История одного доноса


В 1936 году в начальную I школу села Тесь прибыла  по направлению Минусинского райкома ВЛКСМ в  качестве новой пионервожатой Полина Никишева. Этот ничем не примечательный факт (мало ли меняется в школах пионервожатых) нашел отражение на страницах минусинской  газеты «Власть труда» и даже «Красноярского рабочего» в связи с тем, что он повлек за собой самые страшные последствия.

Но это было потом, а пока  встретили в школе Полину очень дружелюбно. Директор .Владимир Алексеевич Мишустин лично пожал ей руку и сказал: «Будем работать вместе». Плодотворное сотрудничество, однако, было весьма недолгим. Вскоре между Полиной и директором стали возникать конфликты.  Вероятнее всего, они начались из-за того, что Полина, как оказалось, ждет ребенка от неизвестного отца, и, согласно суровой морали тех лет, такая  пионервожатая не могла служить достойным примером юным пионерам. Никишева же в письмах, адресованных в райком комсомола, писала, что  конфликты происходят от того, что директор является противником пионерской организации.

Райком ВЛКСМ не отреагировал на ее письма, хотя это следовало сделать, тем более что Мишустин, как исключенный в ноябре 1936 года из партии за связь с троцкистами,  являлся весьма подозрительной личностью. Правда, подобная формулировка означала на практике лишь то, что он имел несчастье быть знакомым с кем-то, кого арестовали как троцкиста, но это дела не меняло.

Тогда, согласно газетной информации, Полина написала уже не в райком комсомола, а через его голову в иные органы, добавив к своим обвинениям в адрес Мишустина, что  на уроках он расхваливает жизнь в панской Польше и фашистской Германии. В этих органах на ее сигнал отреагировали весьма оперативно, и в результате в школе была раскрыта контрреволюционная  троикистско-зиновьевская группа. В нее, кроме директора, зачислили завуча школы Бухтоярова. учительницу Перепелкину и ряд других неизвестных нам пока лиц. Всех их арестовали.

В школе все, конечно, знали, кто истинный виновник прошедших арестов. Жены арестованных, пытаясь добиться справедливости, стали писать о деятельности Никишевой в райком ВЛКСМ и, возможно, даже в те самые органы, куда обращалась она сама. Райком комсомола в лице его секретаря Троилина на этот раз отреагировал быстро, исключив Никишеву из комсомола с формулировкой «за развал пионерской работы и связь с контрреволюционным элементом».

По тем временам это была серьезная политическая ошибка. Органы встали на защиту доносчицы. В «Красноярском рабочем» появилась за подписью анонимного «Таежного» статья под не сулящим ничего хорошего заголовком  «Секретарь комсомола на поводу у врагов народа». В ней  утверждалось, что в школе арестована лишь головка контрреволюционной группы, там  остались еще «отростки этих гадов», даже вновь назначенный директор Мужайло был  другом и собутыльником Мишустина. Что же касается Ивана Дмитриевича Троилин, то в статье сказано: " Настало время спросить с него за все  преступления и подлости». Троилин был арестован и проходил, по делу контрреволюционной организации в Минусинске. По нему взято около 30 человек, и большинство из них расстреляны.  Но как сложилась судьба самого Троилина, неизвестно.

Арестованные педагоги были осуждены в феврале 1938 года Военным Трибуналом Сибирского военного округа, Мишустин обвинялся в том, что будучи убежденным троцкистом, в 1936 году организовал в селе контрреволюционную группу, давал ей установки на вредительство в колхозе, производил вербовку новых членов, распространял среди учащихся и населения троцкистско-фашистскую агитацию, пропагандировал террор. Он  был приговорен к расстрелу, но в мае 1938 года военная коллегия Верховного суда СССР смягчила приговор, заменив высшую меру десятью годами лишения свободы. 

22 года спустя, в 1960 году,  Верховный суд СССР отменил приговор в отношении В. А. Мишустина и других проходивших по его делу лиц «за  отсутствием состава преступления».

Николай ЛЕОНТЬЕВ,  старший научный сотрудник  минусинского краеведческого музея.

Красноярский рабочий 30.07.1992


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е