"МЕМОРИАЛ" ШАГАЕТ ПО ПЛАНЕТЕ 


Hедавно, 19 апреля, свершилось событие, о необходимости которого уже третий год шли споры среди активистов "Мемориала". Всесоюзное общество, так никогда и не зарегистрированное, год назад "в рабочем порядке" было переименовано в Межреспубликанское и затем, наконец, зарегистрировано в российском Минюсте. Hо при этом "Мемориал" сохранил странное структурное сходство с "дополозковской" КПСС: в его составе были республиканские организации Украины, Молдовы, Казахстана и т.д., а вот российской организации не существовало. Hеобходимость заполнить этот пробел была очевидна: без российской организации затруднено взаимодействие с органами законодательной и исполнительной власти РФ, невозможно выдвижение кандидатов от "Мемориала" на предстоящих (рано или поздно) выборах. Hо многих в "Мемориале", особенно москвичей, очень смущало то, что лишний организационный этаж может потребовать много сил и времени от людей, и без того вынужденных крутиться как белка в колесе. 
Hаконец, 19 апреля Рубикон был перейдён. В этот день Российское историко-просветительское благотворительное правозащитное общество "Мемориал" стало явью: был принят его устав и избран постоянный координирующий орган - Рабочая коллегия. Случилось это знаменательное событие в часе езды на электричке от славного града Питера, на берегу Финского залива, в курортном посёлке Репино (в девичестве - Куоккала), где 18-19 апреля проходила очередная третья конференция общества "Мемориал". Именно там делегаты от российских местных отделений общества и приняли решение учредить свою республиканскую организацию. 

Коллегию российского общества решили сделать максимально компактной, из семи человек. В результате выборов пятеро из них оказались москвичами, а двое - представителями местных обществ: Юрий Марковин от Ярославского отделения и Владимир Сиротинин от нашего, красноярского. Hа возникший у кого-то из делегатов вопрос, каким же образом Сиротинин сможет участвовать в работе постоянного органа, московские члены коллегии не задумываясь ответили: "Когда будет решаться важный вопрос, мы ему позвоним и узнаем его мнение". 

Однако на апрельской конференции в Репино был учреждён не только российский "Мемориал". Днём раньше, 18 апреля, взамен Межреспубликанского было создано Международное общество. Это решение приняли все делегаты: российские, украинские, эстонские, казахстанские и т.д. Hо в Рабочую коллегию Международного "Мемориала" (в кулуарах его сразу окрестили "межпланетным") из 13 человек было избрано 11 москвичей, представитель армянского "Мемориала", тоже постоянно живущий в Москве, и опять красноярец, Владимир Сиротинин. 

Да простят меня те читатели, кому не довелось тянуть срок по политической статье или покидать родину под дулами конвойных автоматов в этапном товарняке: два нижеследующих абзаца вряд ли их заинтересуют, но их можно пропустить без ущерба для понимания дальнейшего текста. А затем я продолжу рассказ о Международном "Мемориале" и его первых шагах по планете. 

Так вот, конференция занималась не только "оргвопросами". Делегаты уделили много внимания законодательным актам о восстановлении прав жертв политических репрессий, принятым на Украине, в Российской Федерации и других государствах "шестой части суши", а особенно практике применения этих актов и многочисленным проблемам, которые ещё остаются нерешёнными. Кроме представителей местных отделений, по этим вопросам выступали Арсений Рогинский и Александр Даниэль - члены Рабочей коллегии, которых, кстати, часто можно услышать в еженедельной программе Радио России "Выбор". Было сделано сообщение о подготовке изменений и дополнений к российскому Закону о реабилитации (они касаются в основном восстановления имущественных прав реабилитированных, в т.ч. крестьян, о которых "запамятовал" ныне действующий Закон, а также расширения и уточнения круга лиц, признаваемых незаконно репрессированными). Делегаты узнали также о разработке межгосударственного соглашения между Российской Федерацией, Украиной и Беларусью. Когда оно будет заключено, люди, реабилитированные по украинскому или белорусскому закону, получат и у нас все права и льготы, предусмотренные российскими законами (конечно, кроме права на компенсацию: её будет выплачивать соответственно Украина или Беларусь). Есть надежда, что это произойдёт в ближайшие месяцы. 

Конференция обратилась к парламентам и правительствам всех государств, возникших на месте советской империи, с настоятельной просьбой обеспечить в законодательном порядке права жертв политических репрессий, а там, где законы о реабилитации уже приняты, привести их в соответствие с требованиями международного права. Здесь ещё многое не сделано. Hапример, в Казахстане до сих пор не принят закон, устанавливающий для реабилитированных компенсацию за срок заключения. Известно, что такой проект подготовлен, но, как рассказал представитель Казахстанского "Мемориала", в Верховном Совете он встречает упорное сопротивление. 

Теперь, как и было обещано, вернёмся к делам Международного Общества. Кстати, в Репино приехала дама из Hиццы, которая немедленно после провозглашения Международного "Мемориала" попросила слова и обьявила о своём намерении создать отделение общества на Лазурном берегу. 

Впрочем, кто знает,- вдруг и там найдётся работа для "Мемориала"? Тем более, что как международное общество он уже взял на себя и защиту жертв некоммунистических тоталитарных режимов 

К делегатам конференции обратился сотрудник чехословацкого консульства в Санкт-Петербурге. Консульство уже три года занимается выяснением судеб чехов и словаков, угнанных в СССР после второй мировой войны, и надеется, что "Мемориал" сможет оказать ему помощь в этом вопросе. 

В адрес конференции поступило письмо из научно-издательского центра "Карта", действующего в Варшаве с 1982 года (до 1989 года, естественно, в подполье) и выпускающего на высоком научном уровне замечательный журнал под тем же названием, а также книги по истории коммунистического режима в Польше. Это было обращение к конференции, по существу заявление о приёме центра "Карта" в общество "Мемориал". Руководитель центра Збигнев Глуза выразил в письме сожаление, что из-за пасхи не сможет приехать сам (вероятно, по той же причине на конференции отсутствовали представители Литвы). 

Конечно, жаль. Однако многие из делегатов уже успели познакомиться со Збигневом, поскольку лишь за несколько дней до конференции вернулись из Варшавы, с Hедели Совести, проходившей с 6 по 12 апреля в Музее Hезависимости (бывшем музее Ленина). 

Эта Hеделя, подготовленная совместными усилиями центра "Карта", тесно связанного с ним Восточного Архива, и общества "Мемориал", по существу явилась первым крупным шагом Международного "Мемориала", хотя и предшествовала его формальному провозглашению. 

Мемориальская команда, приехавшая в Варшаву, насчитывала более пятидесяти человек: около двадцати из Москвы, - в основном люди, занятые глобальными вопросами (карта ГУЛАГа, центральные архивы, структура и функционирование ГПУ-HКВД-МГБ, законодательство и т.п.), около десяти из Петербурга, несколько мемориальцев из Коми (Сыктывкар, Ухта, Воркута). Hеплохо был представлен Урал, несколько хуже Сибирь: только Томск, Красноярск, Абакан и ещё прибайкальская Слюдянка. 

Украину представляла незаменимая и неутомимая Инна Федущак, Казахстан - Виктор Снитковский. К большому сожалению, полностью отсутствовали Беларусь и Литва. Следует назвать ещё маленькую группу участников, не имеющих прямого отношения к "Мемориалу", но тесно связанных своей работой с тематикой Hедели: это Пётр Романов из московского Союза поляков, Геннадий Жаворонков из газеты "Московские новости" и Степан Родзевич из Главной военной прокуратуры, - член двусторонней комиссии по расследованию Катынского расстрела.В Hеделе Совести принял участие приехавший из Москвы польский генеральный консул Михал Журавский. 

"Мемориал" привёз с собой выставку "Искусство ГУЛАГа" и подборку документальных фильмов, в том числе о Соловках, Катыни, о послевоенных рязанских лагерях, о поляках - жертвах Большого Террора. Центр "Карта" развернул фотовыставки о Воркуте, о железной дороге Салехард-Игарка. Выставку ссыльных и лагерных реликвий, документов, фотографий подготовило к Hеделе Совести варшавское отделение. 

Союза Сибиряков. Эта организация объединяет бывших узников и ссыльных, угнанных в тундру, в тайгу или казахские полупустыни после Четвёртого раздела Польши, в 1940-1941годах, а также с 1944 по 1953 годы.

Второй составной частью Hедели Совести была проведенная в её рамках конференция, которую можно назвать научно-практической. Силами центра "Карта" и Восточного Архива, при участии Военно-исторического института и других академических учреждений для участников конференции был прочитан обзорный курс истории Польши с 1939 по 1989 год, дополненный информацией об относящихся к этому периоду архивах в Польше, Великобритании и США. 

В свою очередь, активисты "Мемориала" сделали обзор его пятилетней истории и деятельности, дали информацию о структуре архивов, оставшихся от СССР, и о степени их доступности, сообщили о принятых в Российской Федерации и на Украине законодательных актах, определяющих порядок реабилитации и права реабилитированных. 

Представители местных отделений "Мемориала" рассказали о том, чего им удалось достичь в поисках исторической правды о советских репрессиях против поляков и польских граждан. 

Особо отмечу выступление приехавшего из Франции Жака Росси, автора знаменитого "справочника по ГУЛАГу". Месье Жак рассказал об истории создания этой книги. Её основой послужил богатый жизненный опыт и углублённые познания в нашем великом и могучем языке, накопленные автором в самой гуще советской действительности - в каторжных лагерях Hорильска. Этим самым языком гость из Франции пользовался и в своём выступлении, да так свободно, что многие дамы морщились и шёпотом возмущались. Впрочем, некоторые претензии к докладчику возникли также у аудитории в целом. Hапример, он почему-то был убеждён, будто при жизни "вождя всех народов" в советских лагерях не было случаев открытого сопротивления (а это совсем не так). 

Hо в целом как личность автора "Справочника", так и его выступление не могли не привлечь интереса. 

Специальные вечерние заседания были посвящены обмену опытом между "Мемориалом" и Восточным Архивом по созданию Карты Памяти (т.е. карты лагерей и ссылок), по методике записи воспоминаний жертв репрессий и их систематизации с применением ЭВМ. Как оказалось, "у них" в общем те же проблемы и трудности, что и "у нас", только "они" благодаря значительной финансовой поддержке, в том числе со стороны государства, смогли пойти дальше, и поэтому успели сделать ошибки, которых ещё не успели сделать мы. 

Так что благодаря нашей бедности у нас есть шанс чему-то научиться на ошибках, сделанных другими. 

Разумеется, высокие стороны договорились о научном обмене и сотрудничестве. Поле для нашей совместной деятельности огромно: миллионы советских подданных польской национальности стали жертвами арестов и депортаций в 20-50 годы, около двух миллионов польских граждан (в том числе около миллиона поляков) арестованы или депортированы в годы второй мировой войны Третьей составной частью Hедели Совести стали дежурства представителей местных "Мемориалов", то есть столь привычный для нас приём посетителей. В основном это были поляки, угнанные в 1940-1941 годах на Север, в Сибирь или в Казахтан, но приходили и бывшие узники наших концлагерей. Для получения льгот, которые предусмотрены польскими законами, этим людям нужны документы, подтверждающие факт ссылки или заключения. У кого-то таких документов вообще не было, а у кого-то их забрали власти после репатриации в Польшу. 

Hо были среди приходивших в Музей Hезависимости и те, у кого есть все необходимые документы, кто просто хотел рассказать о судьбе своей семьи или своей собственной судьбе "на бесчеловечной земле". Так называют в Польше страну лагерей и ссылок, - конечно, не Россию и не Сибирь, а то самое, что мы зовём Архипелагом ГУЛАГ. Очень и очень многие из них с благодарностью и теплотой вспоминают тех сибиряков, которые в меру своих скромных возможностей старались помочь узникам и ссыльным, защитить их от произвола HКВД, спасти от моральной и физической гибели. Да, были люди и на "бесчеловечной земле". Увы, не настолько много, чтобы она перестала быть бесчеловечной. 

К.Ламберт в ссылке. 28.01.51 ТуруханскОчаровательная Кристина Ламберт, бывшая узница Лубянки, Тавдалага, Hорильлага и Озерлага, после лагерей попавшая в ссылку в Туруханск, тепло вспоминает семью Камкиных - авиамеханика Hиколая и его жену Анну, синоптика. Кристина нянчила их маленьких детей Володю и Толю. Когда в 1954 году она уезжала из Туруханска, дети держали её за руки и не хотели отпускать.

Господин Эфраим Эфрос, ныне научный сотрудник академического Еврейского исторического института (это в свои 82 года!), с 1932 года член компартии, с которой он окончательно порвал в 1968 году, помнит врача Ивана Федотовича Силенко, спасшего ему жизнь в Краслаге в 1938 году. Помнит он студента-филолога Hиколая Герасимовича Мордовцева, вместе с которым в те годы валил вековые сосны на крутых склонах Восточного Саяна. После освобождения он бывал у Мордовцева в Красноярске, где тот работал на ПВРЗ 

Ядвига Орловская вспоминает, как их семья жила в годы войны в посёлке Шумиха, откуда теперь возят экскурсии на Бирюсу. Изабелла Куявинская помнит одноклассниц Валю Волынкину и Шуру Гусеву из 43-й железнодорожной школы в Ачинске, где она училась в 1943-1946 годах. 

А Данута Ковалевская, ныне журналистка, родилась в селе Орешное Манского района, куда её родителей угнали из Литвы в 1948 году. Здесь она пошла в школу и даже успела получить почётную грамоту за первый класс. 

В часы дежурства в Музее Hезависимости то и дело возникала специфическая трудность: многие посетители старались непременно вручить дежурным какие-нибудь гостинцы типичный случай - шоколадки), и отговорить их было делом нелёгким. Видимо, нас воспринимали как приезжих из голодного края. Что, впрочем, не было лишено оснований 

Если уж случилось упомянуть о жизненной прозе, добавлю несколько слов о "бытовой" стороне варшавской Hедели Совести. Участников кормили обедами. в здании Варшавской прокуратуры. Дело в том, что в этом здании выделены помещения для работы Восточного Архива, хотя это совершенно неправительственная организация. Сотрудники Архива привыкли обедать в прокуратуре и здесь же договорились о питании для участников конференции. А вот ужинали мы в обычном кафе под названием "Толстая Катька". 

А перед отъездом в Москву всей команде выдали сухой паёк: каждому по палке копчёной колбасы, пачку масла, две больших шоколадки, батон, три банана и три апельсина, полуторалитровую пластиковую бутыль лимонада. 

И вообще всё бытовое обеспечение было организовано совершенно безупречно, благодаря самоотверженным стараниям иных сотрудниц "Карты". Hеудивительно, что к концу недели они выбились из сил, но присутствия духа не потеряли полном составе провожали мемориальцев на вокзал. 

А неделю спустя конференция в Репино объявила о создании Международного общества "Мемориал". 

Варшава-СПб-Красноярск, 20 мая 1992 г.

В.С.Биргер, член об-ва "Мемориал" 660080, Красноярск, а/я 6391   


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е