Свой среди своих


ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН РАЙОНА

ТОРЖЕСТВЕННОЕ собрание, посвященное 70-летию образования Балахтинского района, подходило к концу. Заместитель главы администрации В. В. Долгих зачитывает постановление о присвоении звания «Почетный гражданин «Балахтинского района». Удостоенные его выходят на сцену, им повязывают через плечо красные ленты, вручают удостоверения. Последним в недлинном этом списке был назван директор сельскохозяйственного товарищества с ограниченной ответственностью «Красненское» Генрих Генрихович Шмидт. Он вышел на сцену непривычно взволнованный и даже несколько растерянней, но после церемонии вручения ленты и свидетельства, еще не совсем справившись с волнением, подошел к микрофону. Речь его была короткой, немного сбивчивой, но горячей и искренней:

— Я родился через неделю после начала Великой Отечественной войны, а в августе того же года, когда мне было всего полтора месяца от роду, по известному постановлению Президиума Верховного Совета немцев Поволжья переселяли вглубь страны, в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Это была трагедия для них, в том числе и для моих родителей. Мать была настолько потрясена, что хотела бросить меня в Волгу, чтобы я остался на родной земле. Но, конечно, она этого не сделала, и второй родиной для меня стала Сибирь, Даурский, а потом Балахтинский район. Я вырос в деревне Красный Ключ, здесь познал и первые радости жизни, и первый соленый трудовой пот. Вырос, выучился, стал руководителем крепкого хозяйства — значит, пригодился на этой земле. Я очень благодарен токари щам-коллегам, которые делились со мной опытом, помогли стать руководителем — это директора совхозов Шестаков, Хренов, Евдокименко. Я благодарен бывшим первым секретарям райкома партии, которые наставляли и принципиально требовали, поправляли в ошибках и подсказывали правильные, перспективные решения сложных хозяйственных вопросов — это Величко, Абраменко, Замура. Я благодарен коллективу своего хозяйства — это повседневный добросовестный труд животноводов и механизаторов, специалистов и рядовых рабочих позволил хозяйству крепко стать на ноги, а значит, и руководителе завоевать авторитет. Наш коллектив многонационален, но все мы дружно живем и работаем, а это особенно важно в нынешнее время, когда на окраинах России то и дело вспыхивают межнациональные конфликты. Простым труженикам они не нужны и мы будем тем сильнее и богаче, чем дружнее будем жить, уважая друг друга и поддерживая. Я счастлив тем, что среди русских людей нашел свое место в жизни и состоялся как человек и руководитель.

Хорошие слова, и я знаю, что это отнюдь не дань моменту. С Андреем Андреевичем (так его давно уже «перекрестили» на русский лад — более удобно для языка и уха) мне приходилось не раз подолгу беседовать, и эти слова я от него тоже часто слышал. Это позиция гражданина своей многонациональной страны, умная и твердая.

О хозяйстве «Красненское», которое Андрей Андреевич возглавляет бессменно вот уже двадцать два года, в прошлые годы рассказывалось много. Небольшой по нашим районным меркам Красненский совхоз постоянно занимал ведущие места и по продуктивности скота, и по урожайности зерновых и кормовых культур. Из года в год росли его экономические и производственные показатели — может быть, не столь быстро и впечатляюще, но упрямо, и в том была, несомненно, большая заслуга директора. Много внимания  уделялось развитию социальной сферы: строилось жилье, был один из лучших в районе дом быта, были построены магазин и столовая, повышался уровень социальной защищенности пенсионеров. Красненцы приобретали легковые автомобили и мотоциклы, мебельные гарнитуры и цветные телевизоры — зарплата позволяла. В Безъязыково построили новое школьное здание, в Красной водопровод. Строились, конечно, и производственные объекты: обширный гараж для тракторов и автомобилей с ремонтным блоком, коровник и складские помещения. В замыслах директора было также строительство нового школьного здания и превращение школы в среднюю, строительство нового Дома культуры и даже асфальтирование сельских улиц. И можно было не сомневаться, что эти планы станут реальностью — совхоз получал солидные прибыли, рентабельность превышала 50 процентов, деньги находились на многое.

Все рухнуло с приходом нашего дикого, уродливого «рынка». Резко раздвинувшиеся «ножницы» цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства свели к нулю прибыли, а потом и вовсе хозяйство оказалось в долгах. Этому в немалой степени способствовала и «мудрая» политика правящих «радикал-реформаторов»: не платить хозяйствам за сданную государству продукцию То есть путем прямого и беззастенчивого грабежа крестьян пытались остановить ими же развязанную инфляцию. Как и все здравомыслящие люди, Андрей Андреевич клянет эти разрушительные «реформы», а заодно и свою наивность.

Да, он так же, как и большинство советских людей, с готовностью откликнулся на идеи перестройки. Потом уж, с запозданием, как и все мы, понял, что как раз идей-то никаких и не было. Вместо них были бесконечно повторяемые попугайские выкрики первого и последнего генсека-президента: «перестройка», «демократизация», «больше социализма». Да, перестройка была нужна — каждому своя. Ему, А. А. Шмидту, опытному и толковому хозяйственнику, перестройка виделась как освобождение от пут бюрократического всевластия, когда каждый шаг руководителя должен был согласовываться с десятком «вышестоящих» инстанций, когда нормальное, разумное явление экономической и хозяйственной жизни — контроль — было доведено до абсурда и превратилось в свою безмозглую противоположность — подавление всякой хозяйственной инициативы.

Страна оказалась на перепутье. Политические страсти все больше накалялись, к общественной деятельности рванулись тысячи людей, ранее тихо-мирно сидевших в своих кабинетах и лабораториях. В республиках усиливались настроения сепаратизма, в том числе и в России. Андрей Андреевич, всегда занимавший активную жизненную позицию, также сделал попытку выйти на большую дорогу политической деятельности. В ходе избирательной кампании в последний состав Верховного Совета Российской Федерации он включился в борьбу за депутатский мандат. В тот период новоявленные «демократы» на всех перекрестках кричали об униженном положении России среди других республик, о перераспределении ее национального дохода в их пользу. Не было недостатка в призывах восстановить справедливость, вернуть россиянам их достояние. Внешне все было благопристойно, а к чему привело на деле — известно — великая держава перестала существовать.

В те дни и Андрей Андреевич поддался искушению демагогическими лозунгами «самостийности». Но кто мог тогда рассмотреть, какие в действительности цели преследовала верхушка партийно-государственной номенклатуры, быстро перерождавшаяся в класс новой буржуазии? Не забота о России и россиянах двигала ими, а свои шкурные интересы.

А. А. Шмидт не получил тогда, в 1990 году, депутатского мандата, заняв лишь третью позицию по результатам выборов. Но участие в предвыборной борьбе дало бесценный опыт, позволило изучить подлинные настроения людей труда, их нужды и требования. Он почувствовал, что надвигается коренная ломка всех устоев прежнего уклада жизни, и к этому надо было готовиться.

Затем были август и декабрь 1991 года, январь 1992-го и другие вехи крутого поворота к капитализму. Общество раскололось, далеко в разные стороны разошлись коренные интересы его различных групп и слоев. Надо было делать выбор — с кем ты. Андрей Андреевич сделал выбор без колебаний — со своим трудовым коллективом, а значит, с большинством народа, поскольку сам он — неотъемлемая частица этого народа.

Руководителю сейчас неимоверно трудно работать: остался один на один с множеством трудно разрешимых проблем. Душат цены, налоги, банковские проценты по кредитам, неплатежи, проблемы сбыта продукции. Но и как никогда прежде, с надеждой и требовательностью смотрит на руководителя коллектив: находи пути выживания! Андрею Андреевичу это удается. Несмотря ни на что, и поголовье скота «сброшено» всего на 200 голов, и надои в прошлом году составили в среднем по 3840 килограммов от коровы — четвертый показатель в крае! И строительство не совсем прекращено — в этом году будут сданы три жилых дома. А главное — люди при всех трудностях регулярно получают зарплату, причем зарплата не из самых низких — в среднем 100—120 тысяч рублей. В магазине хозяйства работники могут приобрести все необходимые товары. Зерна в прошлом году собрано по 23,3 центнера с гектара, сена заготовлено столько, что еще и на половину предстоящей зимовки хватит. Но как все это достается директору — знает только он.

...Позвонили из Красного:

— 30 июня у нашего Андрея Андреевича день рождения. Напишите от нашего имени что-нибудь хорошее. Это же такой человек'... Не знаем, как бы мы сейчас без него жили. Мы никогда не видели его унылым, всегда он бодрый, энергичный, деятельный. Бывает, и «шкуру снимет», но за дело, и через десять минут после «накачки» опять приветлив и доброжелателен. с любой просьбой можно к нему обратиться — не откажет. О пенсионерах особую заботу проявляет, да и о других рабочих тоже.

вонили, не скрою, главные специалисты. Но и от многих рабочих не раз приходилось слышать такие же отзывы о директоре.

Да, сегодня А. А. Шмидту исполняется 53 года. Еще не время подводить итоги жизни, но и сделано уже немало. Завоеваны доверие и любовь большого коллектива — дай Бог того же каждому из нас.

В. СКИРДА.

 

Сельская новь (Балахта) 30 июня 1994 года
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музеем


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е