Могилы ещё не заросли...


Недавно у нас в районе побывала группа красноярских активистов Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества «Мемориал».

Мне удалось встретиться с одним них — В. Биргером, программистом по профессии.

— Володя, кто еще приезжал вместе с Вами!

— Из красноярского «Мемориала» нас было пятеро, во Главе с нашим председателем Владимиром Георгиевичем Сиротининым, и одновременно с', нами сюда направилась съемочная группа режиссера А. А. Михайлова из Красноярского филиала Свердловской студии документальных фильмов, к которой присоединился писатель и публицист, ответственный секретарь альманаха «Енисей»  Сергей Задереев. 'Поскольку мы добирались сюда поездом, а они на студийном микроавтобусе, встреча произошла уже в месте назначения, в поселке Ревучий на 24-м километре к северу от Решот.

— И что же Привело вас в Ревучий?

— Н4д»«н0 мм поучили письмо из Вильнюса, от наших коллег и^ литовской Комиссии по расследованию преступлений сталинизма. По их сведениям, там находился 7-й лагпункт Краслага — концлагерь, в котором погибло около двух тысяч литовцев, ставших жертвами депортации 14 июня 1941 года.

— Что-известно о людях, депортированных сюда из Литвы! Кто они!

— Как известно, стремясь поработить захваченные. народы, .сталинские преступники придавали особое значение истреблению национальной интеллигенции. .Жертвами депортации 14 июня 1941 года из Литвы стали юристы и врачи, школьные учителя и священники, государственные служащие и военные, преподаватели и студенты вузов. И не только литовцы, но и предстатели еврейской и польской интеллигенции. ВЛитве и поныне помнят об этих жертвах беззаконий, и литовская общественность приняла решение увековечить память своих погибших соотечественников и установить памятный знак на месте погребения тех, кому не суждено было вернуться на "Родину. Поэтому наши литовские коллеги обратились к нам с просьбой уточнить на месте некоторые детали и предварительно проинформировать краевые и местные государственные органы об инициативе литовской общественности.

— Что вам удалось узнать в поселке?

— Лагеря уже не существует, но поскольку он был окончательно закрыт только а начале 80-х годов, многие лагерные постройки еще сохранились.

Нас этот лагерь не слишком заинтересовал, ведь там бесполезно искать следы тех, кто томился » нем без малого полвека назад, зато кинодокументалисты были в полном восторге от объекта, пусть и недавнего по происхождению, зато столь варварски-средневекового по своему духу и облику. Мы же старались уточнить место захоронения узников, замученных в 40-х годах. Нам помогли жители поселка, за что мы им очень благодарны. Однако : полученные нами сведения нуждаются еще в дополнительной проверке, и здесь я хочу обратиться к жителям вашего района.

Быть может, среди них найдутся те, кто жил в Ревучем а 40-е годы и видел или слышал, где и как  хоронили литовцев, погибших в неволе. Добавлю еще, что в Ревучем есть двадцать литовских могил, которые не нужно разыскивать — они на местном кладбище. Но это захоронения 1953-1956 годов, когда узников уже освободили из лагеря, но еще не отпустили на Родину.

— Что еще вам предстоит сделать?

— В мае должен прибыть представитель из Литвы, -и мы будем сопровождать его, чтобы ознакомить с обстановкой в Ревучем. Но еще раньше мы встретимся  с компетентными работниками крайисполкома и согласуем с ними юридическую сторону вопроса.

— А если говорить о деятельности красноярского «Мемориалам в целом., какие проблемы стоят сейчас перед вами?

—Среди различных проблем, пожалуй, самая трудная — это составление полного списка всех репрессированных и погибших во времена беззакония на территории нашего края. Эта задача может быть решена полностью только после рассекречивания всех архивов МВД 'и КГБ, но и в этом случае ее решение займёт многие годы: ведь речь идет, по всей видимости, о миллионах жертв.

А в отношений погибших необходимо установить также истинную причину, дату и местогГибели, та захоронения. Ведь и поныне подавляющее большинство членов семей жертв террора ничего не. знает о судьбах своих близких после их ареста.

Ведя поиск -массовых захоронений жертв террора, мы ставим задачу а конечном счете определить имена погибших, однако намерены способствовать созданию памятников ив местах захоронений, не откладывая этого до времени, когда имена станут известны.

Трудности особого рода возникают при изучении истории народов, подвергнутых депортации, то есть насильственной высылке. что согласно международному праву считается разновидностью геноцида. Депортация в сочетании с угоном мужчин в трудармию, а фактически в те же каторжные концлагеря, привела к гибели 30-50 процентов калмыков и поволжских немцев, высланных в Красноярский край.

Но эти люди не были осуждены ни судами, ни «тройками», и вообще юридически не считаются репрессированными, а поэтому не подлежат реабилитации, и на них, и на членов их семей не распространяются даже те жалкие льготы, которые положены «обычным» репрессированным в случае реабилитаций. Кстати, отдельный и очень важный вопрос — это поставленный Всесоюзным обществом' «Мемориал» вопрос о представлении бывшим узникам концлагерей и жертвам депортаций по- настоящему ощутимых льгот, например, персональных пенсий. Быть может, не столько ради улучшениях их .материального положения, хотя и это для очень многих жизненно важно, сколько для повышения их социального статуса, чтобы они наконец смогли перестать чувствовать себя людьми второго сорта, особенно по сравнению с участниками войны.

Что же касается репрессированных народов, изучением их судьбы занимается одна, из секций красноярского иМемориала».

Важнейшая тема работы этой секции — судьба поволжских немцев, ведь остальные депортированные народы (кроме турок и крымских татар, которых в нашем ' крае почти не было) давно возвратились на Родину. Многие сотни немцев живут в Нижнеингашском районе. Хочу обратиться и к ним.

Недавно состоялась учредительная конференция Всесоюзного общества советских нёмцев «Возрождение». Одна из основных и первоочередных целей ВОСН — восстановление Поволжской автономной республики и обеспечение для всех желающих советских немцев возможности переселиться туда. Что думают об этом немцы, живущий в вашем районе, ждут ли часа возвращений на Родину? Еще я прошу немцев, особенно пожилых, записывать воспоминания о черном дне 28 августа 1941 года, о том, как их угоняли из родных мест, о жизни в ссылке, о трудармиии, а особенно о тех, кто погиб а ссылке и лагерях, не дожив до лучших дней. Неважно, на каком языке будут сделаны записи — на русском или немецком. В .Красноярске пока не создано отделение ВОСН, и пока воспоминания присылать к нам ,в «Мемориал». Мы бережно их сохраним и затем передадим в Немецкое общество, которое. как мы надеемся, примет но себя Часть нашей работы, относящуюся к судьбам советских немцев. Наши адреса: 660080, Красноярск—80, а/а 6391 или 663830, п. Тинской, улица Дачная. 27. Мы будем благодарны за любые сведения о нашем печальном прошлом.

А ЖМУРИКОВ.
п. Тинской

Победа (Нтжнеингашский р-н) 1989 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е