Вместо ленинской идеи нас разули и раздели


К СОЖАЛЕНИЮ, доклад под таким названием (о подростковом фольклоре 50-х годов) не был прочитан: 80-лстнмй докладчик И. П. Дмитраков заболел.... Но в целом Международная конференция «Фольклор ГУЛАГА)», состоявшаяся в конце ноября в Петербурге, как уже знают наши читатели, прошла вполне успешно.

Организатор ее — Фонд за выживание и развитие человечества (у истоков которого стоял А. Д. Сахаров) — выделил необходимые средства, петербургские союзы ученых, писателей и композиторов помогли с гостиницей, предоставили помещения. А бывшие заключенные и ученые-специалисты (зачастую это было одно и то же) считали своим гражданским долгом выступить на этой конференции. Петому и собрала она лучшие силы — от академика Д. С. Лихачева до члена-корреспондента Российской академии К. В. Чистова.

Три дня — тридцать докладов и сообщении. И в каждом — новые, ценные материалы и ужасающие свидетельства насилия над свободой оравами не только отдельных людей, но и целых народов.

Вся лагерная система была направлена на обесчеловечение, на унижение, она стремилась лишить заключенных всякой духовной жизни. Творчество, в каких бы формах оно ни проявлялось, было единственным способом сохранить душу живу. В своем приветствии к участникам конференции Андрей Синявский написал: «К лагерю применима пушкинская ситуация «Пира во время чумы»:

Все, все, что гибелью грозит
Для сердца смертного таит
 Неизъяснимы наслажденья,
Бессмертья, может 6ыть, залог...

Одним из залогов бессмертия и становится в лагере искусство...».

Сегодня (кстати, в день сталинской конституции) мы публикуем некоторые произведения лагерного фольклора. Характерно, что узники ГУЛАГа не только жаловались на судьбу, проклинали палачей, они еще и смеялись над ними, над системой, и это тоже поднимало  их дух, давало новые силы  в борьбе за жизнь,.

ПЕСНЯ

На берегах Воркуты
Столбы уходят в туман —
Там живут зека,
Желтые, как банан.

Угль воркутинских шахт
Ярким огнем горит.
И каждый грамм угля
Кровью зека обмыт.

Сталин издал закон.
Жестокий он, как дракон,
Тысячи душ поглощает он,
И ненасытен он.

Пишет сыночку мать:
«Сыночек любимый мой
Знай, что Россия вся -
Это концлагерь большой.

На фронте погиб отец
Больная лежит сестра.
Скоро умру и я. Не повидав тебя.»

Первая публикация Записано в 1956 году В.С. Бахтиным

ЧАСТУШКИ

Троцкий Ленину сказал:
Пойдем, Володя, на базар
Купим лошадь карюю,
Накормим вролетарию

Сидит Ленин на заборе,
Троцкий выше, на ели.
 До чего же вы, товарищи,
Россию довели!

Разорвалися штаны
На четыре части
Нет ни ниток, ни иглы
У Советской власти.

Хорошо тому живется,
Кто записан в бедноту
Хлеб на печку подается,
Как ленивому коту.

Раскулачивали дролю —
Но какой же он кулак?!
Они живут, перебиваются
Со хлеба на табак.

Шла старуха из правленья,
Трудодням обижена.
Юбка рвана, кофта рвана,
До гола обстрижена.

Пойду в лес, поставлю крест-
Кто-нибудь помолится.
Все ребята — комсомольцы,
Не с кем познакомиться.


Меня мама била, била
Об лежанку головой: —
Вот тебе чзба-читальня,
Вот тебе и дорогой.

Советская власть
Чем ты  недовольна?!
По амбарам,  сундукам
Ходишь самовольно.

 

Так выглядит проект памятника жертвам ГУЛАГа, погибшим на урановых  рудниках Чукотки  в 40 —50-е годы. Автор — бывший политзаключенный пермский скульптор Рудольф Веденеев.

Вадим ПОПОВ
ГРЕНАДА

Семью он покинул,
Ушел воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Крестьянам отдать.

Вернулся из тех
Романтических мест
И вскоре бедняга
Попал под арест.

Спросил его опер:
- Скажи, нахрена,
Сдалась тебе, как её,
Эта грена?

Бледнел он как снег
И краснел, как пион,
А опер орал:
-Ты немецкий шпион!

Судьбы колесо
Чуть не сбило с ума.
Решеньем ОСО-
Десять лет Колыма.

Повыпали зубы
Средь каторжной тьмы
И мёртвые губы
Шепнули:
- Колы…

Первая публикация. Передано конференции «Фольклор ГУЛАГа» Красноярским обществом «Мемориал». В президиум передали пачку стихов и песен. На одном листе было пояснение: «Из собрания Пентюхова Владимира Фроловича, работавшего в ВОХРе стройки № 503 (ж/д Салехард-Игарка) и охранявшего артистов крепостного театра в пос. Ермаково (в нем содержался, например, артист Оболенский Леонид Леонидович). Отношения с подконвойными были доброжелательные.

АНЕКДОТЫ

На вокзала встретились приятели.
— Ты куда?
— На Волго-Дон. А ты куда?
—  Надолго. вон.

В лагере конвоир спрашивает заключенного:
— За что сидишь?
Тот отвечает:
— Ни за что!
— Врешь, сволочь! Ни за что десять лет дают, а у тебя пятнадцать.

— Что таков комочек перьев, а под ним ужас?
— Это воробей сиди на Большом доме.

Разговор в тюрьме.
— За что сидишь?
— За кражу. А ты?
— Ко мне пришли и сказали: «Уберите портрет этого негодяя!» А я спросил: «которого?»

— Ты по политической или уголовной статье сидишь?
— По политической. Я сантехник. Вызвали в горком. Я осмотрел и сказал: «Тут всю систему надо менять!»

Еще до войны расшифровывали:
МТС- Могила  Товарища Сталина.
СССР — Сталин Сидит Среди Развалин.
СССР — Сгоняй Сталина, Спасай Россию.

На БАМе при прорытии тоннеля встретились с одной стороны те, кто  рассказывал анекдоты, л о другой — те, кто их слушал.*

• Это не преувеличение. За анекдоты о кукурузе был арестован латышский писатель К. Скуениекс. Председатель красноярского общества «Мемориал» В. Г. Сиротин рассказал об осужденном за  одну частушку. Известный ленинградский прозаик  Г. Белых, написавший вместе с Л. Пантелеевым  книгу «Республика ШКИД». был арестован (и расстрелян!) в частности и за то, что в его бумагам нашли запись нескольких. частушек, осуждающих раскулачивание.

Подборка подготовлена петербургским писателем-фольклористом Владимиром БАХТИНЫМ

Вечерний Санкт-Петербург 05.12.1992


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е