Кровь, пот и соль «Нордвикстроя»


В начале августа в Норильск вернулась экспедиция Норильского отделения Всесоюзного общества «Мемориал»

В составе экспедиции было восемь человек: художники С.Морозов (начальник экспедиции), А.Слесарев, В.Асадчиков, Л.Башков (г.Ленинград), фотокорреспондент газеты «Заполярная правда» Е.Пономарев, заместитель начальника ПСМО «Норильскстрой» О.Мельников, сотрудник музея Н.Дзюбенко и автор этих строк. Четырнадцать дней экспедиция работала в районе Нордвика и на северо-востоке Якутии. Было обследовано шесть заброшенных поселков, произведена картография исследуемых районов, собраны экспонаты для будущей экспозиции музея репрессий, который должен появиться в нашем городе.

Весть о Нордвике принес в музей член правления норильского общества «Мемориал» Сергей Морозов, который в августе прошлого года вернулся из своего очередного путешествия по Таймыру и рассказал нам о заброшенных поселках на берегу моря Лаптевых, в Якутии, о следах сталинских лагерей в горах Бырранга на мысе Челюскина и острове Северная Земля. Именно он на одном из заседаний правления «Мемориала» и предложил организовать экспедицию на Нордвик.

Что мы знаем о самых северных лагерях? Практически ничего: нет очевидцев, нет свидетелей, нет документов. Не ищите на наших картаx порт Нордвик, там он не обозначен, хотя на американских картах есть. Почему, несмотря на обилие в последнее время «лагерной тематики», о самых северных лагерях нет никакой информации? Даже всезнающие американские журналисты, с которыми мы встречались в музее, на вопрос, о Нордвике разводили руками. А в книге Б.Яковлева «Концентрационные лагеря СССР», изданной в Лондоне в 1983 году, написано: «Нордвик — самостоятельная лагерная группа. Число з/к и количество лагпунктов неизвестно. По всей вероятности, з/к находятся в непосредственном подчинении Министерства обороны. 3/к заняты на работах, связанных с эксплуатацией аэродромов, а также на нефтепромыслах, перегрузках и на предприятиях рыбной промышленности. По последним сведениям, лагерная группа известна под названием «Нордвикстрой». Возможно, что управление находится в Нордвике».

Из официальных источников можно узнать о «Нордвикстрое» как о тресте, созданном 25 июля 1936 года по постановлению Совета Труда и Обороны (СТО) СССР. Это постановление обязывало «Нордвикстрой» закончить разведку на соль для определения сооружения соляных рудников, географические и портоизыскательские работы, подготовить технический проект строительства Нордвикского горно-промышленного комбината (М.И.Белов, «История открытия и освоения СМП», т.4).

Почему же поселки Нордвика оказались брошенными? Отправляясь в экспедицию, мы хотели найти ответы на многие вопросы, но вопросов появилось еще больше.

…19 июля в 20 часов 30 минут наш вертолет приземлился в северо-восточной части Хатангского залива в море Лаптевых. И мы увидели Нордвик, поселок-порт, который протянулся вдоль берега на два с половиной километра. После короткого осмотра удалось найти хорошо сохранившийся дом, в котором размещалась столовая. Там мы и жили. А в основном все дома полуразрушены или разрушены до основания.

На следующий день мы обследовали поселок. Поразило количество всевозможной техники, в основном американской. Огромные ящики с американским буровым оборудованием стоят нераскрытыми. Не пригодилось? В поселке было центральное отопление, электричество, телеграф, радиостанция, множество производственных объектов.

Следов концлагеря, каким мы его себе представляем, не обнаружено. Найдено помещение из двух комнат с зарешеченным маленьким окошком в верхней части стены, похожее на штрафной изолятор. На одной из досок надпись: «15 суток строго». Значит, не все следы уничтожены?

По всему поселку проложена железная дорога-узкоколейка. Одна железнодорожная ветка отходит от причала на Солерудник, вторая — до деревообрабатывающего цеха. Паровоза не нашли, зато обнаружили конюшню. Хотя вагонетки могли толкать и руками...

Жилые дома в основном из досок, редко из бруса (очень часто, видимо, применялись доски от больших американских ящиков), стены двухслойные, в промежуток засыпали либо уголь, либо опилки — для утепления.

Найдено много портовых документов, которые еще предстоит изучать.

21 июля еще одна интересная находка: Морозов и Дзюбенко нашли старый поселок 30-х годов, расположенный по дороге на Солерудник. От этого поселка остались только следы тридцати пяти фундаментов. Что это было? Бараки для з/к? Если нет, то почему уничтожены?

23 июля обследовали поселок Солерудник, он находится от порта Нордвик на расстоянии 2600 м. Здесь всего тридцать строений, из них десять — промышленного назначения. Некоторые дома украшены резными деревянными деталями, что нас, конечно же, очень удивило. Во всех домах — центральное отопление, освещение. В центре поселка — грандиозное деревянное строение купольного типа непонятного назначения. Хорошо, что среди нас был Олег Мельников, по образованию горняк, он и предположил, что в этом здании происходило обогащение либо флотация. Но эту версию нужно проверять.

И здесь кругом — американское оборудование. Найдены газеты «За индустриализацию Арктики» 1945 года. Знают ли американцы, что они помогали з/к в этой самой индустриализации?

На одной из сопок вблизи Солерудника — кладбище. Оно потрясло нас не огромными размерами, как писалось в «ЗП» за 08.07.89 г., а, наоборот, малыми — всего 84 могилы мы насчитали на этом кладбище, на 29-ти из них сохранились табличка. На 18-ти табличках выбиты слова: любимому сыночку или любимой дочке. Что было в 1948 году, которым датированы в основном детские смерти, — эпидемия, голод? Где сейчас эти матери и отцы, которые поставили маленькие крестики на могилки «любимых крошек» (есть такая надпись). Живы ли?

Больше кладбищ не обнаружено. Нестранно ли это? Нордвик осваивается с начала 30-х, заканчивает свое существование в середине 50-х, — и всего 84 могилы, половина которых — детские? Вопрос, который можно адресовать разве что морю, но оно молчит...

На расстоянии 16 км от порта Нордвик расположен еще один поселок — Нордвик-Угольный. Поход по болотистой тундре (8 часов туда и обратно) был нелегким, особенно для тех, кто по тундре ходить не умеет (это я о себе). Казалось, что дорога эта никогда не кончится, и невольно возникал вопрос: как часто ходили туда люди и ходили ли вообще?

Поселок небольшой — десять жилых домов, которые были собраны в другом месте, а сюда привезены на больших санях с помощью трактора. Дома имели электропроводку и печное отопление.

Хотя поселок называется Угольный, на руднике добывали что-то другое (открытие О.Мельникова), так как имеется обогатительная фабрика, много пустой породы, а также плавильные печи (что выплавляли?). Найден большой (размером с ведро) американский тигель. А уголь, видимо, добывали попутно. По многим приметам, в этом поселке работали только з/к. Кладбищ вблизи поселка не обнаружено (?).

С погодой нам здорово повезло, и только в день, когда за нами должен был прилететь вертолет, она испортилась: на поселок лег туман, бурлило холодное серое море Лаптевых, и пришлось еще один день провести на Нордвике.

27 июля мы были уже в Якутии, на Южном Тигяне, расположенном в 55 км южнее Нордвика. Этот поселок возник благодаря найденной там нефти в 1940-41 гг. (из книги М.И.Белова «История открытия и освоения СМП», т.4.). Вокруг поселка семь буровых вышек, одна из которых законсервирована, все остальные брошены. Площадь поселка около 600 кв.м, 72 поселковых небольших дома — привозные (где их собирали?), построены по типу нордвиковских, имели номера. Было центральное отопление и освещение, бараков нет. В поселке были магазин, библиотека, возможно, была школа (сохранились ученические парты). Найдены газеты «За большевистские темпы», «Звезда Севера» — органы политотделов (каких?), выходные данные отсутствуют. Почему?

Недалеко от поселка находится кладбище с пятью захоронениями, три из них безымянные, а в двух похоронены, очевидно, стрелки ВОХРа ' или еще какие-нибудь службисты, так как на табличках написано: погибли при исполнении служебных обязанностей 19 мая 1953 года (обратите внимание на год!). На расстоянии ста метров — еще четыре могилы, вместо крестов — ручки от тачек.

В поселке жили женщины, дети, может это были спецпереселенцы или ссыльные? Где сейчас эти дети?

На северо-востоке от Южного Тигяна, на расстоянии 12 км, еще поселок нефтяников на реке Чайдах-Юряга, который очень похож на Южный Тигян. Сколько еще таких поселков разбросано по Северу? Каким количеством жизней и судеб оплачена индустриализация Арктики?

Возвращаясь в Норильск, наш вертолет облетел поселок Кожевниково, куда мы не смогли попасть по некоторым причинам. Поселок этот входил в систему «Нордвикстроя» и, по официальным данным, там велись работы по добыче соли, каменного угля и нефти. Поразили размеры поселка, сверху он был похож на мертвый город, по которому прошла война или пронесся тайфун разрушительной силы. Наш бесстрашный фотокорреспондент Пономарев, пристегнувшись страховочным ремнем, буквально висел над открытым люком и увлеченно щелкал затвором своей «Минолты». Надеюсь, что когда-нибудь мы все-таки побываем в Кожевниково...

Нам предстоит ответить на многие вопросы, впереди — исследовательская работа, создание новой музейной экспозиции на основе экспонатов, собранных участниками экспедиции. И, конечно, новые работы художников, побывавших вместе с нами на Нордвике.

С.Эбеджанс
1990 г, осень. Видимо, "Заполярная правда".


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е