Две легенды Норильлага


История без вырванных страниц

Династия Буре

Про Пашу Буре знают все. Гораздо больше, чем про некогда знаменитого чудодея-часовщика, хотя «Павел Буре» — это эпоха, а Паша — еще нет. Тем не менее, в Пашиных жилах течет та самая кровь — от дедов, прославившихся филигранным мастерством и талантом. Им, талантам, безразлично, на каком поле себя проявлять, какое вспахивать, — все написано на роду. Гены такие!

Павел Буре, которого мы знаем с детства (с его детства. Потому что на лед теперь выходят рано, а отроки оспаривают собственное первенство мира), — сын, если помните, выдающегося нашего пловца, долгие годы, лет десять, сильнейшего в стране, Владимира Буре. Вполне, я бы сказал, уникального: он выигрывал чемпионаты СССР на дистанциях от ста метров до полутора километров. Если к этому добавить олимпийские медали (не думаю, что у кого-нибудь из наших, кроме него, их четыре штуки), то — все ясно.

Не хочу ли я сказать, что Пашин отец, отправившийся за океан вместе с сыном выводить наверх аутсайдера НХЛ «Ванкувер», есть, судя по программке, ведущий в спектакле КВО «Бахчисарайский фонтан»? Нет, конечно. Владимир Валерьевич Буре родился, правда, в Норильске, но через пять лет после этой премьеры, в 1950-м. Ведущим был другой — Валерий Владимирович, отец Володи и дед Паши. Которому, будь он жив, мы бы отметили 80.

Он родился 13 апреля 1912 года. Отец служил в коммерческом банке, мать работала в шляпной мастерской. Mocквичи. В 15 лет Валерий, окончив семилетку, поступил было в театральную школу, но пришлось ее оставить — материально обеспеченной семью к этому времени уже не назовешь. К тому же быстрее, чем сценический, проявился другой талант — спортивный. В сентябре 1929 года сборная Москвы по ватерполо едет по маршруту Берлин—Лейпциг—Халле—Кенигсберг. Выступает удачно, а в воротах — Буре.

С 16-летнего возраста он ушел в спорт «с головой» — работал, инструктором по плаванию, начальником «школы пловцов-мастеров», заместителем директора бассейна МОСПС. Эти должности было легче совмещать с тренировками и поездками (в составе сборной СССР побывал в Стокгольме и Осло)... Видимо, чувствовал, что одного спорта — для полноты ощущения жизни, или, задумываясь о будущем, — маловато; поступил в мединститут. И отсюда пришлось уйти, но до чего же пригодилось...

Арестовали его 14 октября 1936 года. «Доездился». 17мая 1937-гo объявили приговор: статьи 16-58-8, десять лет плюс четыре года лишения избирательных прав.

Про два года скитаний у меня сведений нет, в Норильск привезли 16 августа 1939-го. Судя по дате, скорее всего, из Соловков. Двадцати семи лет от роду. Покинет Норильск 45-летним.

Привожу свидетельство доктора Розенблюма.

«Первым был расконвоирован Николай Николаевич Сухоруков. Колоритнейшая личность, спортсмен и спортивный врач, победитель европейских состязаний по прыжкам в воду. После освобождения ездил на чемпионаты нашим представителем в судейских коллегиях. К сожалению, пристрастился к наркотикам... Так вот, увидев Валерия Буре, Сухоруков тут же освободил его от общестроительных работ и взял к себе фельдшером (по части отоларингологии). Кстати, Сухоруков, Буре и будущий академик Баев, владевшие красками, расписывали стены строившейся тогда центральной больницы.

Что инкриминировали Буре? По рассказам, групповой террор. Якобы спортсмены хотели (!) убить самого главного вождя.

Итак, Валерий Владимирович на сто процентов использовал знакомство с Н.Н.Сухоруковым... и основами медицинских знаний. Но в искусстве выживания мелочей нет, а художественная самодеятельность располагает собственными возможностями приспособления к действительности; на сцену и безо всяких задних мыслей тянет, а талант — он и в лагере талант; искусство чтеца, рассказчика, актера почитаемо особенно, причем по обе стороны от «колючки»...

Короче говоря, среди приказов по комбинату и лагерю есть и за № 362 от 17 июля 1940 года — отмечающий значительные творческие достижения сразу трех кружков самодеятельности 2-го лаготделения. Драматический насчитывал 24 человека. Струнный и джазовый — 19. Это и есть исток будущего театра КВО, а заодно — один из истоков будущего Заполярного драматического (до приезда части труппы Первого заполярного им.Пашенной из Игарки — еще больше года).

Список драмкружка приложен.

Возвращаюсь к биографии Валерия Буре. Медик, спортсмен, актер — его разносторонность и успехи помогли выжить. Но, как известно, у талантов редко бывает покладистый характер. Иногда «меценаты» выручали, иногда — нет, и бесконфликтным лагерное пребывание бывшего вратаря сборной страны не назовешь.

Да и ходит рядом с ярким человеком зависть, рядом с красавцем — ревность, рядом с победителем — уязвленное самолюбие. Вспыльчивость, неуравновешенность прощали не всегда, и порой приходилось подолгу не видеть сцены и спортплощадки, да и больничной палаты. «Бросали» в наказание из проектной конторы в горячий цех, но закалка и болельщики — и поклонницы! — выручали. Как и редкая общительность, ум, обаяние.

Еще в заключении стал актером профессионального театра. В.С.Зверев, начальник комбината, ему благоволил. Иначе не стал бы рассматривать заявление от 28.05.1946-го: «На тех условиях, которые имею сейчас, жить не могу».

Так он стал начальником группы технического снабжения отдела главного энергетика (в этой должности освободился в декабре 46-го), помощником начальника отдела по АХЧ (с января 48-го), сменным контрольным мастером гидрометаллургического цеха медного завода (ноябрь 50-го), бригадиром на электролизе (январь 52-го). До 1 февраля 1957-го, пока не распрощался с Норильском, работал мастером матричного передела.

Осталось сказать о событиях, заставивших искать место понадежнее и денежное. Во-первых, нашел свое счастье — в лице того самого лирического сопрано, которое зрители не отпускали «до отбоя». Людмила Попова стала матерью его сыновей. (Как пишет В.Шепотько, «она пела так, что все невольно открывали рты». А на обложке его «тетради № 5» ремарка: «Если пишу похвальные слова, то так оно и было. Люди, достойные высшей похвалы. Не сомневайтесь!»).

Добавлю, что вольнонаемная москвичка в достаточной степени рисковала, нарушая «общий порядок». Впрочем, Буре был все же на особом счету.

Военная коллегия Верховного суда СССР пересмотрела 12 марта 1956-го приговор 1937 года, отменила его и прекратила дело. 9 июня 1956-го из военного трибунала МВО (Арбат, 37) отправили справку в Норильск. Мол, так и так. из материалов уголовного дела в отношении Буре В.В., 1912 г., прекращенного за отсутствием состава преступления, известно. что он работал в должности старшего тренера по водному поло ДСО «Медик». «Справка дана на предмет получения зарплаты по работе, исполненной до ареста». Подписал врио председателя трибунала полковник юстиции Ф.Титов.

...За успехи младшего сына и других учеников на водных дорожках Валерий Буре стал заслуженным тренером СССР. Когда он ушел, Владимира тренировал старший брат.

А примерно в восьмидесятом на лед вышел Павлик, будущий чемпион мира среди подрастающих звезд. Из этой газеты он узнает кое-что новое про деда из Норильлага.

...Про внуков Валерия Буре и его сына — знаменитого пловца, нам (26.03.92) поведала «Комсомолка», перепечатавшая интервью Павла американской газете «Новое русское слово». Вот несколько ответов на вопросы корреспондента:

— Не деньги были основной причиной моего отъезда. По советским стандартам я жил совсем неплохо. К сожалению, обстоятельства сложились так, что у меня не оставалось выбора. Во-первых, «липовые» контракты, которые нас принуждали подписывать. Во-вторых, я понял, что в НХЛ по моей просьбе меня не отпустят. В-третьих, я собрался жениться на американке... В Ванкувере... почувствовал деловую и дружескую атмосферу. Был приятно удивлен, что в городе меня узнавали... Снимаю хорошую квартиру. Бесплатно езжу на автомобиле марки «крейслер» — его дала мне фирма в целях рекламы.

Отец уже работает тренером по плаванию в университете Британской Колумбии. Недавно в гости приехала моя мать. Младший брат Валерий играет за команду юниоров «Спокен чивс». Недавно он получил письмо, в котором говорится, что летом этого года может попасть в один из клубов НХЛ, т.к. ему исполнится 18 лет.

«Часы Буре идут по нью-йоркскому времени». Увы.

Анатолий Львов
«Красноярский рабочий», 08.05.92


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е