Послесловие


к публикации А. Б. Логинова «Лагерь есть лагерь, но…» («ЗП», 12 сентября 1989 г.)

В том сентябрьском номере «Заполярки» от редакции было сразу сказано, что она не во всем согласна с Алексеем Борисовичем, но считает необходимым предоставить ему возможность выразить свое мнение... Заодно было предложено высказаться как разделяющим взгляд бывшего директора комбината на историю Норильска, так и тем, кому она видится иначе.

По горячим следам публикации был напечатан отклик из Молдавии —- очень эмоциональный и резко расходящийся с оценками Л. Б. Логинова, Только что вы прочли заметки, па писанные с большим уважением к Алексею Борисовичу, но тоже с неприятием его суждения по основному тезису. Сразу скажу, что поддержавших взгляд Логинова вообще не оказалось, хотя из этого мало что следует: кому-то недосуг участвовать в газетных спорах, а кто-то и до сих пор не решается предать огласке собственные мысли, раскрыть свою позицию.

Устные, в основном телефонные, отклики были практически однотипны. Различались они разве что степенью-проявленной образованности и культуры, причем к самым бескультурным отношу экстремистски подлые попытки подмены «мишеней» критики — с того, что высказано, на того, кто высказал. Один из критиков, пожелавший остаться неузнанным, распространил свое неуважение на публикаторов:
— Если вы такое могли напечатать, значит, и сами не далеко ушли; сталинисты, как и Логинов...

Самое простое («От сталиниста слышу!») не обязательно самое нужное в этой ситуации. Тем более, что наша задача совсем в другом... Но жаль, если человек так и не понял, что именно его внутренняя установка — не печатать инакомыслящих! — с позиций 1990 года выглядит, выразимся помягче, устаревшей. Не дай бог ей вновь стать официальной.

А теперь о заблуждениях уважаемого Алексея Борисовича Логинова, который, естественно, таковыми свои тезисы не считает. Неловко себя чувствую в роли оппонента человека, столь умудренного житейским и историческим опытом, но ничего другого не остается, промолчать нельзя.

Оставляю в стороне мелочи, которые тоже вызывают протест. Основное:

«... В лагерях Норильска абсолютное большинство — из категории уголовников. Это легко проверить по архивам».

Что означает слово «абсолютное»? В самом ли деле большинство, хотя бы простое? Что за категория? Кого автор в нее включает? По каким архивам это легко проверить?.. У меня есть и некоторые ответы, но и вопросов достаточно, чтобы подчеркнуть сомнительность утверждений.

«...Норильск построек на костях заключенных — это ложь. Где же были мы, десятки тысяч вольнонаемных? Все же нас было большинство».

Это не ложь, это образ. Никто не призывает понимать его в буквальном смысле, хотя, случалось, не щадили могил, строили на кладбищах… Где же были, десятки тысяч вольнонаемных? Не на общих строительных работах — Вы же это знаете лучше меня, Алексей Борисович. Вы это видели, а я нет. Я могу лишь приводить свидетельства, мною записанные, и документы. Последние, в частности, говорят: никогда, ни в один год с 1935-го по 1953-й вольнонаемные в Норильске не составляли и не могли составлять большинство. Даже после, амнистии в честь Победы 1945 года число заключенных почти вдвое превосходило число «вольных». В другие периоды соотношение еще меньше напоминало приведенное вами.

«Создание города и комбината... требовало... потерь, ошибок и беззаконий... История не дала нам выбора... Не построив Норильска, не дав металлов фронту, потери и войне были бы на миллионы большими...».

Это утверждение, точка зрения, умозаключение А. Б. Логинова. Походя не хочется с ней спорить. Еще раз обращаюсь к читателям: кто — за? кто против? почему?..

«Условия труда и питания вольнонаемных и заключенных. особенно во время войны, были одинаковыми. Никаких преимуществ в этом отношении не знаю».

Если быть точным. Алексей Борисович, вы даже написали «не было». Я решил, что не согрешу, заменив слово... Видимо, вы действительно ничего не знали о лагере или очень мало, И для меня этот факт едва ли не самое ценное из ваших свидетельств: даже руководитель масштаба Логинова очень мало знал о стране ГУЛАГ. Иначе, согласитесь, вы должны подписаться и под словами «сталинская забота о миллионах советских заключенных»...

«Во главе стояла партийная организация, комсомол, рабочий класс Норильска. Они возглавляли и несли полную ответственность, большую, чем кто- либо другой».

Во главе кого? Кого возглавляли? За кого несли ответственность и как это делалось? Неужели до сих пор еще есть какая-то неясность? Неужели кому-то надо объяснять, что каторга (в буквальном смысле) даже для одного человека, такого, как большевик Н. М. Федоровский, не может быть прощена никогда и никому… Ну Представьте, хоть на минуту, его или себя в колонне, сопровождаемой овчарками...

И за это нес ответственность рабочий класс Норильска?

Не будь этой вакханалии зла, не начнись она, кстати, задолго до рождения Норильска, не пришлось бы сегодня историкам спорить, сколько десятков миллионов погибло и зря или, как вы считаете, для дела.

...Позицию оппонента полагается уважать. Извините, не получается. А вот под заявлением Алексея Борисовича Логинова о том. что Дальстрой, к примеру, был еще более жестоким, чем Норильск, по-видимому, подписались бы многие,

Из тех, кто остался жить.

А. ЛЬВОВ.

Заполярная правда 26.01.1990


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е