Власть, не выдержавшая испытания


УРОКИ ИСТОРИИ

Мы долгое время были уверены, что в период социальных потрясений в 1917—1918 годах пролетариат взял власть в свои руки и, не отказываясь от нее, довел умело государственное переустройство до победного конца. Такое конъюнктурное толкование истории было построено на фальсификации прошлого. Оказалось, что государственное переустройство в золотопромышленных районах края проходило по-разному. На южноенисейских приисках большая часть рабочих его не поддержала, и оно было кровавым. Сегодня мы рассказываем о событиях на североенисейских золотых приисках.

КОГДА ЛЕТИШЬ самолетом в Северо-Енисейск, кругом безбрежное море тайги, и на дальнем пути — огромная гора Полкан, покрытая круглый год белоснежной шапкой. Словно сторожевой форпост, она стоит на подступах к центру северной тайги. Когда-то отсюда тянулись «золотые нити» в Петроград, где находилось главное управление Федоровского акционерного золотопромышленного общества, которому принадлежали здешние прииски.

Северные прииски — золотой «медвежий» угол — открыли в 1838 году. По 1917 год здесь добыли более 275 тонн, золота, Центральные прииски Северо-Енисейского горного округа находились в 600 километрах от Красноярска, в 300 — от Енисейска. Их оторванность от городов и разбросанность по глухой тайге в годы революции сыграла свою роль. Ничего не зная о текущих событиях, приискатели жили больше слухами. А горная полиция северных приисков делала все возможное, чтобы рабочие не узнали о происходящих в России событиях.

Перед 1917 годом Северо-Енисейский горный округ по количеству добываемого золота занимал в Енисейской губернии первое место. Половина добычи приходилась на его долю. К этому времени насчитывалось 34 рентабельно работающих прииска, 14 драг. Здесь находился самый большой рудник — Авенировский, на котором ежегодно добывалось до 128 килограммов золота. Перед революцией на северных приисках работало уже около 1.000 рабочих и служащих.

Северные прииски издавна были местом ссылки противников царизма. В 1844—1845 годах здесь, кстати, томился декабрист А. И. Якубович. В 1908 году ссыльный слесарь красноярских железнодорожных мастерских большевик Ф. М. Никитин организовал в этих краях забастовку, в которой приняло участие 400 рабочих северных и южных приисков. (Судьба его оборвалась трагически, в 1919 году Ф. М. Никитин был расстрелян колчаковцами). В 1910 году на Елизаветинском прииске отбывал ссылку известный .революционер-большевик А. Г. Шлихтер. В феврале 1915 года северный приисковый пролетариат снова заявил о себе, объединившись и организовав приисковую забастовку.

Накануне 1917 года самосознание приисковых рабочих формировалось под влиянием разных политических группировок. Здесь отбывали ссылку и работали меньшевики, эсеры и кадеты. Здесь обосновались ссыльные польские и латышские социал-демократы Н. И. Шинкаревский и Я. М. Спрогис, которых царская охранка пригнала в кандалах в Енисейскую губернию еще в 1912 году. а также М. М. Миновский, А. С. Брайловский и А. Т. Водолазский, ставший в 1915 году секретарем Совета съезда золотопромышленников Северо-Енисейского горного округа. Все они, конечно, оказывали влияние на умонастроения местного пролетариата, говоря о неизбежности и необходимости революции.

Как только стало известно о февральской революции в Петрограде. начались волнения. 8 марта 1917 года 356 человек собралось на Елизаветинском прииске, под председательством эсера приискателя Я. А. Триполько. Тайным голосованием приискатели избрали временный исполнительный комитет общественной безопасности на переходный период. В исполком вошли в основном эсеры в составе семи человек. Председателем исполкома избрали эсера П. И. Александрова. Исполком огласил программу борьбы. с администрацией за улучшение условий жизни и труда рабочих.

Большевики, проиграв кульминационный момент борьбы за власть, объединились в легальную социал-демократическую организацию северных приисков и взяли курс на создание Совета рабочих депутатов.

В СОВЕТСКОЙ исторической науке укрепилось мнение, что исполкомы общественной безопасности как органы Временного правительства были сущим злом и всячески препятствовали созданию Советов. А как было на самом деле у нас,  в таежной глуши?

В Северо-Енисейский исполком общественной безопасности входил большевик А. Т. Водолазский и как представитель социал-демократической организации добивался выполнения ее решения в нем. А сам исполком оказывал помощь большевикам. 23 марта 1917 года на своем заседании он принял резолюцию, в которой было записано: «Способствовать скорейшей организации Совета рабочих депутатов».

Так между 24 и 28 марта 1917 года был образован Совет рабочих депутатов Северо-Енисейского горного округа. Первым председателем исполкома Совета стал А. А. Френкель, заместителем А. С. Брайловский, секретарем Н. И. Шинкаревский, членами Я. М. Спрогис и Д. Бобков. На первом же заседании Совет принял решение о введении восьмичасового рабочего дня, повышении зарплаты рабочим на 20 процентов, улучшении жилищных условий. Но выполнить это решение не удалось, т. к. Советы не имели влияния на администрацию приисков. Для борьбы с ней создали профсоюз горно-рабочих и служащих. В правление союза избрали известных рабочих Романенко, Костенко, Колесникова, Верхотуоова и большевика Шинкаревского, ставшего потом членом Енгубисполкома, Енгубкома партии большевиков.

С этого времени на северных приисках образовалось двоевластие и между его органами управления началось соперничество, кто скорее и эффективнее достигнет успеха в улучшении условий жизни и труда рабочих. Но положение не улучшалось. К середине апреля на северных приисках начались забастовки из-за плохого обеспечения рабочих продуктами. Исполком общественной безопасности, предвидя волнения, 16 апреля явочным порядком ввел 8-часовой рабочий день для рабочих мехмастерских на Авенировском руднике, на Марьинском. Ново-Николаевском и Елизаветинском приисках. Такие решительные действия эсеров не понравились исполкому совдепа. Соперничество оборачивалось отчуждением между двумя органами власти.

Оно обострилось по инициативе совдепа после того, как 13 июня 1917 года на заседании исполкома Красноярского Совета председатель совдепа северной тайги А. Л. Френкель поставил вопрос о приисковых органах власти. И 15 июля Енисейский Совет, через который осуществлялась координация властей на северных приисках, без согласования с представителями с мест, силой и запугиваниями предложил ликвидировать комитеты общественной безопасности. Насилие вызвало протест, обстановка на приисках стала резко ухудшаться. Толчком к недовольству послужила и учрежденная еще 27 мая 1917 года Енисейская уездная земская управа. которая именно после 15 июня взяла курс на конфискацию северных приисков и создание там своего филиала — территориального представительства.

1 октября на Елизаветинском прииске прошло первое волостное земское собрание Северо-Енисейского горного округа. Большинство приискателей (53 процента) в выборах не участвовало. Однако эсерам удалось стать во главе волостной земской управы. Председателем волостного земского собрания был избран Я, А. Триполько, председателем управы — П. И. Александров.

ПОЛУЧИВ ИЗВЕСТИЕ о пролетарской революции в Петрограде, Красноярский Совет сразу же опубликовал воззвание «Вся власть на местах принадлежит Советам», рабочие приисков активизировались, они добились подготовки проекта коллективного договора между профсоюзами горно-рабочих и администрацией приисков Федоровского общества. Этим .договором предусматривалось заметное улучшение жизни и труда приискателей. Однако заключение договора скоро провалилось. Почувствовав нерешительность совдепа в государственном переустройстве, члены волостной земской управы совершили переворот, устранив его вообще с авансцены. Рабочие не сопротивлялись этому.

. В январе 1918 года по решению Енгубисполкома для выяснения причин переворота и переизбрания совдепа на северные прииски выехали комиссары. Это заместитель председателя Енгубисполкома, председатель Революционного трибунала И. А. Королев и М. М. Миновский, в прошлом отбывавший ссылку на приисках. По пути через Енисейск был подключен и П. Т. Метелев. бывший рабочий северных приисков, член Енисейского Совета и революционного суда (он был расстрелян колчаковцами 18 сентября 1918 года вместе с А. С. Брайловским в Красноярске). Для И. А. Королева же эта поездка стала последней большой политической миссией. Вернувшись в Красноярск з состоянии большого душевного потрясения от непредвиденного развития событий на приисках, 26 февраля он застрелился.

Прибывшие комиссары разъясняли рабочим значение «текущего момента», необходимость переизбрания совдепа и национализации приисков. Поочередно по приискам прошли многолюдные собрания и митинги рабочих. Повторное избрание совдепа проходило в острой борьбе между двумя враждующими группировками — большевиками и теми, кто представлял земскую управу. Для участия в борьбе была использована гор-ная милиция. Милиционеры, стоявшие на позициях земского правления, ходили по приискам и угрозами запрещали голосовать за .большевиков.

В первых числах января 1918 года в северной тайге вторично был избран Совет рабочих депутатов в составе 14 человек. Теперь большинство мандатов в совдепе принадлежало большевикам. Директор Федоровского акционерного общества Г. А. Марков, давая характеристику состава совдепа, писал, что «по своим политическим убеждениям почти все лица принадлежат к партии социал-демократов». Они стали выполнять свою программу. 9—10 января 1918 года комиссары Енгубисполкома провели объединенное заседание Совета рабочих депутатов и правления профсоюза Северо-Енисейского горного округа, на котором было принято решение национализировать прииски. Надежда на поголовное участие приискателей в голосовании за национализацию приисков не оправдалась.

Из 1.000 рабочих и служащих в голосовании участвовало всего 274 человека, более того, одна треть из них высказалась против экспроприации приискового хозяйства. В рабочей среде начались замешательства, сомнения в правильности происходящего. Комиссары вновь вышли к рабочим с агитацией за национализацию приисков. И. А. Королев выступил перед рабочими с последним своим большим докладом. 31 января совдеп принял решение о создании комиссии рабочего контроля за проведением национализации приисков. Она была избрана общим собранием из числа специалистов по хозяйственной, продовольственной и технической части; Комиссия, в которую были избраны Березняк, Подкорытов и Осипов, начала осуществлять с третьего февраля контроль над приисковым  производством.

31 МАРТА 1918 ГОДА председатель Енгубисполкома Г. С. Вейнбаум по телефону доложил правительству а Москве, что «национализация приисков Северо-Енисейской тайги идет полным ходом». 12 апреля председатель Енгубсовнархоза В. Н. Яковлев оповестил всю губернию, что «северными приисками управляет совет рабочих». Сверху стали спускаться планы. А Енгубсовнархоз постарался запланировать в 1918 году добычу 425 килограммов золота. Запланирована была и прибыль — 2 млн. 168 тысяч рублей.

И вдруг произошло го драматичное, чего не ожидал, наверное, никто. В середине апреля совдеп отказался от национализации приисков, потому что, как сообщала газета «Голос народа» 21 апреля 1918 года, «у Советской власти нет денег на их содержание». Деньги, конечно, играли решающую роль при национализации приисков. Но дело было не только в них. Между митинговой идеей революционного преобразования и реальностью государственного переустройства в глухой «золотой» тайге оказалась огромная пропасть. Было решено пригласить Г. А Маркова приехать на прииски, так как он хорошо их знал. Сама идея национализации золотодобывающей промышленности революционным путем была дискредитирована. Ее срыв в северной тайге мигом разнесся по всей губернии. На золотых приисках и рудниках национализация встретила ожесточенное сопротивление со стороны рабочих. Это послужило началом гражданской войны в золотопромышленных районах. Национализация была проведена только после ее окончания.

Время с апреля 19!8-го поле- то 1920 года для северных приисков было самым трудным за всю историю их существования, Разуверившись в способности совдепа осуществить государственное переустройство, рабочие покидали прииски. Их число сократилось в пять раз. Из 14 драг работала только одна — № 13, принадлежавшая Г. А. Маркову. Добыча золота на Авенировском руднике упала в 8 раз. Так драматически обернулось государственное переустройство на приисках северной тайги.

Была ли альтернатива сплошной национализации приисков, претендующей на универсальность? Конечно, была. Маркс, например, считал, что в ходе социальной революции надо использовать и выкуп средств производства. Но что теперь судить. Можно только учиться на ошибках прошлого. А гора Полкан, как немой свидетель, по-прежнему напоминает о том времени в глухой северной тайге, когда там происходили драматичные социальные потрясения.

Л. КИСЕЛЕВ,
доцент, заведующий кафедрой Красноярского технологического института.

Гонорар за публикацию автор просит перечислить по адресу: г. Дивногорск, ул. Чкалоаа, школа-интерн» для сирот.

Красноярский рабочий. # 24 ноября 1990 года


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е