На изломе


ГЛАСНОСТЬ, пришедшая в нашу жизнь с перестройкой, открывает "запретные зоны" в нашем историческом прошлом. Об этом свидетельствуют и опубликованные сообщения Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями прошлых лет. Мы узнаем, как осуществлялась политическая дискредитация и физическое уничтожение лиц, примыкавших к антисталинской оппозиции. Для одних людей - это страшное открытие, для бывших репрессированных - это восстановление справедливости, для некоторых - это раздражение, но всех это тревожит.

Видеть во всем лишь злую волю Сталина и не замечать сложных социально-психологических процессов прошлого было бы неверно Ведь была же своя логика и почва у событий прошедшего исторического периода. Октябрьская революция и особенно гражданская война раскололи общество на побежденных и победителей со своей идеологией, философией и психологией. Последние сохраняли веру в свою историческую правоту и уверенно строили социализм, будучи привержены образу вождя, политика которого строилась, как нам стало известно, на принципе "разделяй и властвуй". Инакомыслие побежденных не допускалось. Таким образом, с одной стороны, в обществе довлела нетерпимость к прошлому, к пролитой крови на полях мировой и гражданской войн. с другой стороны - было стремление к скорейшему возрождению, к мирной жизни.

Период социалистического строительства сопровождался в общенье формированием и созданием культа личности Сталина, его возвышением над партией и народом, его злоупотреблениями властью. Под предлогом борьбы с врагами народа он развернул массовые репрессии против оппозиции из числа троцкистов и сторонников "правого уклона" в партии, поощрял шпиономанию. Все это сопровождалось и соответствующей обработкой общественного мнения через печать и т, п.

В местные партийные органы направлялись письма, директивы, телеграммы за подписью Сталина. Вот одна из них:

"Нап. ЦК, крайкомам, обкомам. В связи с происходящим судом над шпионами и вредителями Тухачевским, Якиром, Уборевичем и другими ЦК предлагает вам организовать митинги рабочих, а где возможно и крестьян, а также митинги красноармейских частей и выносить резолюцию о необходимости применения высшей меры репрессии. Суд. должно быть, будет опубликован завтра, т е. двенадцатого июня. 11 июня 1937 г. Секретарь ЦК Сталин". (Известия ЦК КПСС. № 4. стр. 57).

По линии наркомата внутренних дэл на места также шли директивы. 9 февраля 1936 года зам. наркома внутренних дел Г Ё. "Прокофьев направил директиву:

"Имеющиеся в нашем распоряжений..". данные показывают возросшую активность троцкистско-зиновьевского контрреволюционного подполья и наличие подпольных террористических формирований среди них... Задачей наших органов является ликвидация без остатка всего троцкистско-зиновьевского подполья. Немедленно приступить к ликвидации всех дел по троцкистам и зиновьевцам не ограничиваясь изъятием актива, направив следствие на вскрытие подпольных контрреволюционных формирований, всех организационных связей троцкистов и зиновьевцев и вскрытие террористических групп", (Известия ЦК КПСС. № 8, стр 82 - 83).

После этого репрессии в отношении бывших троцкистов усилились. По указанию Сталина от 31 марта 1936г., к ним стали применять закон от 1 декабря 1934 г., т.е. расстрел.

"Следствие по всем ликвидационным троцкистским делам ведите максимально быстро, ставя основной задачей следствия вскрытие и разгром всего троцкистского подполья", - говорилось в соответствующей директиве НКВД (Известия ЦК КПСС, №8, стр. 83). Таким образом формировалось правосознание сотрудников НКВД: создавай дела, быстро веди следствие, представляй к расстрелу. В тот период, чтобы быть обвиненным в троцкизме, достаточно было быть знакомым с кем-либо из числа троцкистской оппозиции. А поскольку старые партийные и советские кадры, естественно, общались между собой на партийных съездах, в процессе повседневной работы, командировок в Москве, поддерживали дружеские связи со времен Октябрьской революции и гражданской войны, то аресты кого-либо из оппозиции вели к аресту и связей этого "оппозиционера". Все это породило оговоры и фальсификацию уголовных дел.

ТАК СТАЛИНИЗМ перемалывал человеческие судьбы. Коммунистическая партия понесла невосполнимые потери. Это видно и на примере Красноярской партийной организации. По связям с троцкистской оппозицией прошло 34 человека, которые затем были обвинены в участии контрреволюционной организации "правых", занимающихся вредительством, и в террористической деятельности. Среди них - Давел Дмитриевич Акулинушкин, член партии с 1917 года, первый секретарь крайкома партии, арестован 9 июля 1937 года, Иосиф Иванович Рещиков, председатель крайисполкома, арестован 24 июля 1937 г., Максим Владимирович Степанов, первый секретарь Красноярского горкома партии, арестован 9 июня 1937 года, Афанасий Власович Лютин, и. о. зам. председателя крайисполкома, арестован 27 июня 1937 года, Голюдов, второй секретарь крайкома партии, арестован 24 июня 1937 года, многие заведующие отделами партийных и советских органов.

Большие потери понесло УНКВД по Красноярскому краю. 20 июня 1937 года был арестован Владимир Иванович Крестьянкин, зам. начальника УНКВД, в 1937 году в Москве арестован Залпетер. начальник УНКВД по Красноярскому краю. За 1936-1937гг. было арестовано 24 сотрудника УНКВД, среди них Тума-нович, Бузулуков. Левшин. Востинская и др. Приговор для многих был жестоким - расстрел. Цепная реакция сталинских репрессий прокатилась по всем районам Красноярского края Невинно пострадали тысячи людей, от руководителей до рядовых рабочих и колхозников.

ПЕРЕДО МНОЙ уголовное дело. Открываю обложки и читаю первый лист:

(Утверждаю". Начальник УНКВД Красноярскогоo края старший майор госбезопасности Леонюк. Справка. Материалами следствия по делу контрреволюционной повстанческой организации правых изобличается как участник организации Валаев Александр Иосифович, 1899 года рождения, член" ВКПТб с 1920 года, работающий в УHKВД по Красноярскому раю в должности начальника отделения. Установлено, что Валаев, являясь по политическим убеждениям правым, был организационно связанС ОДНИМ ИЗ РУКОВОДИТЕЛЕЙ повстанческого центра бывших партизан -Будой Николаем. В 1931 году, ведя следствие по делу о восстаниях в Дзержинском, Тасеевском и Абанском районах, скрыл руководящую роль Буды Н.

В этих восстаниях, несмотря на то. что некоторые арестованные прямо называли имя Буды. В 1936 году, являясь основным следователем по делу повстанческой организации бывших партизан, снова принимал меры к скрытию роли Буды в этой организации. Помимо того, Валаев информировал Буду о ходе следствия, о характере показаний арестованных и прямо предупреждал его (Буду) о готовящихся арестах как отдельных участников организации, так и самого Буды. Валаев подлежит аресту...".

Валаева арестовывают и конвоируют его же сослуживцы. На предъявленном обвинении подпись Валаева и далее от руки "виновным себя не признаю", дата 1 мая 1937 года.

Из анкетных данных Валаеаа видно. что он сын кустаря-сапожника, образование -три класса приходской школы и четыре класса торговой школы, в 1924 году окончил высшие курсы ОГПУ, есть жена. сын. в органах ВЧКТПУ-НКВД работал с 1921 года по день ареста.

Вчитываюсь в протоколы допросов, вопрос - ответ, вопрос - ответ. И что же узнаю? Вопрос: "Знакомы ли Вы лично с кем-либо из членов контрреволюционной организации правых?" Ответ: "Нет,

за исключением Семена Буды, который был начальником Красноярского оперсектора ОГПУ. В то время как я был начальником отдела этого же сектора".

Далее из протокола допроса заместителя Валаева явствует, что "преступная деятельность Валаева заключалась в том, что он в ряде случаев, получая показания арестованных на тех или других лиц, являвшихся членами контрреволюционной организации правых, не только не записывал этих показаний, но заставлял арестованных отказываться от них, в частности, Малышева и Филипповича - заставил отказаться".

Так во что же не верил Валаев, против чего протестовала его совесть? Не мог он согласиться с тем, что бывшие красные партизаны и их вожаки - контрреволюционеры. Многих из них он знал лично. Василий Григорьевич Яковенко. бывший руководитель военно-революционного штаба Тасеевской Советской партизанской республики, председатель Канского уездного ревкома, заместитель председателя Енисейского губисполкома первый нарком земледелия РСФСР. Николай Мартемьянович Буда, бывший командующий партизанской армией, награжденный за борьбу с колчаковщиной орденом Красного Знамени, Семен Мартемьянович Буда, чекист, боровшийся с контрреволюцией в 20-30 годы в Омске, Красноярске, Иркутске, Оренбурге.

В деле подшиты протоколы допросов арестованного С. М. Буды от 9 сентября 1937 года, из которых видно, что среди части бывших партизан в Дзержинском районе были недовольства действиями местных властей. Партизаны предъявляли требования о прекращении высылки зажиточных крестьян и кулаков, прекратить проведение коллективизации, разрешить созыв районных собраний бывших красных партизан и т. п. В частности, С. М. Буда в своих показаниях свидетельствует: "Я доказывал Крестьянкину, что материалы о "контрреволюционной работе среди партизан преувеличены и им верить нельзя, приводя в пример, что вот, мол, и меня с братом тоже называют чуть ли не идеологами этого контрреволюционного движения. Крестьянкин считался с моей компенетцией в партизанских вопросах и прислушивался к моему мнению".•

ПОКА продолжалось следствие по делу Валаева, были арестованы Николай и Семен Буда, Крестьянкин, Яковенко. Об этом Валаев узнавал из протоколов их допросов, которые ему предъявлялись в период следствия. Но он продолжал стойко держаться и отметал всяческую ложь по поводу его участия в контрреволюционной организации правых в нашем крае.

Наконец Валаеву предъявляется протокол допроса Василия Григорьевича Яковенко от 22 марта1937 года, который поступил из Москвы. из Главного Управления госбезопасности НКВД СССР (Яковенко реабилитирован посмертно). Вопрос: "Вы говорите, что указания Бухарина об активизации сибирских партизан вы приняли к руководству. Что вы в этом направлении практически предприняли?" Ответ: "Дело в том, что еще до моей встречи с Бухариным вокруг меня создалась группа в прошлом видных деятелей партизанского движения в Сибири, Группа не только полностью разделявшая взгляды правых, но уже до этого неоднократно ставившая передо мной вопрос о необходимости активных действий. Мой разговор с Бухариным сыграл роль серьезного толчка в деле организационного оформления этой группы. В результате к концу 1929 года в Москве под моим руководством образовался своего рода центр (мы его называли партизанским центром) в составе следующих лиц: председателя Енисейского губи

1. Я-Яковенко. 2. Рудаков Ефим Константинович, член ВКП(б), бывший зам. председателя армейского совета Тасеевского партизанского фронта. Работает в заготзерно в Крыму. 3. Бабкин Филипп Яковлевич, член ВКП(б), бывший член совета Тасеевского партизанского фронта, работает в Комитете Народов Севера. 4. Буда Николай Мартемьянович. бывший командующий партизанской армией Тасеевского фронта. 5. Рудаков Емельян Константинович.

...Осенью 1931 года Семен Буда проезжал из Сибири на курорт, зашел ко мне и рассказал об имевших место восстаниях в Дзержинском и Тасеевском районах и привел мне некоторые подробности, связанные с этим восстанием".

Итак, протокол допроса Яковенко, брошенный на весы правосудия, перетянул чашу обвинения. Бывшие партизаны объявлялись заговорщиками, а вместе с ними и Валаев.

Год изнурительных допросов, психологического давления не сломили Валаева.

На закрытом судебном заседании военного трибунала Западно-Сибирского округа пограничных и внутренних войск НКВД 21 мая 1938 г. в Красноярске на предъявленное ему обвинение по статье 58 часть 2 -и часть 11 УК РСФСР Валаев заявил: "В предъявленном мне обвинении я виновным себя не признаю, так как предъявленное мне обвинение является явной провокацией и клеветой". И военный трибунал вынужден был направить дело на дополнительное расследование. И вновь в течение полугода допросы, очные ставки и вновь суд. Валаев вновь категорически отрицает обвинительное заключение. Два дня, 9-10 декабря 1938 года, заседал военный трибунал и вынужден был вынести решение: "виновность Валаева в предъявленном ему обвинении по статье 58 части 2, 8, 11 УК РСФСР считать на суде недоказанной. а поэтому приговорил: Валаева Д. И. по суду считать оправданным". Ложь и правда - они ходят рядом, в случае с Валаевым верх одержала правда.

БОЛЕЕ ТРАГИЧНА судьба Александра Романовича Данченко, 1900 года рождения, уроженца Черниговской области, члена ВКП(б) с 1920, года. Начальника административно-хозяйственного отдела УНКВД по Красноярскому краю. Он был арестован 16 декабря 1937 года на основании поступившей телеграммы из Оренбурга, где работал в УНКВД ранее, до переезда в Красноярск. Он был обвинен во многих "грехах". И в том, что в 1935 году был завербован в антисоветскую троцкистско-бухаринскую террористическую организацию, и в том, что проводил активную вредительскую деятельность по развалу хозяйства УНКВД, и в том, что подготовил и совершил поджог тракторных мастерских в совхозе УНКВД и т. д. Следствие было коротким. 11 февраля 1938 года А. Р. Данченко выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР был осужден к исключительной мере наказания - расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день в Оренбурге (28 марта 1957 года Данченко той же Военной Коллегией был реабилитирован). Перечитывая протоколы допросов Данченко, становится не по себе от того, как плелось следствие, в ходе которого 19 оренбургских чекистов, в том числе и Семен Мартемьянович Буда, работавший там зам. начальника УНКВД, были зачислены в разряд участников троцкистско-бухаринской организации, существовавшей якобы в УНКВД по Оренбургской области Им была уготована печальная участь, все они подверглись репрессиям.

Передо мной уголовное дело на Лидию Ивановну Востинскую, 1899 года рождения, члена партии с 1920 года, служившую в органах ВЧК-ГПУ-НКВД с 1920 года по день ареста. И вновь обвинение в причастности к контрреволюционной организации правых. В чем же ее конкретная вина? За основу положены свидетельские показания ее сослуживца, который на допросе 17 января 1938 года заявил, что "Востинская всячески смазывала дела и тем самым давала возможность заклятым врагам народа: троцкистам, анархистам и прочей контрреволюции продолжать контрреволюционную работу. За все время работы ее в отделении у нее из обвиняемых вообще никто не признавался. Как-то в одном разговоре мне Востинская заявила: "Я допрашивать не могу, вот почему у меня обвиняемые не признаются, кроме того, мой характер не позволяет настойчиво требовать признаний от обвиняемых, так как у меня нет вот такой ненависти к обвиняемым, как у тебя".

Да, Востинская не могла поступиться своей совестью. Она с молодых лет связала свою жизнь с идеалами Октябрьской социалистической революции, в период колчаковщины вступила в ряды ленинской партии, стала чекистом и- преданно служила своему народу. В 1927 году, будучи награждена часами с надписью "За преданность делу пролетарской революции", она сдала их в фонд сооружения автотанкового отряда имени Дзержинского.

Да, Востинская не могла пойти против своей совести. Она прекрасно понимала, что доставляемые ей на допросы люди не были "врагами народа". И за это поплатилась собственной жизнью. 19 июля 1938 года по приговору военного трибунала Западно-Сибирского округа пограничных и внутренних войск НКВД она была расстреляна.

Но нарушители социалистической законности не ограничились этим. Они сфальсифицировали показания Востинской. Они подло от ее имени, обвинили группу сотрудников УНКВД по Красноярскому краю - Крестьянкина, Левшина, Бузулукова - начальника отдела: Алексеева - начальника .Минусинского сектора УНКВД, Грахловского - бывшего начальника СПО Минусинского сектора У НКВД, Смирнову-секретаря 4-го отдела УНКВД, Стрельникова и Столбову - в принадлежности к контрреволюционной организации правых, подвергнув их репрессиям.

ВОТ ДАЛЕКО не полный перечень дел с конкретной исторической правдой. Прошел угар сталинских репрессий. Как видим. этот угар разделяли вместе с простыми советскими людьми и красноярские чекисты. Напрашивается вопрос: как могло так случиться? Ведь в чекистские органы народ выдвигал самых лучших своих представителей, преданных делу революции. Где и как произошла деформация? Что их вело - слепая вера или инерция революционной борьбы? Что это? Дорога в ад, вымощенная благими пожеланиями, - извечная и трагическая дисгармония между благородством целей и отвратительностью средств? Историкам еще предстоит глубоко провести исследования и разобраться почему так про изошло. Но и сегодня ясно, что репрессии против собственного народа ничем не могут быть оправданы.

Сегодня справедливость восторжествовала, нарушители социалистической законности понесли заслуженное наказание. Коммунистическая партия вернула советскому народу веру в правду и справедливость.

В УКГБ края идут и идут люди за документами о реабилитации своих родственников. Перестройка, демократия и гласность привели к очищению нашего общества. И сегодня мы вновь и вновь возвращаемся к совести. Как бы хотелось, чтобы наше общество было совестливым. Чтобы каждый человек, кем бы он ни был, помнил, что совесть - это осознание нравственной ответственности за свое поведение, что совесть - это нравственные обязанности и самооценка совершаемых поступков. Ну, а тем, кому этого недостает, пусть на пути будет закон - правовой щит нашего государства.

Чтобы не допустить ошибок прошлого. нам сегодня как никогда нужны правовая и гражданская защищенность. Нужно повышать культуру и нравственность в обществе, чтобы каждый человек находился в состоянии высокой нравственности и интеллигентности, чтобы совесть сопутствовала повседневно нашим делам

В. БУШУЕВ, заместитель председателя совета ветеранов УКГБ СССР по Красноярскому краю.
Красноярский рабочий 03.02.1990


На главную страницу