К исторической справедливости


ПАМЯТЬ

Я постоянный подписчик городской газеты. Радуюсь, что в последнее время она поднимает на своих страницах острые, злободневные вопросы, обсуждает не только производственные, но и бытовые, культурные, экологические проблемы, то, как идет перестройка. Но почему-то «Ленинский путь» почти совсем не пишет о трагическом прошлом — репрессиях тридцатых - сороковых и начала пятидесятых годов (исключение заметка И. Астапова в № 22). Создается впечатление, что беззакония в период сталинщины творились в Москве и Ленингра де, а наш маленький город лихолетье обошло стороной. Но это не так.

Я родился в Ачинске в 1924 году, прожил здесь 65 лет и хорошо помню то ; время. Знал десятки людей, ставших жертвами репрессий в 1937—1938 годах. Простые рабочие, партийные работники, представители интеллигенции города и района в одночасье становились «врагами народа» и «вредителями». Только на станции Ачинск-1 органами НКВД были арестованы Парамонов, Агаркин, Максимов, Глущик, Панин, Молчанов и другие рабочие-железнодорожники.

Не миновала горькая чаша сия и нашу семью Мой отец Андрей Петрович Макаренко, проработавший ремонтным рабочим пути 33 года, был арестован 27 апреля 1937 года и осужден трибуналом Красноярской железной дороги на 20 лет и 5 лет лишения прав. Свой каторжный срок он отбывал в Магадане, там и погиб 20 сентября 1944 года. Отца зверски мучили в лагере, а его сыновья — Александр, Валентин, Евгений и я — сражались за родину с немецко фашистской нечистью. Двое старших погибли — один под Сталинградом, другой под Уманью, — а двое верну лись домой инвалидами.

Клеймо «дети врага народа», конфискация, голод, нищенское существование, увольнение с работы старших сестер — это далеко не все, что пережила в те годы наша семья. Огромное спасибо покойной матери, сумевшей поднять на ноги девять детей, внушившей веру в отца.

Не только об отце я веду речь (он был реабилитирован 22 октября 1958 года Пленумом Верховного суда СССР). Не он один безвинно загублен в тридцатые - сороковые годы. Есть семьи, которые не знают о судьбе своих отцов, мужей, дедов. Не знают даже. куда обратиться по этому поводу. Был я в Ачинском госархиве, но там ничего нет ни об отце, ни о других лицах, репрессированных вместе с ним. Вот почему хотелось бы знать, создана ли при горсовете комиссия, которая содействовала бы обеспечению прав реабилитированных, созданию памятников жертвам репрессий? Куда нужно обращаться семьям и родственникам, чтобы узнать о судьбе репрессированных?

Восстановление исторической справедливости в отношении жертв репрессий приобрело сейчас огромное политическое значение. Хотелось бы, чтобы и наши органы власти не были в стороне от этого дела

М. МАКАРЕНКО, инвалид войны.

От редакции. В ближайшее время мы постараемся ответить на вопросы читателей. Думается, Михаил Андреевич Макаренко, как и другие ачинцы, неравнодушные к нашему трагическому прошлому, примут участие в вечере памяти жертв сталинских репрессий. Он пройдет 10 марта в общественно политическом центре ДК и I Т имени Ильича.

Ленинский путь №38 1988 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е