Колесницы кровавый след


История революционного переустройства, кровопролитной гражданской войны в 1917—1920 годах на енисейских золотых приисках до сих пор в угоду идеологической конъюнктуре освещалась однобоко, зачастую затушевывалась. Автором этой статьи изучен редкий, ранее не известный материал, и события прошлого на приисках описаны так, как это происходило на самом деле

Накануне 1917 года Южно-Енисейский золотопромышленный округ занимал ведущее положение в экономике Енисейской губернии. Здесь добывалось более 42 процентов губернского золота. В округе было 93 работающих прииска, 3 рудника, 16 драг и 15 мехмастерских. В 1917 году на южно-енисейских приисках проживало 2.317 душ населения, из них 1.200 рабочих — самый большой отряд приискового пролетариата в Енисейской губернии.

На приисках находились ссыльные большевики Ф.М.Еремин, А.В.Мадей, Ю.К.Тиммерман, Я.А.Мельбикс, Ф.М.Николенко, И.Я.Грасс, эсер П.М.Портянников, меньшевик Е.М.Черановский. Они работали драгерами, машинистами, котельщиками, слесарями на драгах и в мехмастерских, имея крепкие связи с приисковыми рабочими.

5 марта 1917 года в 10 часов утра телеграф Гадаловского прииска принял сообщение «о перевороте государственного строя» — февральской буржуазно-демократической революции и отречении царя от престола.

Объединенными усилиями разных политических группировок, демократическим путем, с марта по октябрь 1917 года удалось сделать много полезного в государственном переустройстве на удерейских приисках. 8 марта на Гадаловском прииске было объявлено об организации профсоюза горнорабочих и служащих Южно-Енисейского горного округа. 13 марта здесь образуется комитет общественной безопасности, позднее — кооператив «Горносоюз».

Председателем правления профсоюза и кооператива, заместителем председателя исполкома общественной безопасности рабочие и служащие избрали талантливого организатора рабочего движения на южных приисках, машиниста Калифорнийской драги, опытного социалиста-революционера П.М.Портянникова. Председателем исполкома общественной безопасности был избран инженер-технолог, председатель Совета южноенисейских золотопромышленников, кадет В.П.Серебренников. Председателем и секретарем исполкома профсоюза избрали горнорабочих Гадаловского прииска, большевиков, 20-летнего латыша Антона Войцеховича Мадея и Федора Михайловича Еремина.

Найденные документы опровергли существующее 73 года ошибочное мнение, что организатором и первым председателем профсоюза был Ф.М.Николенко. Елизаветинский прииск в комитете общественной безопасности и в ревизионной комиссии кооператива представлял Ф.Д.Вальков.

Выборные органы взяли на себя функции административной и контрольной власти, распределяли товары и припасы, вводили рабочий контроль над приисковым производством, пересматривали размеры заработной платы, организовывали врачебно-санитарную помощь.

Переустройство на приисках проходило с переменным успехом. К осени 1917 года между группировками, входившими в органы управления, на почве политических разногласий возник раскол и началась борьба за власть. Думается, что ошибки допускали представители всех политических группировок. Эсеры и меньшевики не считались со специфическими трудностями золотой промышленности. Кадеты были приверженцами старых позиций золотопромышленников. Большевики, добиваясь власти, не желали компетентно и профессионально отвечать за ее последствия.

В разгар раскола и борьбы за власть между политическими группировками до удерейских приисков долетело известие о победе пролетарской революции в Петрограде. Перевес стал на стороне приисковых рабочих и большевиков. Однако складывающуюся революционную ситуацию ангарские крестьяне, которые до времени занимали позицию сторонних наблюдателей, и рабочие поняли по-своему. В январе 1918 года группы ангарских крестьян совершили первые набеги на прииски с целью грабежей. Часть рабочих тоже не дремала и выкрала из кассы Гадаловского прииска 196 рублей. В качестве ответной меры на их действия исполком общественной безопасности увеличил состав милиции с 6 до 15 человек.

Между администрацией приисков и профсоюзом возник взрывоопасный конфликт. А разгоревшаяся в это время в России ожесточенная борьба между политическими партиями и принятое Енгубислолкомом решение о национализации золотых приисков толкнули удерейских большевиков совершить переворот, захватить власть. Так, 14 февраля 1918 года на Гадаловском прииске родился Южно-Енисейский Совет рабочих и солдатских депутатов. Численный состав совета был 32, исполкома — 7 человек.

Установлено, что первым председателем исполкома Совета стал Ф.М.Еремин, комиссаром административного отдела — А.В.Мадей. Кадет В.П.Серебренников, он же глава комитета общественной безопасности, был арестован и препровожден в Красноярск, о чем Ф.М.Еремин и А.В.Мадей 5 апреля телеграфировали в Енгубсовнархоз. Этим арестом они порвали все связи совдепа с золотопромышленниками.

Наступила буйная весна 1918 года, прииски начали новый сезон, Александровская драга намыла первые 66 золотников, о чем 3 мая телеграфно сообщалось Енгубсовнархозу в Красноярск. Но обстановка резко изменилась. 15 мая Енгубисполком конфисковал имущество Александровской и Спасской компаний в Красноярске. Сразу было остановлено финансирование приисков. А денег в это время требовалось очень много. Еще 25 марта, 5 и 11 апреля 1918 года Ф.М.Еремин телеграфировал в Красноярск, что за приисками числится долг 100 тысяч рублей, для жизни требуется 65 тысяч пудов муки, а для ее оплаты и расчета с рабочими надо еще 75 тысяч рублей.

В этой сложной обстановке приискам нужна была практическая помощь. А местные совдеповцы, обладая властью, но не имея профессионального опыта управления золотой промышленностью, стали терпеть неудачи. Были нарушены внутрироссийские и заграничные торгово-промышленные связи, а как их наладить, совдеповцы не знали. Людям угрожал надвигающийся голод.

Социалиста-революционера П.М.Портянникова, который обладал огромной способностью объединять людей на острых поворотах переустройства, в этот трудный момент на приисках не оказалось. Более того, большевики, входившие в совдеп, воспользовались отсутствием П.М.Портянникова и ложно его обвинили в сепаратизме и связях с администрацией приисков. А он в эти дни пробирался по глухим дорогам в Канск для встречи с рабочими, но был убит под Тасеево красногвардейцами и изуродован до неузнаваемости.

Многими такими нелепыми смертями характерно то время. О надвигающейся грозе, за которой последовало падение Советской власти в Красноярске, Южно-Енисейский исполком знал уже в середине июня и готовился покинуть прииски. О дне выхода и маршруте следования из тайги первой партии совдеповцев, большевиков и красногвардейцев белогвардейцы узнали заранее. Они перехватили телеграмму, отправленную А.В.Мадеем в Енгубисполком, в которой он сообщал, что красногвардейцы выходят с приисков 20 июня через Казачинскую.

При выходе на Енисейский тракт совдеповцы, большевики и красногвардейцы попали в плен к белогвардейцам. А.В.Мадей, находясь еще на приисках, не знал о падении Советской власти в Красноярске, отправил срочную телеграмму председателю Енгубислолкома Г.С.Вейнбауму с требованием разъяснить причину задержания отряда. Енгубисполком телеграммы не получил, так как еще 18 июня он всем составом эвакуировался из Красноярска. Узнав только 27 июня о падении Советской власти в Красноярске, А.В.Мадей и Ф.М.Еремин временно скрылись на прииске Сократовском, который покинули с последней группой красногвардейцев в первой половине июля.

Покинув прииски, совдеповцы и большевики допустили губительную ошибку, несмотря на то, что был сформирован большой вооруженный отряд красногвардейцев. Идея их эвакуации из тайги зрела давно. Еще в первой половине июня — до падения Советской власти в Красноярске — Южно-Енисейский исполком дважды телеграфировал в Енгубсовнархоз, чтобы он разрешил остановить драги и выйти красногвардейцам из удерейской тайги. Причиной такого решения явилась неспособность совдепа преодолеть кризисную обстановку, сложившуюся за последние месяцы на приисках. Это было настоящее бегство, ничем не оправданное. Население приисков было брошено на произвол судьбы.

Перед тем как покинуть прииски, красногвардейцы, опираясь на пролетарский экстремизм, забрали из приисковых касс все золото. Когда члены Южно-Енисейского совдепа и красногвардейцы эвакуировались с приисков, они допустили противозакония по отношению к населению ангарских деревень. Газета писала, что около 100 вооруженных красногвардейцев плывет на лодках по Ангаре, грабя жителей деревень.

Это бегство обернулось кровавой трагедией и человеческими жертвами. А.В.Мадей, попав в лапы белогвардейцев, был расстрелян 18 сентября 1919 года в Красноярске. Погиб в белогвардейском застенке и член совдепа Я.А.Мельбикс. Судьба Ф.М.Еремина осталась неизвестной. Ф.М.Николенко и Ю.К.Тиммерману каким-то образом удалось ускользнуть от белогвардейцев и остаться в живых. Член исполкома Е.И.Часовщиков, получивший наган № 18018, спрятался в Рыбной, выжидая окончания контрреволюции.

15 июля 1918 года для охраны золота и драг на удерейские прииски прибыл от белых отряд особого назначения численностью 70 человек, а не 200, как считалось раньше. Он примкнул к «белой» милиции. Объединенным отрядом в 25 человек командовал Ф.Д.Вальков, который был начальником народной милиции.

Материалы того времени свидетельствуют, что бегство членов Южно-Енисейского совдепа, большевиков и красногвардейцев с приисков создало обстановку всеобщего разгула. В набегах на прииски, грабежах и поджогах участвовали все: крестьяне ангарских деревень, разгулявшиеся рабочие, беглые солдаты, безжалостные уголовники и воинствующие красногвардейцы.

Восстанавливать и финансировать разграбленное приисковое производство отказались все акционерные компании. Население приисков оказалось на грани гибели. В этот трудный час большую помощь для спасения людей от голодной смерти оказал директор Александровской акционерной компании Н.Н.Гадалов, выделив срочно 40 тысяч рублей и 1.000 пудов муки. Однако к осени 1918 года обстановка обострилась. На Гадаловском прииске «кочующая» банда похитила золото на сумму более 42 тысяч рублей.

800 рабочих — оборонцы — не стали участвовать в государственном переустройстве, сгруппировались и влились в Александровскую компанию, продолжая добывать золото. 250 рабочих, став партизанами, разошлись мелкими группами по таежным зимовьям и глухим поселкам и не занимались добычей золота. У них не было руководителя и органа, от имени которых они могли бы выступать. Это было стихийно складывающееся объединение рабочих, не имевшее программы действий.

Разным был и экономический результат участия рабочих в приисковом производстве в период государственного переустройства. За 1918-й и 1919 годы убытки от погромов и грабежей, в которых, как свидетельствуют документы, участвовали и рабочие-партизаны, составили на приисках центрального Удерея 535 тысяч рублей. Экстремистски действовал и сам Южно-Енисейский совдеп, отобрав у населения Гадаловского прииска 17 тысяч рублей.

Однако рабочие-оборонцы держались — продолжали ритмично работать, увеличив добычу золота в 1919 году в 3 раза. Они регулярно снабжались продуктами и одеждой, ежемесячно получали зарплату. Через магазины было продано продуктов и припасов, выдано зарплаты рабочим и служащим на сумму 304 тысячи рублей. Успешно работал кооператив. Общий расход Александровской компании на содержание приискового производства составил в 1919 году полтора миллиона рублей.

В конце 1918 года партизаны для захвата приисков решили привлечь ангарских крестьян. Они направили в ближайшие к южной тайге деревни горнорабочего Гадаловского прииска Никиту Феофановича Карабаша для агитации крестьян. Но, согласившись на словах, на деле крестьяне не приняли предложения партизан.

В феврале и апреле 1919 года партизаны предпринимали попытки захватить прииски, но они заканчивались неудачей. Рабочие оборонцы давали постоянный отпор. На их стороне оказался и малочисленный отряд Ф.Д.Валькова. состоявший в основном из рабочих, а не из 150 отборных белогвардейцев, как раньше писали. Живой свидетель тех событий Н.Я.Абачин писал в своей автобиографии, что «в отряде белых большинство было своих товарищей».

Потеряв надежду установить контроль над приисками, партизаны вышли за пределы горного округа и влились в отряд Ф.Я.Бабкина, стоявший под Казачинской. В конце мая здесь завязались кровопролитные бои с сильно укрепленным отрядом белогвардейцев капитана Тугунова, в которых погиб 141 приисковый рабочий.

В середине 1919 года на центральный Удерей пришла страшная весть — на руднике Шалтырь красногвардейцы убили бывшего управляющего Гадаловского прииска А.К.Стефанского с женой. А.К.Стефанский проработал на Удерее 12 лет и пользовался большим уважением у рабочих, его убийство у них вызвало волну гнева. В это время как раз вернулись на прииски из-под Казачинской рабочие-партизаны. Общего языка с оборонцами они вновь не нашли, началась междоусобица, и вспыхнуло восстание. Добыча золота на приисках приостановилась.

В разгар восстания в конце июня для выяснения обстановки на удерейские прииски прибыли представители красноярских золотопромышленников А.И.Паклин и А.К.Соколовский. Но они были зверски убиты восставшими партизанами. Вот тогда-то и появился в Нижнем Приангарье белогвардейский отряд под командой капитана Ситникова. Он следовал на удерейские прииски. При остановке в Мотыгине Ситников отдал команду на карательную акцию в ответ на убийство золотопромышленников. Кровь рождала кровь. Четверых ангарских крестьян арестовали и в Рыбной расстреляли, но не как представителей Советской власти, ибо таковыми они не были, а как заложников двух деревень, участвовавших в угоне лошадей, грабежах и убийствах на приисках.

Глубокой осенью 1919 года в Южно-Енисейской золотой тайге наступило затишье, а кровопролитное государственное переустройство так и не достигло своего логического завершения. До конца мая 1920 года в Южно-Енисейском горном округе, Нижнем Приангарье было полное безвластие.

Л.Киселев,
доцент,
заведующий кафедрой Красноярского
инженерно-строительного института

«Красноярский рабочий», 15.09.1990 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е