"Приговор - расстрел. О расстреле опубликовать в местной печати..."


Рассекречиваются архивы. Не все и не везде, но все-таки. Трое из специальной комиссии при президенте России допущены в личный архив Иосифа Сталина, а газета "Известия" 11 июня опубликовала некоторые документы из этого архива. Среди них и имеющие отношение к нашим красноярским делам

 

Москва ЦК ВКП(б)

т.СТАЛИНУ, ЕЖОВУ

Из Канска. 25 августа произошел пожар на Канском мелькомбинате, сгорело все оборудование. В зернохранилище комбината 5 тысяч тонн зерна, 3 тысячи тонн муки. По неточным подсчетам погибло не менее 30 процентов зерна, муку отстояли полностью. Личной проверкой и проверкой органами НКВД установлена исключительная засоренность комбината врагами. Предварительное следствие показывает очевидность диверсии. Следствие форсируем, результаты сообщу дополнительно.

Соболев

Расшифрована 27.08.37

в 10 час. 16 мин.

 

КРАСНОЯРСК КРАЙКОМ

СОБОЛЕВУ

Поджог мелькомбината, должно быть, организован врагами. Примите все меры к раскрытию поджигателей. Виновных судить ускоренно. Приговор - расстрел. О расстреле опубликовать в местной печати.

Секретарь ЦК Сталин

27.08.37 17 час. 10 мин.


Итак, 25 августа 1937 года. После двухмесячного ремонта на Канском мелькомбинате начали запускать оборудование. Без десяти семь вечера возник пожар. Сгорели деревянный элеватор, мельница, крупзавод, частично сушилка и 4800 тонн зерна. Погибло два человека, трое получили ожоги. Ущерб оценен в 5 миллионов 840 тысяч руб. Сумма немалая, и перепуганное красноярское начальство утром 27-го шлет шифрограмму Сталину и Ежову. Иосиф Виссарионович посчитал сообщение архиважным и временно оставил заботы по руководству Советским Союзом и международным коммунистическим движением. Ему-то в Кремле сразу стало ясно, что это дело рук врагов. А потому: "Примите все меры к раскрытию поджигателей. Виновных судить ускоренно. Приговор - расстрел". В тот же день шифровка ушла в Красноярск.

Указания вождя были конкретны и точны. Работа закипела. 27-го младший лейтенант госбезопасности, начальник 5 отделения 3 отдела УНКВД товарищ Заблудовский оформляет постановления на арест работников мелькомбината механика Тарасова Тимофея Петровича, сменного помощника электромеханика Головина Ивана Дмитриевича, водопроводчика Подгородецкого Вячеслава Францевича и пожарника Окладникова Александра Прокопьевича. Вечером этого же дня выбиваются, как говорили чекисты, признательные показания. Аресты продолжаются. К следствию привлекаются известные в НКВД выбиватели нужных следствию показаний - младший лейтенант ГБ Матыцин и сержант ГБ Лазарев. И вот уже исполняющий обязанности помощника военного прокурора СибВО товарищ Киреев докладывает: "Из числа 12 человек, арестованных на 3 сентября, семь обвиняемых признали свою принадлежность к японско-шпионской диверсионной организации и раскрыли обстоятельства организации диверсии. Участвую в допросах, следствие рассчитываем закончить 5 сентября".

К делу привлекается арестованный 10 июля экономист комбината Николай Александрович Рождественский, 7 сентября составляется обвинительное заключение на 14 человек. Действия НКВД единодушно одобряются трудящимися края. "Мы требуем от военного трибунала суровой кары этой оголтелой банды. Расстрел - таков должен быть приговор трибунала", - это из обращения стахановцев мелькомбината. "Расстрелять гадов", - а это из наказа работников красноярской фабрики "Спартак". 8 сентября Военный трибунал Сибирского военного округа под председательством полкового комиссара Градобоедова и членов трибунала воентехника 1-го ранга Гричанова и лейтенанта Пущенко приговорил всех четырнадцать обвиняемых к расстрелу.

9 сентября Киреев докладывает: "Все Ваши указания выполнены. Приговор приведен в исполнение в моем присутствии". 9-го же сентября газета "Красноярский рабочий" опубликовала список расстрелянных. 10 сентября публикуется большая подборка писем и обращений, выражающих огромное удовлетворение вынесенным приговором. Трудящиеся, края кроме упомянутых выше обвиняемых, одобрили расстрел:

Остается только добавить, что партийные органы края и их карающий меч - краевое управление НКВД - точно выполнили указания вождя: поджигателей нашли, судили ускоренно, всех расстреляли и в местной печати о расстреле напечатали. И если вы, уважаемые красноярцы, увидите людей с портретом Сталина, вспомните хотя бы этих четырнадцать, расстрелянных по его прямому указанию.

Владимир СИРОТИНИН
«Сегодняшняя газета», № 29 (71), 30 июля – 3и вгуста 1992 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е