Кладбища Нордвикстроя


Наши корреспонденты ■ Заполярье Анатолий Левенко и Александр Просеков нередко готовят для «Красноярского комсомольца» репортажи из самых труднодоступных уголков Арктики. А недавняя командировка газетчиков на семьдесят третью параллель оказалась одновременно и дорогой в наше горькое прошлое.

Предлагаемый рассказ — напоминание и предостережение, обращение к социальной памяти и к здравому смыслу общества,

...О лагерях НКВД в последние два-три года написано многое. В том числе и о лагерях самого северного полуострова страны — Таймыра. О Норильсхстрое, лаготделениях норильского управления лагерей информация проходила и в местной печати, и в центральных изданиях. Многие читали воспоминания о ссылке в Норильск Льва Николаевича Гумилева, артиста Георгия Жженова...

Гораздо более плотной завесой тайн окутан Нордвикстрой — комплекс исправительно-трудовых лагерей на северо-востоке Таймыра.

Нордвик. На картах осталась бухта с таким названием. Справочники, изданные в восьмидесятые годы, механически переписывают из устаревшей энциклопедической литературы данные о несуществующем уже населенном пункте городского типа.

...Высаживаемся на холмистую арктическую пустыню у остова рушащихся зданий и промысловых сооружений. Проржавевшее оборудование, гигантская водонапорная башня. Трубопроводы. Искрошившаяся изоляция электропроводки. Огромная площадка между сопками, деревянная сцена, на которой стоит стол...

Осматриваем оборудование, управление; угольной шахты. На котлах, аккумуляторах, даже внутри гаек — маркировка латинским шрифтом, надписи по-английски. На эбонитовых и резиновых деталях — названия американских фирм... Бухта Нордвик — середина Северного морского пути. В годы Великой Отечественной войны здесь бункеровались местным углем суда, идущие с грузами ленд-лиза на Мурманск и Архангельск.

Кладбище возле поселка горняков. Рабочая сила, солдаты охраны «выходили здесь из строя» постоянно. До середины пятидесятых кладбища содержались в об-

!
разцовом состоянии. Оградки, пирамидки поправлялись, подкрашивались. Часть памятников изготовлена с помпезной пышностью. Под этими монументами лежат охранники, работники управления, з также стахановцы Нордвикстроя. Простым вольнонаемным, ссыльным и родившимся в Нордвике младенцам полагались кресты и наскоро околоченные пирамидки, теперь уже покосившиеся, а то и упавшие на стылую землю.

Шахтеры в Нордвике добывали уголь для топок пароходов. Металлисты, чудо-сварщики ремонтировали потрепанные льдами, пострадавшие от бомбежек суда. Пополнялись запасы пресной воды. Имелась на Нордвике и мощная солевая шахта.

Цена наших побед и наших ошибок неизмерима. Тысячи и тысячи заключенных лежат в этой мерзлоте у моря Лаптевых. Читаем фамилии, названия городов, районов страны, откуда судьба забросила тридцати-сорокалетних к берегам Северного Ледовитого. Тревожная география. Суровая история.

Непросто судить то время. Кто-то скажет, что работу морских коммуникаций в Арктике в годы войны трудно было обеспечить менее жертвенным путем. Может быть, это и так. Однако кладбища в Нордвике обильно пополнялись и после победы. Большинство дат над холмиками — вторая половина сороковых годов.

Нордвик сегодня — это брошенные шахты, разрушающиеся от времени и набегов геологоразведчиков поселки. Нордвик — это стертый с лоцманских карт порт. А вот в сталинской Большой Советской Энциклопедии — целых три словарных статьи о Нордвике, не всякому и крупному пункту такая честь...

«Стереть в лагерную пыль...» — эта угроза значилась в архивных документах, подписанных «вечным» пером Лаврентия Берия. Сотрется ли наша память? — этот вопрос должны задавать мы, дабы ошибки прошлого не повторились.

Красноярский комсомолец 28.09.1989


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е