Страдали за руки в мозолях


Вспоминает бывший улетовец, причисленный к «врагам народа»

Я хочу рассказать о свой судьбе. Когда мы жили в Улетах, нас было в семье восемь, семеро парней и одна девочка.

У нас было хозяйство: большой дом, 3 коня, 2 пары быков, 4 коровы, 50 овечек. Вот таким было наше хозяйство на 10 душ!

Никому мы плохого не делали, даже не держали работников со стороны — все делали сами: сеяли, пахали, скот держали. Излишки зерна и мяса продавали. Вот так жили мы, мужики деревенские, малограмотные. Примерно 500 дворов было в селе, земли всем хватало и оставалось даже много не занятой.

Кто не ленился, у того все было, а у ленивого же ничего не было. Только одна картошка была у ленивых. По дворам они ходили прирабатывали или побирались. Муки и мяса им давали. А зимой ленивым было холодно, вот и сидели такие на печке. Летом же жарко, опять же под кустом ленивый пролежит. Верно В.И.Ленин говорил о том, что кулак-дурак, день и ночь не спит.

Бедняк же гол, как сокол, поет и пляшет. Животину какую заведет, сразу же пропьет. Надо ведь кормить, поить ее, а он спать любит.

Так и жили мы в Улетах, я там же женился на Устинье Страмиловой.

В 1932 году нашу семью раскулачили, все имущество забрали.

Дали выписку о том, чтобы в 24 часа мы покинули Улеты и выехали за Иркутск за свой счет. Вот мы и выехали в Красноярск. Все там жили в бараках, работали на лесозаготовках. Помню, Калинин выступал на съезде колхозников и всем пообещал: сын за отца не отвечает. Мы выехали обратно. Я остался в Чите. Работал в строительной организации. Через полгода нас всех мужиков арестовали и бросили в подвалы НКВД.

Привезли в Читу отца и двух братьев и расстреляли. Увезли их в Сухую падь — там был могильник.

Меня арестовали ночью в Чите. Выводили когда из барака, жена очень причитала. С ней остались две дочки, старшая трех лет, другой было три месяца.

Я сидел в подвале, где были камеры. 200 человек находилось в них. Три месяца пробыл там. Мне мужики говорили: «Тебе дадут 10 лет». Они знали, что творится кругом, какая шла вакханалия. Я же был молодой, 24 года было всего мне.

Вызвали меня, предъявили обвинение: неподписка на госзайм, сопротивлялся, дескать, я, недоволен поэтому Советской властью. Порчу леса к тому же приписали мне.

И начали меня с матами дубасить. Я вижу, дела плохие, надо подписывать обвинение. Вот почему подписал все, что подсунули, в том числе всякую туфту. И отбыл после этого я 10 лет в ГУЛАГе, на шахте угольной в Букачаче Читинской области.

После войны увезли меня в Саратов строить газопровод. После освобождения я уехал в Красноярск. Так и живу здесь уже 44 года «врагом народа». Хотя сейчас меня реабилитировали.

Нелегкая судьба сложилась и у жены. После моего ареста жена уехала в Наромановку, но все обо мне думала и сошла поэтому с ума. Ее привезли в Читу в психбольницу. Убежала она и пошла в Наромановку к дочерям — это 150 километров по Яблоновому хребту. И замерзла она, до детей так и не дошла.

Я три года искал дочерей, нашел и рассказал им, как все было. Они к этому времени стали уже взрослыми. Одна выросла в приюте, другую удочерили. Сейчас у них семьи. Но меня они признают за отца. Хотя для них я был всю жизнь «врагом народа», такой ярлык приклеили мне в НКВД. Да какой я враг, я же деревенский мужик, образование у меня всего 3 класса. 10 лет без оплаты за труд оттрубил я на шахте угольной. Мы все строили коммунизм на человеческих костях. И все это сделала партия Ленина и Сталина, а потом Брежнева: создали ГУЛАГи, в которых заключенные строили коммунизм.

Но я пока живу, мне уже 81 год. Так что всего повидал: и голод, и холод. Но, скажите, почему живут те люди, которые над нами изгалялись, били и расстреливали!

В Улетах были активисты партии. Скольких по их милости растерзали!

Словом, мужики после революции жили хорошо, но в 2030 годах их сочли богачами и сослали на выселки. А активисты партии постарались, чтобы и нас раскулачили.

Один сплошной ГУЛАГ — вот она какая была в то время Советская власть.

Правда, сейчас нет ни коммунизма, ни НКВД, но 70 лет губила партия свой народ. Вот почему трудолюбивым следует переходить на частную собственность, иначе будет голод. Надо всем работать, а не жить за счет другого. Так жить, как жили, нельзя.

Н.Малофеев, г.Красноярск
«Улетовский вестник», № 154, 25.12.1992 г


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е