Ни соли, ни угля, ни нефти


МЕМОРИАЛ

Помню, с каким упоением советские люди пели: «И на Марсе будут яблони цвести!». Это был не только лозунг, но, что гораздо страшнее, — руководство к действию» Марс был далеко, а Заполярье близко. В тридцатые годы безбрежный оптимизм позволял и вынуждал осваивать белое безмолвие. Одним из таких географических пунктов, куда были вложены миллионы рублей, но откуда потом ушли люди, оставив большие ржавые следы, является Нордвик.

Год назад там побывала экспедиция норильского «Мемориала», о чем уже сообщалось в «Заполярной правде». Визуальных исследований оказалась мало для того, чтобы ответить на множество вопросов, возникших и тогда, и позже.

На некоторые из них пришлось искать ответы в Центральном госархиве народного хозяйства, пробираясь сквозь умолчания, округления, завышения и другие бытовавшие в нашем Отечестве методы составления годовых отчетов. Не менее интересными оказались отчеты политотделов, исписанные в жанре соцреализма, — доносов, бдительно охраняемых от любопытства беспартийных в Центральном партархиве.

ЗАЧЕМ НУЖНО было создавать за Полярным кругом «жемчужины», подобные Норильску?

Стране нужен был в торгово-промышленном и военном отношении Северный морской путь. Для его деятельности надо было создать опорные топливный базы по всей его трассе. Конечно же, появился и орган, который направлял всю эту работу, — в 1932 году было создано Главное управление Севморпути (ГУСМП), возглавляемое легендарным О. Ю. Шмидтом.

С прошлого века было известно, что « районе бухты Нордвик есть ископаемые: нефть, уголь, соль. Не одна геологическая экспедиция там поработала. И. П. Толмачев, О. О. Баклунд, Т. М. Емельянцев, Л. П. Смирнов, А И. Борзин, Ю. А. Колодяжный, хорошо известный нам Н. Н. Урванцев. Когда нет  тумана, с полуострова Юрунг Тумус виден остров, открытый Никифором Бегичевым...

К середине тридцатых годов решили комиссары, что подземные богатства надо извлекать. В 1936 м был создан трест «Нордвикетрой». Его начальником был назначен Б. В. Лавров, которого сначала наградили за освоение Севера орденом Ленина, а потом уморили в тюрьме.

В найденном в партархиве проекте постановления ЦК ВКП(б) «О нордвикской соли», подготовленном О. Ю, Шмидтом и С. А. Бергазиновым (начальником политотдела ГУСМП, арестованным доблестными чекистами вскоре после возвращения из-за границы, где он пролечился) в январе 1936 года, был еще один пункт, обычно в печати не упоминаемый; «Предложить НК Внудел тов. Ягоде выделить ГУСМП к лету 1936 года до 1000 человек из лагерей для строительства рудников на Нордвике».

И пошла работа, да какая! С 1933-го по 1941 год на поиски соли было израсходовано более 75 млн. рублей. Этими исследованиями было установлено очень низкое качество соли, к тому же она имела большую примесь гипса.

Что представлял собою в те годы Нордвик?

В районе бухты населенных пунктов не было. Ближайшие поселения Саскылах и Хатанга находились в 350 и 500 км. Рубленые дома, буровые вышки в разобранном виде доставлялись из Архангельска — за три лаптя по карте...

Стоимость одного жилого дома на 20 человек составляла 25 тысяч рублей. Индустриализация проходила ударными темпами. В 1937 году ГУСМП констатировало: «Нордвикстрой план работ не выполнил в основном вследствие несостоявшегося л навигацию 1936 года (из- за тяжелых ледовых условий) завоза с запада рабочей силы, а также материалов и оборудования».

В Нордвикстрое до приезда в навигацию 1937-го работали на месте 114 человек, из них 96 — специальной рабочей силы. Из этих же людей в сентябре было передано «Северстрою» на катере, в связи, с отсутствием продовольствия, 23 человека. Прибыли на п/х «Кузнецкстрой» и самолетами в сентябре 84 человека, в т. ч. 65—специальной рабочей силы.

Надо ли объяснять читателю, кто «рекрутировал» специальную рабсилу? Недавно в музее одна иностранная посетительница никак не могла взять в толк, что такое донос...

ПОКОРИТЕЛИ Севера, среди которых были и вольнонаемные, жили в поселке вне лагерной зоны, ибо видимых признаков лагеря на Нордвике экспедиция не нашла. Конвой и «колючку» заменяли расстояние и климат.

В архивных документах очень часто приводился списочный состав рабочих и служащих, который никогда не совпадал с количественным,,.

Работа осуществлялась, кроме Норд вика, в поселках Нордвиксоль, Угольный, Кожевниково, Котуй, Тигян к других.

Связь поддерживалась с помощью тракторов, «запряженных» в сани. Из годового отчета треста «Нордвикстрой» за 1937 год: «Известно, например, что вплоть до навигации 1937 г, на  месте транспорт был представлен двумя собачьими упряжками, а остальной транспорт осуществлялся людскими бригадами».

Нельзя отказать людям в полете мечты. В том же тридцать седьмом на Нордвикстрое велись проектные работы по канатно-подвесной дороге!

Полярники не только работали, ко и отдыхали. Об интересах можно судить по следующему документу;.

«Расходы по культобслуживанию по Нордвикстрою на 1939 год.

Материалы:
а) патроны мелкокалиберные, 20 тыс. тт. 4000 руб.
б) материалы типографии -- 1807 руб.
в) кулътматериалы —гримы, краски-— 2494 руб.
Итого: 9577 руб.
Начальник  ГГУупр.  ГСМП
Демидов.
И. о. начальника планотдела Доблер».

В составе Нордвикстроя была Московская контора треста, которая производила вербовку и отправку рабочей силы, заготовку оборудования и т. д.

Следы бурной деятельности  этой конторы находим в отчете за  1943 год.

Для проведения погрузки погрузки-выгрузки в порту надо было 600 человек.

«В связи с этим перед руководством ГУСМП был поставлен вопрос о завозе в экспедицию 400 человек сезонных рабочих-грузчиков.

ГУСМП заверило экспедицию в том, что первым же пароходом они будут завезены.  Действительно, с первым из прибывших пароходов приехали 400 сезонников, но они следовали на работу на Хатангский рыбозавод и состояли из подростков и женщин, в подавляющем большинстве беременных.

 Для того, чтобы представить общую картину состава рабоей силы и неизбежной в северных условиях текучести этих самых кадров, можно процитировать годовой отчет за 1945 год.

Общее количество рабочих и служащих — 1359 человек. В навигацию завезли 796 человек, из коих 373 чел. (47%) являются спецконтингентом, полученным в Норильском и других сибирских лагерях. Уволено 314 человек, из которых 46 были осуждены Военным трибуналом.

«Выездная сессия Военного трибунала проделала ''большую работу, осудила дезорганизаторов производства, но условий для нормальной работы' предприятия до сих пор нет, так как осужденные до сих пор не вывезены, места все в КПЗ переполнены, в связи с чем административные наказания по Уставу часто не приводятся в исполнение, в связи с отсутствием помещений, что плохо отражается на трудовой дисциплине».

То есть Военный трибунал хор^цю сделал, осудив, но толку-то нет!

Вот что пишет бывший работник ГУСМП Антонина Андреевна Чекалова из Новочеркасска, которая работала в Кожевниково: «Прокурор Василий Иванович Сердюков прибыл туда для того, чтобы очистить землю от скверны людской й — такая тогда была установка», Если бы только тогда!..

ОБ УСЛОВИЯХ, в которых жили'люди на 74-й параллели, можно судить и по тем вещам, которые были найдены во время работы экспедиции. Брезентовые, брюки, залатанные так, что на них не; осталось «живого» места, частый самодельный гребень...

На Солеруднике сохранились катальные доски, груда лопат, тачки. О том, что тачко- и санковозами были высокоинтеллектуальные люди, нам подсказала находка, сделанная уже в музее. Перевернув самодельные санки, мы обнаружили, что днище их сделано из шахматной доски, тоже самодельной.

Процитирую медицинскую часть годового отчета за сорок пятый год:

«Наиболее характерными заболеваниями на Крайнем Севере являются поясничные радикулиты и невралгии седалищного нерва, особенно работников физического труда на наружных работах. Причиной указанных заболеваний, кроме условий Кр. Севера, считаем нерациональный покрой ватных брюк! Во время работы при наклоне туловища рубаха и свитер, если последний имеется, быстро выскакивают сзади из брюк, оголяя поясницу, которая почти не прикрывается коротким ватником, и создаются благоприятные условия для охлаждения поясницы. Неравномерному переохлаждению способствует также сон на койках или нарах возле стен, покрытых льдом или инеем, вследствие того, что основной тип жилья — это палатки и балки».

Но шахты действовали. Не могу сказать, что шахтеры гнули на них спины, ибо шахта, например, на мысе Илья, была лежачая —экономили крепежный лес. А шахтеры, после ночевки в палатке в брюках нерационального покроя, работали лежа... Об этом рассказала Мария Филипповна Вечорко, в девичестве Лукьянцева, живущая ныне в Москве, у которой отец был начальником этой самой шахты. Мария Филипповна вспомнила, что в сорок девятом при эвакуации заключенных шахтеров погрузили на баржи. И утопили.

В СОРОК ДЕВЯТОМ шахту на мысе Илья закрыли, в том же году, 26 августа, последовал приказ о консервации Солерудника.

А начальник Нордвикского и политотдела Михаил Лаврушенков в записке в Главсевморпуть и Совмин СССР  подводит итоги освоении Севера.

«Добыча велась кустарно ,и в результате отсутствия опыта, неправильного ведения горных работ и тяжелых гидрогеологических условий обе шахты  —  сначала вертикальная, потом наклонная  — после неоднократных затоплений рухнули и обрушились, чем были только испорчены месторождения.

После этого, имея более точные данные,  был запроектирован капитальный  солерудник.

Допустим, мы добудем 100 тыс. тонн соли. Для того, чтобы отгрузить эти
100 тысяч в течение навигации, за 25-30  дней, потребуется 25-30 пароходов. Их погрузка займет 45  и более дней. Как видно, это является нереальным, и гигантомания, которая была принята за основу  развития Нордвикского узла, является вредной и неосуществимой, к тому же следует добавить, что для проводки этих судов с солью на Камчатку потребуется весь ледокольный флот ГУСМП, что опять является нереальным.

Начальник политотдела не был бы членом ВКП(б), если бы его предложения выходили за рамки анекдота.

— Начинается новый этап строительства социализма.

— Какой?

— Этап, стройсь!

Продолжу цитирование:

«1. Разработку нордвикского месторождения можно и должно производить, но, учитывая нерешенность вопроса о вывозе соли к местам потребления и дорогостоящую  рабочую силу, а также некоторый эффект от больших капиталовложения, сократив их до минимума.

2. Передать строительство и эксплуатацию солерудника Норильскому  комбинату  с тем, чтобы создать здесь лагерь заключенных с тем, чтобы создать здесь лагерь заключенных, используя их как более дешевую рабсилу  на всех работах, связанных с сооружением Нордвикского комплекса и дальнейшей его эксплуатации, изъяв его из ведения ГУСМП».

Из материалов Дудинского архива, а также партийного известно, что в Нордвике, кроме перечисленных полезных ископаемых, имелись ресурсы для получения хлора, каустической соды. Но что там получали - пока неясно.

На имеющихся угольных шахтах добывали уголь, который по своему качеству относится к группе полукаменных и отличается большим количеством влаги и золы.А добывали его в небольших шахтах только для местных нужд.

Ни соли, ни угля страна не получила. Решено было все усилия бросить на разведку нефти. Был собран геологический материал, который указывал на то, что от Нордвикского района нефтеносность простирается до берегов Лены.

Но потом свернули и эти работы. В Гигяне мы некоторые дома увидели на боку - так рабочие протестовали против закрытия Нордвикскойй неферазведочной экспедиции, переворачивая дома.

Наша экспедиция в этих домах нашла мокрые обрывки газеты «За большевистские темпы» органа политотдела ГУСМП.

Н. Дзюбенко
сотрудница музея истории освоения и развития Норильского промышленного района.

Фото Е. Пономарева.

Заполярная правда. 16.08.1991


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е