Пуля – за колосок


Соотечественники, я прошу вас подать свой голос в защиту Б.Н.Ельцина и за движение «Демократическая Россия», которое только-только зарождается. За все годы Советской власти у нас никогда ничего не спрашивали, а все черные деяния творили от имени народа. Поэтому сейчас на Союзном референдуме у нас есть возможность выразить свое мнение: сказать «нет». А теперь немного истории.

1929 год. Ко времени коллективизации мои родители, жившие в деревне Н.Прилука Рыбинского района, имели в своем хозяйстве 2 коровы и 3 лошади. В общем, нормальное среднее сибирское хозяйство. В колхоз добровольно не пошли, поэтому коммунисты отца объявили врагом народа и раскулачили. Забрали исключительно все: живность, продовольствие, инвентарь и все постройки: даже забор вокруг дома и веранду. Отца арестовали, а мать, правда, не забрали ввиду того, что было семеро детей и восьмой на сносях. Отцу удалось бежать на Урал, в Свердловск, где он и проработал на стройке несколько лет. В 1934 г. вернулся на родину, а в 1941 г. был мобилизован на фронт. Дома с мамой оставалось восемь ребятишек, старшей было 15 лет. Колхоз выдавал по 50 гр. на трудодень. Чтобы выжить в этих условиях, люди приспосабливались, кто как, а именно находили и выкапывали запасы сусликов, осенью после уборки собирали колосья. Но и здесь коммунисты усмотрели злой умысел, мол, во время уборки специально оставляют колосья. А поэтому оперуполномоченный из райкома Слепеньков и председатель Совета Бицура, вооруженные, дежурили по ночам, объезжая поля, и ловили ребятишек, сажали под замок в пустой амбар, где несколько раз сидела и моя старшая сестра.

В одном из ночных рейдов, когда дети попытались скрыться, был убит мальчик 11 лет, а его девятилетний брат тяжело ранен. Отец детей был в это время на фронте. И никто не понес никакого наказания.

Это все рассказываю для тех, кто мечтает о «дисциплине» и «крепкой руке». Ведь пережитки этого «прошлого» сохраняются и по сей день. Недавно Предивинский леспромхоз попросил помочь организовать пасеку. На что я согласился с большим желанием. Построили прекрасную пасеку, закупили пчел, и дело пошло неплохо, хотя и не все гладко. В общем, на 3-й год пасека вышла в передовые. Сняли о нас даже документальный фильм. При посещении леспромхоза министр лесной промышленности М.И.Бусыгин заглянул и на пасеку. При откровенном разговоре на вопрос, можно ли улучшить показатели, я ответил, что возможности есть, если бы было взаимопонимание с руководством, и высказал кое-что конкретно.

После этого сразу почувствовал, что значит оказать правду, неугодную начальству. Начались всевозможные придирки и очернительства. В общем, вскоре был инфаркт, а сейчас — 2-я группа по инвалидности, получаю пособие — 85 руб. Жена тоже не работает — нет работы, дочь — студентка.

Да вот еще, пожалуйста, объясните как это получается: пришли посылки с гуманитарной помощью из Германии (1370 шт.). Леспромхоз же продал их по 30 руб. за штуку. Был я в п/совете, так мне там с ухмылкой посоветовали помалкивать. Мол, тебе все неймется...

Н.ШВЫДЧЕНКО,
Большемуртинский р-он

«Красноярский комсомолец», 14.03.91


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е