Чоновцы их потрепали, но и чоновцев потрепали тоже ...


Результатом государственного переворота и разгона Учредительного собрания, осуществленных большевиками, стала кровопролитнейшая гражданская война. Ближе к ее концу продовольственное снабжение промышленных центров было парализовано. Как следствие это го и в полном соответствии с постулатом о "диктатуре пролетариата", активизировалась организация продотрядов, тысячи отправляемых в деревни и села России.

 

Енисейская губерния, конечно же, не была исключением в этой массовой кампании. Ведь еще до начала гражданской войны, .в декабре 1917 года, только в Ачинском уезде за  дней продотряды изъяли у крестьян 95 вагонов хлеба и более тысячи голов скота.  Во время же боевых действий грабили крестьян и бёлые, и красные. В результате этого "двухцветного" террора в Енисейской губернии прервалось 20 986 человеческих жизней.

Красный геноцид продолжался и после поражения Колчака. В первых числах января 1920 года из Ачинска по  нарядам центра и по указанию В. И. Ленина началась срочная отправка  хлеба. О том, какие последствия вызвала эта акция в Балахтинской, Новоселовской, Курбатовской, Грузенской, Ужурской, Назаровской и других близлежащих волостях (с 1920 по 1923 годы), я и хотел бы поведать читателю.

Началось все с того, что рьяные исполнители на местах начали, как водится, закладывать под себя хорошую мину. Например, в Грузенской волости Ачинского уезда вместо затребованных 1494 пудов у крестьян было изъято 3б95. Наверх уходили  бодрые рапорты, а внизу в это время зрели "гроздья гнева", настоящей ненависти к большевикам, которым поначалу, было, верили.

Взрыв не замедлил разразиться. 31 октября 1920 года на конспиративной квартире зажиточного крестьянина  Савельева в селе Сереж  (недалеко от Назарово) со6ранием "головки" было принято решение: "Надо действовать". Восставшие выдвинули лозунг: "Долой продразверстку, бей жидов и коммунистов".

Накануне восстания коммунисты села Сереж, окрестных сел и деревень, заслышав о готовящемся выступлении, арестовали нескольких местных "кулаков" и потребовали выполнения продразверстки. Из Назарово прибыл выискивая зерно. Это еще больше подлило масла в огонь.

О готовящейся "акции" прослышали и сережские новобранцы в Красную Армию. Они самовольно покинули Ачинск и вернулись домой, чтобы примкнуть к восставшим. Винтовок и патронов имелось в достатке, местная кузница превратилась в оружейную мастерскую, по ближайшим деревням и селам разъехались гонцы созывать народ на подмогу.

В ночь на 2 ноября началось. Как известно, страшен крестьянский бунт на Руси. Первыми его жертвами стали коммунисты Воровёченко и Друженец. Им прикладами разбили головы, расплющили руки и ноги, вспороли животы и набили их зерном. Разъяренная толпа, в которую превратились терпеливые до той поры мужики, жаждала крови. В жестокой схватке было порублено 38 коммунистов и комсомольцев. Еще 12 скончалось от ран. Восстание ширилось. К нему примкнули"многие середняки и даже большая часть бедноты. Ачинск был объявлен на осадном .положении. Лишь с приходом частей Красной Армии и при поддержке артиллерии восставшие были вьггеснены за село Сереж и  недалеко от станции  Чернореченская полностью разбиты. Уцелевшие бунтовщики рассыпались по причулымской тайге и хребтам Солгонского кряжа.

Губревтрибунал приговорил 75 человек к расстрелу и около 100 к различным срокам принудительных рабо. Око за око, кровь за кровь.

Но жестокая борьба продолжалась. Партизанские отряды или "банды", как их тогда называли, организовывались один за другим. Доверять их подавление линейным частям Красной Армии было опасно, ведь там было много таких же крестьян, так же недовольных продразверсткой. В результате началось формирование специальных истребительных отрядов и частей особого назначения (сокращенно - ЧОНов). На 15 октября 1921 года численность этих формирований в Енисейской губернии составила 8088 штыков и сабель. Им до того времени противостояло 8 крупных : "банд" численностью по 200-250 человек и множество мелких.

Чоновцы участвовали в подавлении зеледеевского крестьянского  восстания, уярского, голопудовского (в районе Канска) и многих других. Мы же проследим, как развивались события в Ачинском уезде.

В феврале1921 года там был разбит отряд бывшего полковника Олиферова. Остатки отряда  в 130человек отступили от деревни Сорокино через тайгу на юг. Часть этой группы слилась с действовавшим в этих местах конно-партизанским отрядом Соловьева  который, увеличившись более чём до 200 сабель, превратился в весьма грозную силу.

Из доклада о состоянии бандитизма в Ачинском уезде от 26 сентября 1922 г. (Начальнику штаба ЧОН Енисейской губернии):

"... Соловьев Николай Иванович - 32 года, бывший урядник казачьего отряда (в колчаковщину), ранее занимался крестьянством, проживая в деревне Черное Озеро. В начале 1920 г. был арестован и доставлен в г.Ачинск, в дом лишения свободы. Удалось бежать... В банде около 250 человек... Все вооружены трехлинейными винтовками, шашками, часть - гранатами и револьверами. Имеются 2 станковых пулемета, царский трехцветный флаг, некоторые имеют красные значки и нарукавные звезды. В банде издаются собственные приказы по "Горно-конскому партизанскому отряду. ..".

Чоновцы выследили соловьевцев и сильно потрепали. После этого остатки отряда разбились на 7 мелких групп (взводов)-и ушли в тайгу. Часть - в Саяны, а часть - по Солгонскому кряжу вдоль реки Чулым, где уже скрывались мелкие группы крестьян после поражения сережского восстания.

Давно уже общеизвестен тот факт, что с начала 1922 года в ликвидации крестьянских восстаний в Ачинском, Минусинском уездах и в Хакасии важную роль играл Аркадий Гайдар (Голиков), дедушка нынешнего "буржуазного экономиста" Егора Гайдара - вице-премьера России. Лично под руководством Голикова и был разбит отряд Соловьева. Однако самому бывшему уряднику удалось скрыться. Лишь в 1924 году он 6ыл опознан и убит при попытке к бегству.

Кроме крупных отрядов, подобных соловьевскому, на территории Енисейской губернии оперировало множество мелких "бандформирований" численностью в 15-20, а то и 5-6 сабель. Только на территории Ачинского и Минусинского уездов таких групп на 1 января 1922 года насчитывалось неменее полутора десятков. Наиболее активными из них были  группы Базаркина, Мосина, Марьясова и Османа. Немногие коммунисты и чоновцы, лопавшие им в руки уходили живыми, хотя были отдельные случаи, когда пленных красноармейцев, разоружив, отпускали.

Неуловимость "бандитов" объяснялась поддержкой бывших "крепких хозяев", которые помогали им чем только можно: сообщали о передвижениях истребительных отрядов, помогали одеждой, патронами, провиантом.

Но и чоновцы имели хорошую разведку, были гораздо лучше вооружены, организованы, многочисленны и, судя по всему, отличались не меньшей жестокостью, чем повстанцы. В этой безжалостной борьбе, к сожалению, не существовало компромиссов.

Для одних бандитами и ворами были большевики-коммунисты, отбирающие нажитое честным трудом и мозолистыми руками, для других - озлобленные частные собственники, не способные и не желающие понять великих идей коммунизма, а значит, подлежащие уничтожению, как дикие звери, тормозящие общественный прогресс.

За отказ от выполнения продразверстки ослушавшихся садили в "дома лишения свободы" на срок от 3-х месяцев до 3-х лет, привлекали к принудительным работам и даже расстреливали. Дорвавшиеся до власти "уполномоченные" изымали не только излишки хлеба, но чуть ли не все запасы подчистую, обрекая тем самым многодетные семьи на голодное существование. Поэтому среди "бандитов", бандитов по призванию, можно сказать, немного. В основном, это были крестьяне, взявшиеся за винтовки и обрезы от безысходности. Да, многие из них теряли человеческий облик, снедаемые жаждой, мести и изнуренные чувством обреченности и постоянной смертельной угрозой. Но каково же было не ожесточиться в этих условиях, если дело доходило до того, что... "Разведкой 6-го сводного отряда 31 мая в деревне Поперешкино, что в 6 верстах западнее «ела Шарыпово, обнаружена банда Родионова в количестве 30 человек, из них 9 женщин". Это строки, из секретного телефонного донесения секретарю губкома Гольдину (за май 1922 года). Читаем дальше: "...20 мая разграблен ссыпной пункт на заводе Юдина в Курбатовской волости бандой в количестве 90 .человек вооруженных. Ими разоружено 6 красноармейцев 6-го сводного отряда. Крестьяне развезли весь хлеб по домам... Под чьим командованием была банда в 90 человек, неизвестно. По нашему мнению, надо серьезно начинать борьбу с бандитами по всему уезду, сосредоточив командование в одних руках... Охрана Балахты будет усилена... Курбатовская волость восстала полностью, необходимо принимать срочные меры..".

Борьба еще кипела, но перелом наступил. В конце 1922 года - начале 23-го по крестьянскому движению был нанёсен смертельный удар. Были подавлены восстания в Канском и Енисейском уездах. В Красноярском уезде была ликвидировала оперировавшая там с 20-го года группа Виноградова. В Ачинском уезде уничтожены группы Соломатова, Дроголя,
Марьясова, Мосина, Демиденко, часть отдяда Самкова. Многие сдались сами. Например, из 125 "бандитов" отрядов Кулакова, Мотыгина, Астаньева, Майнагашева, Мансурова, Киткова и Калмыкова, оперировавших в Минусинском уезде, 103 человека были взяты живыми. Моральный дух упал, костяк сопротивления был сломлен... Благодаря заявленной политике НЭПа, снизилась поддержка восставших крестьянами, сузилась их социальная база.

Вообще, за весь период гражданской войны при ликвидации крестьянских восстаний, Россия потеряла, более 2 миллионов своих .земледельцев, около 3-х миллионов скосили голод и болезни. В одной только Западной Сибири в январе 1921 года в восстаниях участвовало до 60 000 крестьян. Для слабозаселенной Сибири тех лет это была огромная цифра.

А впереди, после небольшой передышки НЭПа, была насильственная коллективизация, раскулачивание, сталинский геноцид, искусственно вызванный голод на Украине, Кубани, Поволжье. Страна превращалась в братскую могилу крестьянства; "истинно народные" вожди тупо плодили новые и новые "ошибки" и "перёгибы".

Гражданская война никогда не прекращалась, идет она и сейчас, ежедневно и ежечасно, война между светом и тьмой, между правдой и ложью, человеком и сидящим в нем зверем. Так будем же надеяться, что народ российский никогда не допустит больше пляски смерти на нашей многострадальной земле.

Человек тогда станет действительно человеком, когда он в самом себе победит данную от природы звериную сущность. А пока таких людей на Земле почти нет. Разве только Иисус Христос. Он и есть та самая вершина, к которой должен  стремиться каждый землянин.

Анатолий ЕГОРОВ.

ОТ РЕДАКЦИИ: Автор не является специалистом-историком, Однако опирался он на документальные архивные данные. Данный материал является кратким изложением его первого опыта "документальной прозы

Свой голос, декабрь 1991


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е