Как вернуть веру в справедливость


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

У НАС СЧИТАЕТСЯ само собой разумеющимся, что все нации и народности СССР называют себя советскими. Немцы СССР, проживающие в этой стране более двух веков, прошедшие здесь самостоятельный исторический путь развития от народности до нации тоже добровольно присоединили к себе это второе имя.

Наверное, таким образом, мы пытаемся снять хотя бы часть трафаретных стереотипов в умах советских людей при упоминании слова «немец». Замечу, стереотипов военного и послевоенного времени, почти не оживающих в сознании при рассуждениях о ГДР или ФРГ.

Национальная трагедия советского немецкого парода заключается в его огульном обвинении в массовом пособничестве фашизму, в ликвидации на этом основании АССР НП, Национальных районов, конфискации общественного и личного имущества, культурных фондов, в насильственном переселении всех советских нем- ( пев в Сибирь и Казахстан, в умышленном расселении народа с таким расчетом, чтобы он нигде не составлял этнического большинства. Условия, в которых советские немцы содержались в так называемой трудовой армии, мало чем отличались от фашистских концентрационных лагерей.

Гибель взрослого населения в трудовой армии, детей и стариков в местах депортации была чрезвычайно высока. Имеются, в частности, свидетельства о том, что из отряда трудармейцев в 2000 человек, работавшего на лесоповале, в живых остался только один человек.

Так уместны ли многочисленные высказывания противников восстановления государственности советских немцев о том. что они якобы отсиживались в тылу, когда русский и другие народы проливали кровь на фронте?

Авторы человеконенавистнической кампании по депортации советского немецкого народа и ряда других народов СССР видимо стремились поставить их в условия жесточайшей насильственной ассимиляции. Однородный, денационализированный великий человеческий фарш с рабской психологией —вот идеал советского «народа», к которому стремился «вождь всех времен и народов».

Война между фашистской Германией и Советским Союзом не помешала впоследствии нашей стране установить деловые и дружественные отношения не только с ГДР. но и с ФРГ. Для советских же немцев, имевших прежде в составе РСФСР свою автономную республику, эта война стала роковой.

Мы вынуждены с горечью и болью констатировать, что перестройка вошла в жизнь советских немцев в критический момент. Это их последний шанс восстановить свои конституционные права, свою государственность, сохраниться как этносу в рамках общего эволюционного процесса. Проблема советских немцев давно перешла за рамки национальных интересов одного народа. Это проблема государственная. Сегодня это еще и своеобразный индикатор перестройки. За тем, когда и как национальная проблема советских немцев будет решена, сейчас пристально наблюдают все демократические силы страны.

Какова все же контраргументация . противников восстановления немецкой автономии на Волге?

Назову основные лозунги, шаблонно повторяемые на многочисленных митингах, охвативших в последнее полугодие Поволжье: «Нет немецкой автономии!», «Нет третьей Германии!», «Не разевайте рот на саратовский огород!», «Немцы—да. автономия — нет!», «Хватит кроить Россию!».

Доходит, как видите, до абсурдов, демонстративно выражаемых с транспарантов, само упоминание  которых оскорбляет сознание. Один из таких лозунгов я приведу без комментарня: «Мы отстояли Волгу в 1941,—отстоим и в 1990». Нскоторые лозунги попытаюсь прокомментировать.

Политически безграмотный лозунг —«Нет третьей Германии!»—твердо вписывается в антинемецкую кампанию в Поволжье. На мой взгляд он свидетельствует о том, что местный аппарат Саратовской области (как партийный, так и советский) использует любые средства, лишь бы заручиться поддержкой масс и утвердить свое привилегированное положение еще на один срок.

Более эгоистического, мещанского лозунга «Не разевайте рот на саратовский огород!» просто трудно представить. Во-первых, не лишним было бы вспомнить, что этого, хорошо обработанного и урожайного огорода советских немцев лишили насильно. Другое дело, стал ли он более урожайным? Во-вторых, оскорбительный намек на объедание местного населения советскими немцами просто абсурден. Думаю, что самые ярые наши противники не найдут региона, села, где бы советские немцы жили за счет других, кого- то объедали.

Лозунг «Немцы—да, автономия— нет!» при глубоком изучении означает не что иное, как дальнейшее рассмотрение советского немецкого народа только как рабсилу. Такой подход к решению проблем советских немцев не только не способствовал бы восстановлению их культуры и языка, но напротив, только усилил бы процессы насильственной ассимиляции, и так зашедший слишком далеко.

На каждом митинге противодействия можно слышать недоуменные вопросы: «Чего этим немцам не хватает?» Приводится масса примеров о том, что какому-то трактористу или доярке из числа советских немцев оказывается полное доверие в коллективе, что они работают хорошо и также хорошо зарабатывают. И что до недавнего времени, до появления общества «Возрождение», никто вообще не интересовался тем, кто они по национальности.

Когда мне вместе с академиком Б. В. Раушенбахом в составе рабочей группы комиссии Верховного Совета по проблемам советских немцев пришлось выехать в Поволжье и встретиться с руководством и активом Саратовской области, то последние были искренно удивлены моим заявлением об ущемлении даже семейно-брачной свободы советских немцев. Пришлось объяснять, что семейный союз каждого отдельного советского немца (или немки), основанный на добровольном выборе спутницы (или спутника) жизни, еще не означает свободы народа в этом плане. 70 процентов смешанных браков среди советских немцев —ярчайшее свидетельство глубины ассимиляционных процессов отнюдь не эволюционного характера.

Если строже подходить к национальной проблеме советских немцев, то следует говорить не о статистических двух миллионах советских граждан немецкой национальности, а цифре в 3,5—4 миллиона человек. Если же учесть родственные связи с представителями других народов, вступивших с советскими немцами в смешанные браки, то придется говорить о более, чем десяти миллионах советских людей.

До последнего времени одним из самых распространенных лозунгов антинемецких митингов в Поволжье было требование референдума среди местного населения. Референдума с заранее определенный результатом, в соотношении 93 против 7 (доли советских немцев на территории быв шей АССР НП). При этом сторонники такого подхода и в мыслях не допускали расширения референдума за пределы одной заинтересованной стороны. Они как-будто не понимали, что проблема советских немцев не ограничивается семью процентами их представителей, которые в течение десятилетий процеживались через частокол препятствии на свою малую родину.

Автономия на насилии, с помощью танков и дубинок советским немцам, конечно, не нужна. Равно как и соседи с шовинистическими стереотипами в голове.

Последнее идеологическое «изобретение» аппарата Саратовской области, шаблонно повторяемое и представителями уже развалившегося под натиском демократии Волгоградского аппарата, сводится к эволюционному процессу восстановления государственности советских немцев на Волге. Об этом заявили на первом заседании Государственной комиссии по проблемам советских немцев, состоявшемся 2 февраля в Кремле председатель Саратовского облисполкома Н. П. Гришин и Волгоградского—А. Н. Орлов. В таком же духе повсеместно высказываются народные депутаты СССР от Саратовской области Г. Н. Климова и Н. М. Кольчукова.

Если сказать, что столь уважаемые люди просто путают научные понятия, то это все равно, что ничего не сказать.

Анализируя контраргументацию трудящегося люда, не приемлющего идею восстановления государственности советских немцев, хочу остановиться еше на некоторых более земных, житейских вопросах. Многие опасаются, что решение проблемы советских немцев ущемит интересы русскоязычного населения региона. Люди считают, что им придется изучать немецкий язык, что немцы потребуют своп сохранившиеся дома, что усложнится и без того острая жилищная проблема, что возможно даже насильственное выселение русскоязычного населения Все эти опасения навеяны событиями в "Прибалтике, на Кавказе, в Средней Азии... 

Но, во-первых, большинство этих опасений снимается программными документами Всесоюзного общества советских немцев «Возрождение», которые умышленно «заморожены» в аппаратных инстанциях Саратовской и Волгоградской областей.

Во-вторых, опасения общего характера существовали всегда и во всем. В конкретном случае они могут и должны быть сняты рамками комплексной программы социально-политического и экономического развития. Участие населения, проживающего сегодня на территории предполагаемой автономии, широкое обсуждение проекта этой программы станет гарантом отражения и защиты его интересов в новом государственном образовании.

Завершая' обзор ситуации в Поволжье вокруг проблемы восстановления немецкой автономии, хотелось бы все же отметить, что далеко не все население, проживающее на бывшей территории АССР НП, выступает против этой идеи.

Отрадно, что именно в эпицентре зарождении и распространения антиавтономного движения на заводе «Радон» г. Маркса, выросло новое общественно-политическое движение русскоязычного населения «Справедливость», выступающее в поддержку автономии. Возглавил его секретарь парткома завода Проскуряков В И. Сегодня  это движение расширяется, учреждена уже областная организация.

В декабре 1989 г. оргкомитет группы «Справедливость» направил Второму съезду народных депутатов СССР специальное Обращение, в котором в частности говорится: «Некоторые руководители используют смятение неосведомленных, измученных экологической разрухой, напуганных грозными вестями из Карабаха и Ферганы людей в своих местнических интересах. В аппарате горкома практически сомкнулись с комитетом, который ставит своей целью противодействие восстановления республики. Аппаратчики вместе с ним воздействуют на трудовые коллективы, формируя массовое мнение», и далее: «На встрече представителей обкома с идеологическим активом города в ответ на вопрос о восстановлении АССР НП прозвучала фраза- «Вы что, хотите, чтобы немцы у нас тут начальниками были?» Все это привело к росту напряженности в городе и районе. Призывы к митингам, забастовкам, недоверие Верховному Совету СССР перемежаются прямыми шовинистическими выпадами. Межнациональная ситуация в городе выходит из-под контроля».

Это писали русские люди, истинные патриоты и интернационалисты.

28 ноября 1989 г., в последний день работы Второй сессии Верховного Совета СССР на закрытом заседании прозвучал доклад Г. С. Таразевича о «Выводах и предложениях комиссий Совета Национальностей по проблемам советских немцев и крымских татар не обсуждались, а решения по этим вопросам были приняты практически единогласно, убеждает в том, что все, незадолго до этого проголосовавшие за декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, н обеспечении их прав», были к этому внутренне готовы, что эти решения действительно назрели.

Многие народные депутаты СССР поздравляли друг друга, а также кровно заинтересованных в этом крымских татар и советских немцев, рассматривая принятое постановление парламента как зрелое политическое решение обеих проблем.

Все депортированные народы, вся прогрессивная общественность страны с удовлетворением восприняли краткое сообщение о решении парламента. В том же сообщении, опубликованном 29 ноября 1989 г. в центральных газетах, говорилось, что само постановление Верховного Совета СССР будет опубликовано позже.

Однако с тех пор прошло уже более четырех месяцев, а постановление в центральной печати так и не появилось. Опубликовано оно лишь в Ведомостях Верховного Совета СССР, как и все предыдущие указы по советским немцам, т. е. для узкого круга людей, а не для всего народа, который с нетерпением его ждал.

Все попытки руководства ВОСН «Возрождение» выяснить, по каким причинам не опубликовано упомянутое постановление, ничего не дали. Народные депутаты, к которым мы обращались, только пожимали плечами. Даже председатель депутатской комиссии по проблемам советских немцев Г. Н. Киселев не нашел аргументов, оправдывающих замалчивание столь актуальной информации.

В то же время «полусекретное» По-становление Верченого Совета СССР от 28 ноября 1989 г. вскоре после принятия было опубликовано в саратовской и волгоградской прессе. Как это объяснить?

И что это за постановление «О выводах и предложениях...»?

А где сами выводы и предложения? В чем они заключаются? Кому, собственно, нужно постановление о незаконченном процессе? А если работа комиссий по проблемам советских немцев и крымских татар завершена (а она фактически завершена), то почему так странно звучит само постановление «О выводах и предложениях...», а не о сущности этих выводов, т. р восстановлении государственности этих народов? Если же процесс выработки политического решения не завершен, то почему комиссии Г. Н. Киселева и Г. И. Янаева уже три месяца бездействуют?

И вообще, не слишком ли много вопросов там, где все должно быть ясно и однозначно?

Образованная на основании постановления  парламента очередная Государственная комиссия по проблемам советских немцев поставлена в затруднительное положение. Как ей все-таки рассматривать Постановление Верховного Совета от 28 ноября 1989 г.? Если это политическое решение, то почему оно не четко сформулировано? Если же это постановление нельзя рассматривать как политическое решение, то кто и когда его выработает? И что в таком случае делать комиссии Совмина как исполнительному органу?

Складывается тревожное впечатление, что и новым составом Верховного Совета пытаются манипулировать определенные силы Но кто они? Не хотят ли новый, революционный парламент превратить в игрушку в руках чиновников застоя?

Эмиграция советских немцев достигла огромных размеров. Более 100 тысяч их покинуло страну в одном только 1989 г. На 1990 г уже подано около 350 тысяч заявлений на выезд.

То, что страна теряет десятки миллиардов рублей от выезда советских немцев, это только одна сторона. А сколько мы теряет от фактического уничтожения уникального этноса, от политической самодискредитации СССР в глазах мировой общественности, своих собственных народов? Кто это измерит?

Я считаю, что без решения национальных проблем советского немецкого народа, крымских татар, турок- месхетинцев, понтийскнх греков и многих других народов перестройке не выйти из кризиса в сфере межнациональных отношений.

Только законодательное решение парламента о восстановлении Немецкой АССР может вернуть советским немцам веру в справедливость, веру в свое национальное будущее в СССР. Это бы стало одновременно крупным достижением перестройки в нормализации межнациональных отношений

Генрих ГРОУТ,
председатель Всесоюзного общества
советских немцев «Возрождение».

(Перепечатывается из газеты «Нойес лебеп» по просьбе активистов местного общества «Возрождение»),

 

Сельская новь (Балахта) 17 мая 1990 года
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музеем


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е