Я не подстрекатель, но..


(На статью А. В, Логинова «Лагерь есть лагерь, но...»)

Меня очень удивляет и возмущает, что даже сегодня, после неопровержимых доказательств безвинных страданий миллионов честных людей, находятся авторы, которые разными аргументами пытаются оправдать чудовищные злодеяния.

Я очень бы хотел собрать всех сторонников и защитников Сталина (а их, видно, еще немало) в одесскую тюрьму, откуда их этапировать в московскую краснопресненскую, далее — через харьковскую на Холодной горе, куйбышевскую «пересылку», знаменитую уфимскую тюрьму, челябинскую, новосибирскую, в красноярские — тюрьму и на пересыльный лагпункт. Возить по 7—10 суток от тюрьмы к тюрьме, на дорогу «в добрый путь» снабдить селедкой и сырым хлебом, после чего у глухих и бездушных конвоиров пусть просят воды...

Задаем погрузить их в трюмы барж, перевозящих «строительные материалы», забитые во всех отсеках, с безвыносной парашей на две-три недельки — от Красноярска до Дудинки; чтобы их по одному выводили из трюма с руками за опущенной головой, провели через «коридор» автоматчиков с собаками, посадили на берегу Енисея в ледяном болоте, руки за спиной, предупредив устами начальника конвоя: «Голову не поднимать, не поворачивать. За нарушение стрелять будем без предупреждения».

Пусть просидят в болоте до вечера, пока не выведут всех заключенных — несколько тысяч. Не евших, не пивших весь день, к вечеру их погрузят в игрушечные вагончики узкоколейки, набитые, как бочки селедкой, с помощью штыков конвоиров — и отправят в Норильск. По прибытии в Норильск под утро они подождут «покупателей» из Норильлага (до 14—15 часов). Обессилевших, пешочком их пусть погонят по лагпунктам, да чтобы слышали по дороге голоса детей и «вольняшек»: «Ведут врагов народа, изменников Родины».

После такого «турпохода» надо им дать возможность описать свои впечатления о путешествии в золотом сталинском времени — с продолжением. Об ежедневном выводе на рабскую работу, «по пять, за руки, взявшись», между вышками с «попками», с конвоирами и собака ми, от лагпункта до «производственной зоны»; о работе в котлованах, о вечной мерзлоте, о кладке при 40-градусном морозе, о питании баландой, перловой кашей и вечной треской...

В лагерях пытался вести записи событий, списки известных и просто хороших людей, но при переводе из лагеря в лагерь отбирали всё при обыске, открывая двухдонные фанерные самодельныё «чемоданы» зэковские...

8. Н. ЩЕРБАКОВ. 

Заполярная правда 03.10.1989


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е