ПОЛЯРНЫЙ ГИДРОГРАФ


Orlovsky_PM.jpg (11026 bytes)Недавно исполнилось 90 лет со дня рождения первого начальника полярной гидрографии Петра Владимировича Орловского, много сделавшего в тридцатые годы для исследования севера Красноярского края и Северного морского пути. Долгое время его имя как “врага народа” вымарывалось из истории освоения Арктики. Теперь его носит остров в Карском море, мыс на Земле Франца-Иосифа. Недавно принято решение о строительстве в Финляндии нового гидрографического судна “Петр Орловский”.

Прежде чем стать начальником Гидрографического управления Главсевморпути, Петр Владимирович успел поработать в Северо-Сибирском государственном акционерном обществе промышленности и торговли (сокращенно Комсеверопуть) - предтече созданного в 1932 году Главного управления Северного морского пути Это акционерное общество начало успешное индустриальное освоение Севера и его транспортных путей. Орловский участвовал в приемке на Енисее карских товарообменных экспедиций, для организации которых в 1930 году Комсеверопуть направил его за границу - сначала в Лондон, потом в Берлин и Гамбург.

Став в июне 1933 года начальником только что образованного Гидрографического управления Главсевморпути, или, как мы называем, полярной гидрографии, Петр Владимирович не замкнулся на кабинетной тиши. Каждое лето он вместе со своими подчиненными отправлялся в Арктику, чтобы принять личное участие в изучении и обеспечении безопасности мореплавания по трассе Северного морского пути. В 1934 году он возглавил Карскую и Вторую Ленскую транспортную экспедиции. Именно тогда экипаж впервые появившегося у красноярский берегов ледокола “Ермак”, где находился штаб Орловского, назвал его именем остров, открытый в архипелаге Сергея Кирова. В 1936 году Орловский руководил гидрографической экспедицией на ледокольном пароходе “Г.Седов”, которая открыла семь новых островов в архипелаге Норденшельда. На следующий год опять на “Г.Седове” Петр Владимирович прошел из Архангельска в море Лаптевых. За первое обследование пролива Санникова он получил по радио благодарность К.Е.Ворошилова и О.Ю.Шмидта, а когда “Г.Седов” вместе с ледокольными пароходами “Садко” и “Малыгин” был затерт льдами и вынужден стать на зимовку в северной части моря Лаптевых, Орловского... снимают с работы “за непринятие необходимых мер по ликвидации последствий вредительства, засоренности аппарата и неумение правильно расставить кадры”, как было сказано в приказе по Главсевморпути от 15 октября.

Этот приказ на зимовке расценили как недоразумение, происшедшее по вине что-то напутавших радистов, и Орловский работал по-прежнему. О том, что начались массовые репрессии, среди полярников стало известно только весной 2938 года. 184 зимовщика были вывезены с каравана самолетами полярной авиации. В Якутске у прибывших сложилось впечатление, что страна готовилась встретить их подобно тому, как четыре года назад торжественно встречала челюскинцев. Основания для этого были - подвиг моряков с ледокольных пароходов был соизмерим. Как вспоминал заместитель Орловского по экспедиции В.И.Воробьев: “Остуда наступила в Красноярске, куда прилетели 15 мая. Здесь был подготовлен нам большой банкет, отмененный, по-видимому, в последний момент. Столы были накрыты человек на сто, а явились, кроме нас десяти и летчиков, еще человек 5-10 третьестепенных местных работников. На вокзале в Москве нас уже никто из руководства Главсевморпути не встречал. Утром 21 мая по прибытии в Ленинград Орловского сразу арестовали”.

Недавно на одну из моих публикаций об Орловском откликнулся проживающий в Ленинграде инженер-приборист Михаил Исакович Лившиц, в те летние дни тридцать восьмого сидевший в тюрьме вместе в Петром Владимировичем. “Разные были люди в заключении, - вспоминает он. - Директор большого ленинградского завода, например, когда я, томимый голодом, попросил поделиться присланным ему с воли хлебом, сразу отказал - неизвестно, мол, что с тобой будет завтра, и должок обратно не получишь. Орловский же не только отдал все имевшееся у него съестное, но и те несколько дней, которые мы провели вместе, постоянно утешал и вселял уверенность, что правда и справедливость в партии и стране восторжествуют. Более убежденного в человечности ленинских идей я не встречал”.

Орловского судили вместе с гидрографами Н.И.Евгеновым, П.К.Хмызниковым, Е.С.Гернетом, Ю.К.Петровым. Лишь с третьего раза при закрытых дверях чрезвычайная “тройка” вынесла ему приговор как англо-германскому шпиону. Приговор - 10 лет лагерей. Как он позже рассказывал: “Главная моя вина свелась в конце концов, к чисто личному делу - получению женой Марией Сергеевной алиментов на дочь от первого брака от немецкого инженера Кунце их Германии, хотя бракоразводный процесс в Лондоне проходил с участием Советского торгпреда и выплаты были оформлены через нейтральный банк в рублях”.

О последних днях Орловского рассказал мне живший с ним его сын, Свет Петрович - известный московский хирург, руководивший медициной Советской Гималайской экспедиции. Еще в 1977 году “Комсомольская правда” писала об уникальной операции, проведенной им с товарищами на Памире на высоте 4 тысячи метров в экспедиционных условиях. От отца он унаследовал мужество, гуманность, готовность в любую минуту прийти на помощь ближнему.

Вместе сын с отцом жили только 1948 год, когда Петр Владимирович вернулся из заключения. Срок от отбывал в пермских лагерях, где работал на лесоповале. Старые знакомые помогли ему вернуться к морю, правда, теплому Азовскому. Здесь он возглавил рыбное хозяйство орса строившегося Лисичанского металлургического комбината. Умер Орловский 26 июня 1948 года в Мариуполе от сердечного приступа.

В историю полярной гидрографии П.В.Орловский вошел под N 1. Потом этот пост занимали Г.Н.Боровиков, К.С.Галанин, В.И.Сухоцкий, чьи имена теперь также увековечены в Арктике, ныне здравствующие А.К.Жилинский, В.И.Пересыпкин, Е.В.Клюев. Если раньше гидрографические работы в Арктике под военным флагом производили эпизодически и на отдельных участках, то при Орловском началось планомерное обеспечение безопасности мореплавания по всему Северному морскому пути. При нем торговый флот обрел здесь первые суда, экспедиции, специалистов, занимающихся гидрографией. Теперь только на территории Красноярского края работают большие арктические подразделения - Диксонская, Игарская, Хатангская гидрографические базы, каждая из которых превосходит по объему выполняемых работ Гидрографическое управление, созданное П.В.Орловским.

С.ПОПОВ, почетный полярник
Красноярский рабочий 25.08.90


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е