Споем балладу жизни до конца!


ВОЗРОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

УДИВИТЕЛЬНОЕ чувство испытывал я, сидя во вторник а зале районного Дома культуры. На сцене шел концерт, организованный балахтичским советом общества «Возрождение». Звучали задорные немецкие частушки, плавно передвигались в танце нарядные пары, слышался смех зрителей.

Впервые совет общества «Возрождение» поставил концерт в прошлом году. Тогда это явление культурной жизни Балахты не получило широкого резонанса. И вот в канун нового, 1992 года, через несколько дней после лютеранского Рождества состоялся второй большой концерт. На него были приглашены не только немцы районного центра, но и некоторых сел и деревень района. К сожалению, редакция не смогла тогда опубликовать отчет о концерте. Это дает сегодня повод повести разговор с самого начала.

Когда открылся занавес, на сцену вышел председатель районного совета общества «Возрождение» Владимир Михайлович Фрицлер. Он поприветствовал на родном языке зрителей и объявил о начале вечера.

Начало концерта, естественно, носило трагический оттенок. На мотивы известных старинных и современных русских и немецких песен был написан текст на немецком и русском языках'. Простые, понятные слова о прошлом, о том, как сотни лет жили в Поволжье немцы, трудились, растили детей. И были счастливы в этой жизни, несмотря на все испытания, посланные России и республикам после Великого Ок¬тября.

Но вот началась вторая мировая война. Отношение к российским (тогда их называли советскими) немцам со стороны властей резко изменилось. Сталину и верхушка партии нужно было разобщить, унизить немецкий народ, разрушить его язык и культуру.

В полной тишине звучат слова Указа Президиума Верховного Совета СССР, подписанного «всесоюзным старостой», добрым дедушкой Калининым. Этот указ — жуткий бред Сталина и компании о том, что среди немецкого населения готовятся диверсионные и террористические акты, о том, что в условиях военного времени для предупреждения нежелательных явлений немцев с Поволжья нужно переселить в другие районы — Новосибирскую и Омскую области, Алтайский и Красноярский края, Северный Казахстан.

На бумаге все было пристойно. Но на деле переселение осуществлялось по испытанной в годы коллективизации схеме. Правда, тогда боролись с «кулаками», как называли зажиточных, умеющих и любящих работать крестьян, сопротивляющихся идиотским решениям Советской власти. А сейчас начали в несколько часов выселять целые немецкие деревни и города.

На мотив песни «У фабричной заставы» вокальная группа в сопровождении аккордеона Федора Эбеля поет:

По приказу наркома
Весь немецкий народ
Превратили в фашистов
На полвека вперед...

Людей загоняли в вагоны товарных составов, лишали нажитого отцами и дедами имущества, не давали собрать даже еду в дорогу. Гибли женщины, старики, умирали с голоду и от болезней дети. Дети первого в мире «государстве справедливости»! Рьяно выполняли энкаведешники «указания партии и правительства». И сейчас еще помнит гордый и несломленный немецкий народ, как унижали его на новых местах поселений, как разобщали семьи, как сгоняли в трудармию, где своими трудолюбивыми руками немцы сделали для победы не меньше, чем любая другая нация нашей огромной страны.

И совершенно справедливо прозвучали в композиции слова о том. что страдали в советской стране не только немцы. Одних людей уничтожали за трудолюбие, других — за веру, третьих — за убеждения. А советских немцев — за национальность. Это был расизм, и те, кто подвергался унижениям, имели меньше прав, чем рабы. Наши дети учили на уроках истории, каким гонениям подвергались индейцы и негры в Америке, а рядом, быть может, в соседнем доме, жила немецкая семья и была изгоем на Родине, где жили ее отцы и деды.

Давайте, помня наши испытанья.
Слоем балладу жизни до конца!

Участники концерта продолжали свое грустное повествование. Они пег»и и говорили:

Как мечтали мы подолгу:
Время светлое придет,
И опять увидит Волгу
Наш измученный народ.

Но испытания не кончились. Продолжалась 'работа в трудармии. Немцы так же, как и политические заключенные, работали на самых трудных участках. Они валили лес, ловили в северных реках и морях рыбу, строили дороги и заводы. А вечером трудармейцев, как фальшиво называли людей, практически пребывающих в заключении, сгоняли на вечернюю поверку, а потом — в вонючие бараки. Мы не забудем, — говорили немцы, —

Как нас считали, ставя на колени.
Да по затылкам хаживал приклад.

И все-таки грустный рассказ об истории появления немцев в Сибири нес и оптимистические слова и ноты. Сейчас многие немцы --обираются менять Волгу на Рейн, но большинство справедливо " считает, что их родина — Россия. И хотя три поколения немцев живут уже полвека в Сибири, отцы и деды до сих пор вспоминают Волгу.

Сталин и ленинский ЦК партии просчитались. Им не удалось до конца разрушить связи между людьми, не удалось уничтожить язык и культуру народов России, будь то немцы, крымские татары, казаки или турки-месхетинцы.

Но давайте вернемся в зал, где заканчивала свою композицию группа артистов. Кстати, самое время назвать участников концерта. Это — Клара Глиздинова (Штерцер), Эмма и Наталья Фрицлер, Ирма Шефер, Нина Шнайдер, Лидия Хомицевич, Нина Киндсфатер, Нина Моор, Владимир Фрицлер, Виктор Фольст, Роберт и Леонид Гребы, Владимир Моор, Александр Эбель, Александр Юнг.

Прозвучали в зале десятки имен бывших трудармейцев. Многим из них, кто был на Рождественском концерте, председатель исполкома райсовета А. Е. Микитечко вручал медали. Тем кому не вручили, — будут делать это по месту жительства.

Нет, хотя и говорили участники концерта что немцы теряли язык, веру и обычаи, потеряно далеко не все. И недаром общество немцев называется «Возрождение» Работа общества — прежде всего в возрождении культуры — основы, стержня любого народа. Заметно было, что не все из сидящих в зале, особенно люди молодые и дети понимают свободный разговорный язык, а уж литературным-то немецким языком владеют и вовсе немногие. Но все происходящее на сцене залу было понятно л близко.

Закончив композицию, вокальная группа исполнила песню о Родине. Затем В. Фрицлер прочитал известнейшее стихотворение И. В. Гете «Лорелея» — о златоволосой девушке, стихотворение, олицетворяющее для каждого цивилизованного человека немецкую культуру. Тихо слушал зал родную гортанную речь, родной язык, ловил в нем знакомые грассирующие звуки...

Спел две песни Александр Эбель, которому подыгрывал на аккордеоне брат Федор. Чувствовалось, что Александр — прирожденный артист, зал радовался каждому его слову, модуляциям голоса, непринужденной манере держаться. А сколько юмора. лукавства было в каждом жесте А. Эбеля. когда он пел старинную фольклорную песню о том, как девушка не пускает к себе в дом влюбленного в нее всадника «Иди, найди там дерево с двумя ветками, привяжи к нему коня, сядь рядом на колени и спи. А я не могу тебе открыть. Я рада, когда тебя нет рядом со мной, тогда я могу хорошо спать», — отвечала девушка на просьбы незадачливого кавалера.

Мужская группа пропела на тему «Страдания» шуточную песню с вполне серьезными намеками на то, что надо вспоминать язык, учить говорить детей и говорить по- немецки самим.

Потом в зале опять начался веселый смех. Клара Глиздинова рассказала историю о том, как однажды в поезде две пожилые немки приняли ее за цыганку. Старушки всячески берегли свои чемоданы, не понилая, что сидящая напротив девушка — их соотечественница, и, озорничая, не выдает себя. Когда же они узнали, что эта «цыганка» — немка, обе были поражены.

Танцевальная группа (пары: Федор и Вера Бальцеры. А. Эбель — И. Юнг. Л. Хомицевич — Л. Греб, В. Фольст — Н. Киндсфатер) порадовали зрителей задорными старинными польками. Леонид Греб исполнил на гармошке несколько сентиментальных мелодий. Отлично встретил зал юморески В. Фольста и В. Шнайдера. Были еще песни, частушки. Особенно эмоционально, весело спели частушки Ирма Егорова и Валентина Эбель из Чистых Прудов.

Не смолкая смеялись зрители, когда группа мужчин, переодетая под чинных, хозяйственных женщин, спела частушки о том, как они живут со своими мужьями. В. Моор крутил прялку, остальные вязали, мотали клубки... А как «кокетливо» А. Эбель поправлял чулки, вызвав в зале безудержный смех!

Потом на сцене появились Снегурочка и Дед Мороз — отец и дочь Шнайдеры. Они пожелали собравшимся счастья, охапку радости и смеха. Встав по краям вокальной группы, Дед Мороз и Снегурочка вместе со всеми спели прощальную песню «Сусанна».

Хотелось бы немного сказать о профессиональной подготовке концерта. Так уж принято, если пишешь рецензию. Так вот, все артисты выступали без микрофона, на сцене вообще не было никакой аппаратуры. И ничего — отлично были слышны голоса, не искаженные нашей чудовищной электроникой. Умело были поставлены мизансцены, артисты отлично, бесшумно передвигались по залу. Вообще во всем чувствовалась любовь и добросовестность. Как мне стало известно потом, многие участники концерта прийти не смогли, программу пришлось менять на ходу, стыковать между собой номера не так, как это было во время Рождественской встречи. Но в зале мне, зрителю, этого не было заметно — так профессионально, четко проходил концерт.

Единственный недостаток этого представления — непонятные манипуляции со светом, который гас в зале и менял интенсивность на сцене во время некоторых номеров. Однако после я выяснил, что это была чистая «самодеятельность» осветителя. И хотя ему сказали, что манипуляции со светом мешают артистам, сбивают с толку зрителей, это почему-то не подействовало. Можно, наверное, надеяться, что в следующий раз этого не будет.

А вообще — побольше бы таких концертов! И — побольше зрителей в зале. Почему бы не ходить на выступления артистов общества «Возрождение» нам, «русским» жителям Балахты? Все происходящее на сцене совершенно понятно, не надо для этого знать язык. Слушаем же мы по радио и телевидению выступления зарубежных артистов эстрады, которые в культурном отношении гораздо дальше от нас, чем российские немцы, наши земляки, друзья и соседи. Тем более, Балахта не так богата культурными событиями, чтобы пренебрегать таким досугом.

Надеюсь, в следующий раз организаторы концерта сделают подходящую рекламу своему мероприятию, и истинное удовольствие от работы артистов получат сотни балахтинцев. А пока с этим концертом предполагается побывать в некоторых селах и деревнях района.

Ну что ж, счастливых вам встреч, дорогие земляки! И огромное спасибо за этот вечер!

А. НЕМИРОВИЧ-ДАНЧЕНКО.

Сельская новь (Балахта) январь 1992 год
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музеем


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е