Кресты и звезды Нордвикстроя


Корни

О Норильлаге в последние два-три года написано в общем-то немало, хотя очевидно, что мы находимся лишь на подступах к этой непростой и трагической теме. Еще более очевиден тот факт, что о других таймырских Лагерях мы вообще практически ничего не знаем. Дело не только в лаготделениях Норильстроя — отрывочная Информация о них, просачиваясь из архивных «спецхранов» становится все же достоянием гласности. Гораздо более плотной завесой "тайн укрыта история не менее крупного комплекса объектов трудового фронта — Нордвикстроя.

Имеющаяся у нас информация о нем, разумеется, далека от полноты — географическая справка, воспоминания немногих очевидцев, личные впечатления от посещения лагерных развалин, фотоснимки...

Итак, бухта Нордвик. Частично берега ее относятся к Таймырскому полуострову, большая часть — к Якутии. Семьдесят третья широта. Море Лаптевых. Холмистая арктическая пустыня с остовами зданий и заржавленного оборудования. На котлах, аккумуляторах и даже гайках — маркировка латинским шрифтом, на эбонитовых деталях—объемные надписи по-английски. Банки из-под американской тушенки.

Бухта Нордвйк — это самая середина Севморпути. В годы Великой Отечественной войны союзники бункеровали здесь местным углем суда, идущие с грузами ленд-лиза на Мурманск.

У Нордвикстроя и Норнлстроя было много общего. И там, и там сооружались шахты, велись интенсивные геологоразведочные работы, использовался подневольный труд. Между Норильском и Нордвиком имелась регулярная авиалиния. Были случаи, тех, кто провинился в Норильлаге, отправляли севернее на перевоспитание, а чаще всего на медленное угасание.

Авиаторы, пролетая над этой забытой авиалинией, поражаются тому, как много лежит вдоль нее потерпевших аварию самолетов — транспортных, пассажирских, ленд-лизовских... Очевидцы вспоминают, что на «Дугласах» и Ли-2 возили заключенных'. Причем набивали «доходяг» в фюзеляж под завязку, едва ли не утрамбовывая. Машины на линию ставили самые изношенные, чиненые-перечиненые. Экипаж и пара охранников, рассказывают, имели парашюты, так что бороться за жизнь самолета и «груза» брался не каждый пилот.

...Огромное кладбище возле лагеря. Обилие пассажирских рейсов объяснялось обычной причиной рабочая сила в Нордвикстрое выходила из строя постоянно. До середины пятидесятых кладбища содержались в образцовом состоянии. Не все, разумеется. Памятники над холмиками изготовлены с художественной изобретательностью, постаменты отличаются пышностью — под ними лежат охранники, работники управления. Простым вольнонаемным я ссыльным — деревянные пирамидки и грустные кресты. Тысячи заключенных вообще не удостоены персональных захоронений. Граница, отделившая их при жизни, не стиралась и после смерти.

Шла война. Великобритания и США поставляли нам боевую технику, мы им — сырье для производства. В крупных морских базах северной Норвегии фашисты сосредоточили мощь своего флота. Торпедоносцы и бомбардировщики практически ежедневно нападали на союзнические конвои. Потери стали катастрофическими, морская линия, проходившая мимо Скандинавии, оказалась практически перерезанной. И суда пошли в Мурманск с востока — мимо Нордвика. «Расцвет» Нордвикстроя пришелся на 1944 год.

Шахтеры рубили уголь для топок пароходов. Здесь же ремонтировались суда, потрепанные льдами, пополнялись запасы пресной воды. Имелась на Нордвике и солевая шахта, а соль в годы войны, как известно, была не на вес золота даже — на вес боеприпасов. В бухте отстаивались корабли союзников в ожиданий нормальной ледовой обстановки в проливе Вилькицкого.

Цена наших побед горька и неизмерима. Сколько человек лежит здесь — в холодной' северной земле? Читаем фамилии, мемориальный текст с медных табличек на могилах охранников, специалистов, ударников- вольнонаемных. Пытаемся сосчитать их и сбиваемся со счета. Тех,, кто похоронен в братских могилах, — в десятки раз больше. Непросто судить то время. Кто-то скажет, что бесперебойную работу морских коммуникаций трудно было обеспечивать другим, менее жертвенным путем. Но кладбище на Нордвике обильно пополнялось и после победы. Больше половины дат на памятниках и крестах — «1947», «1949»...

Нордвик сегодня — это брошенные шахты, разрушенные поселки, стертый с лоцманских карт морской порт, разграбленное множеством экспедиций оборудование, забытые имена... А в сталинской Большой Советской Энциклопедии — три крупных статьи о бухте.

С тяжким чувством покидали мы Нордвик. Задумали вскоре вернуться туда, но отправились на Диксон, куда в тот момент прибыл издатель из американского города Диксон Вильям Е. Шоу. Дружба Диксонов —- отдаленный отголосок давнего Сотрудничества двух наших стран. Дружба крепнет и развивается. Памятная веха в ее истории — кресты и звезды Нордвикстроя.

А. ЛЕВЕНКО, корр. газеты «Советский Таймыр»

Фото А. Просекова.

Заполярная правда 08.07.1989


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е