Часовня на горе Ахтибей


«БЕЛЫЕ ПЯТНА» ИСТОРИИ

В АБАКАНЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНА ПЕРВАЯ И ПОКА ЧТО ЕДИНСТВЕННАЯ  СИБИРСКОМ РЕГИОНЕ АССОЦИАЦИЯ ЖЕРТВ НЕЗАКОННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ. С ЕЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ - ИСТОРИКОМ-КРАЕВЕДОМ Н. С. АБДИНЫМ БЕСЕДУЕТ НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ.

— Николай Степанович, какова цель вашей деятельности в рамках этой организации?

— Задача активистов Ассоциации — восстановить историческую справедливость в отношении всех наших земляков, невинно пострадавших в годы сталинского геноцида А их на территории Хакасии. по имеющимся данным, проживало около 4 тысяч человек. Но мы собрали материалы только на 2 тысячи 320 репрессированных, -которые были реабилитированы в 1957—1961 годах президиумом'" Хакасского областного суда. Остальные документы находятся в архивах КГБ и судов Красноярска и Новосибирска, где так же чинилась расправа над нашими земляками.

К сожалению, Указ Президента СССР от 13 августа 1990 года «О восстановлении прав жертв политических репрессий 20—50-х годов» остается пока на бумаге. Снова — декларации и обещания, не подкрепленные конкретными действиями исполнительной власти. Правительство бывшего премьер-министра страны Н.И. Рыжкова так и не приняло постановления в отношении репрессированных. Не сделал того и тогдашний Президентский Совет, на котором также лежала ответственность за исполнение данного Указа.

Но вот на днях в «Российской газете» -был опубликован Указ за подписью Председателя Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцина «О восстановлении прав репрессированных народов России». В чем в частности, дано указание Совмину РСФСР до 1 июля 1991 года разработать ^конкретные меры по реабилитации и по возмещению ущерба жертвам сталинизма. Значит, есть надежда, что дело все-таки пойдет, поскольку на пост Президента  России избран Б. Н. Ельцин.

 — Как, по-вашему, должна быть увековечена память погибших?

— Мы уже имеем конкретный проект часовни с алтарем 13-метровой высоты, где будут высечены .имена четырех тысяч репрессированных Хакасии. Этот памятник невинным жертвам планируется заложить неподалеку от Никольской церкви — на горе Ахтибей (что в переводе с хакасского языка означает «Белая вершина». Это — самое высокое место города, отсюда начинал застраиваться Абакан. Кстати, недавно в Ассоциацию обратились представители местного общества советских немцев, которые просят включить в списки погибших и соответственно увековечить на памятнике-часовне и тех граждан немецкой национальности, которые были переселенцами и умерли в Хакасии. Пока этот вопрос изучается и трудно дать на него какой-либо определенный ответ.

— Какую работу проводит Ассоциация в отношении репрессированных, оставшихся в живых?

— Для' нас задача номер один — оказывать этим людям всевозможную социально - правовую, материальную помощь, восстанавливать их гражданские и человеческие права. Решением исполкома Красноярского крайсовета и исполкома  Хакасского облсовета «О льготах для лиц, подвергнувшихся репрессиям», все -проживающие в нашем регионе жертвы сталинского геноцида приравнены к участникам Великой Отечественной войны. На сновании реабилитационных документов каждому выдается соответствующее удостоверение, а вместе с ним — и право на льготы участника войны (бесплатный проезд в городском транспорте, 50-процентная -скидка за оплату лекарств, покупка продуктов в специализированном магазине и т. д.). С 1 марта с. г. произведен пересчет пенсий репрессированных: один год отсидки в сталинском лагере приравнен к трем...

Но можно ли эти льготы считать значительными? В Москве, на всесоюзном съезде жертв сталинских репрессий, где мне довелось побывать, ставился вопрос о возмещении полного материального ущерба нашим пострадавший согражданам. Тем более что в застенках ГУЛАГа люди продолжали трудиться, ковали победу над фашистским врагом. Кстати, в настоящее время в республиках Прибалтики правительства выплачивают жертвам сталинизма по 25—30 тысяч рублей. У нас же о подобных компенсациях за десятилетия мучений в лагерях пока молчат...

И вот еще один печальный парадокс. Пришли ко мне недавно за помощью бывшие репрессированные граждане латышской национальности. Приносили реабилитационные документы, откуда они и кто. Так вот, у нас им даже удостоверения по этим документам не дают. Ну и что, мол, что отбывали ссылку в здешних местах. Зато теперь вы жители суверенной страны — там свою правду и ищите...

Почему такое отношение? Мне пришлось обратиться с этим вопросом к члену Верховного Совета РСФСР М. А. Митюкову, и он обещал помочь. Кстати, подобных фактов нет ни в одной стране. Некоторые советские граждане из числа бывших репрессированных выезжают на постоянное жительство за границу, и там их без каких-либо проволочек приравнивают к жертвам фашизма и назначают пожизненную пенсию и льготы.

Что скрывать, бытует еще и предвзятое мнение об этих людях, и недоверие к ним. Особенно это ощущается в «глубинке», где бывшие репрессированные, их вдовы или члены семей в ответ на какую-либо просьбу о помощи, адресованную к местному руководству, встречают холодный отказ. С другой стороны, бывшие «враги народа» и сами-то порой боятся зайти в кабинет, чтобы навести справку о собственных льготах и правах — такими затравленными, зашуганными сделал их за эти годы ГУЛАГ...

— Николай Степанович, принято считать, что сталинский геноцид «выкосил» цвет всех наций и народов страны. Каких людей лишилась в те кровавые годы Хакасия?

— Пострадали буквально все категории населения — колхозники, рабочие, единоличники, руководители, священники... Был эпизод, когда 13 жителей Абакана расстреляли за исполнение религиозных обрядов. А началось все с репрессий наших первых областных руководителей, в их числе М. Г. Торосов, один из организаторов комсомольского движения Хакасии, впоследствии председатель Хакоблисполкома. Этот человек много сделал для развития экономики области, укрепления добрососедских отношений с Тувой, но в 1937 году был схвачен и расстрелян как «японский шпион». Кстати, недавно председателем исполкома Хакасского облсовета был избран сын Михаила Григорьевича — В. М. Торосов.

По ложному обвинению казнили и другого видного деятеля — Р. А, Кызласова, от которого пошла большая и славная династия известных в области и за ее пределами людей.

Вообще невосполнимый урон понесла литература, культура Хакасии. Сталинисты истребили почти всю национальную интеллигенцию, в том числе молодые писательские кадры, которые прошли обучение в Красноярске, Новосибирске, Томске и других городах. Как правило, обвинение им предъявлялось одно — в «национализме». И самое печальное в. том. что многие из них не реабилитированы до сих пор. В частности, у меня имеется список 36 человек, которые были осуждены по этому основанию еще в 1934 году Новосибирским судом. Отсидев по 3—4 года, они вернулись домой, а в 1937 году их снова подвергли репрессиям и не восстановили в правах по сегодняшний день.

— Как, по-вашему, на какую материальную поддержку должна рассчитывать Ассоциация?

— Полагаю, что люди, пострадавшие от геноцида, вправе рассчитывать на виновника своих бед — государство, которое не сумело их защитить. Но реальная жизнь такова, что больше все-таки приходится надеяться на самих себя да на отзывчивость, милосердие земляков. Собственных денег у Ассоциации пока нет. Но открыт расчетный счет, на который, думаю, поступят пожертвования с предприятий и организаций нашей области.

Строительство памятника-часовни на горе Ахтибей мы также надеемся осуществить за счет благотворительности.

Думаю, что внести свой вклад в строительство памятника репрессированным — моральный долг каждого из нас. Есть такие трудовые коллективы в Хакасии, которые потеряли большое количество своих лучших людей. Например, трест «Хакаслэс» в ноябре 1937 года лишился сразу 25 человек, из которых 23 были сразу же расстреляны. Много жертв было среди черногорских шахтеров. Должна же остаться память об этих безвозвратно ушедших людях!

— Известны ли вам бывшие сталинские лагеря и места захоронений репрессированных на хакасской земле?

— Сейчас мы занимаемся поиском. Есть сведения, что лагеря ГУААГа располагались в Черногорске, в Ширинском и Орджоникидзевском районах, главным образом на рудниках. Один лагерь находился в тайге — в долинах горных рек Кашпар и Караташ, примерно в семидесяти километрах от поселка Усть-Бирь. До сих пор остались вышки от этого лагеря. А сидели там в основном военные летчики — в звании от старшего лейтенанта до полковника, те, кого сбили в бою и захватили в немецкий плен.

Что касается захоронений репрессированных, то, по свидетельствам очевидцев, они также есть. Расстреливали людей в основном на южном острове за дамбой реки Абакан, а также в зеленой роще ниже железнодорожного моста. Когда начиналась весна и шел ледостав, много раз выносило трупы погибших. Кроме того, в роще, где абаканцам давали землю под дачные участки, люди при вскапывании огородов также натыкались на останки убитых. И по этой причине вскоре все отказались строить дачи на людских костях.

Ну а лично меня, признаюсь, волнуют еще и места захоронений бывших японских военнопленных, захваченных в годы. Великой Отечественной войны. Известно, что на земле Хакасии было много таких лагерей. Во всем цивилизованном мире люди проявляют гуманность к памяти погибших на чужбине военнопленных, ухаживают за их могилами, приносят цветы. Думаю, что и нам с вами забывать об этом не к лицу...

Т. КИРИЧЕНКО.

Красноярский комсомолец, 25.06.1991

 

Архив Ачинского «Мемориала». Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Ачинский краеведческий музей имени Д.С.Каргополова»


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е