жены врага народа.

 Брали в те годы и кучами, и в одиночку. Как правило, ночью, ничего не объясняя, не дав толком проститься с семьей. Пешком и на подводах гнали в райцентр, а потом дальше, в неизвестность. а многих вскоре и на тот свет. Сегодня мы их называем жертвами культа личности Сталина. Наша газета уже не раз публиковала такие материалы.

Вот еще одно дело на наших земляков, простых тружеников. В марте 1938 года было возбуждено уголовное дело по обвинению большой группы рабочих, крестьян, служащих Курагинского района в контрреволюционной эсеровско-кудацкой деятельности.

По делу проходили рядовые рабочие, крестьяне, учителя, служащие. Молодые и старики. Грамотные и неграмотные. Вот их имена:

Известно, что все они, кроме Алексеев» постановлением тройки от 5 апреля 1938 года были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. Алексеев получил 10 лет.

Это уголовное дело было пересмотрено 17 мая 1958 года. Спустя двадцать лет все проходившие по нему лица были полностью реабилитированы.

Все они стали жертвами беззакония. Это были простые советские люди, никто из них не состоял ни в одной контрреволюционной организации, они не были ни врагами народа, ни изменниками Родины.

Сегодня у нас совершенно скупые сведения о них. Говорят, очень хорошим учителем был Арсений Иванович Сиволобов, умелым пропагандистом школьного дела. Мастером был Иосиф Яковлевич Яскин.

Большую помощь в восстановлении добрых имен наших земляков оказал полковник в отставке Л. А. Немков. Большое ему за это спасибо. Наверное, сегодня есть живые родственники, знакомые, просто односельчане, которые помнят этих людей. Давайте соберем с них материалы, фотографии. Предлагаю писать прямо в редакцию газеты «Заветы Ильича».

Отдадим дань уважения тем, кому судьба уготовила стать невольной жертвой произвола, жертвой тех лет, когда закон молчал.

А. НЕСТЕРОВ.

Заветы Ильича (Курагино) 10.12.1988


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е