Вот это были люди!


Как жить будем?

ДОРОГИЕ земляки! В последний раз хочу поговорить с вами через районную газету, больше писать не могу — стар стал, 83 года. Надеюсь, что мои рассуждения о жизни прошедшей и жизни сегодняшней кое-кому будут интересны, поучительны.

И до революции и после нее улетозцы жили хорошо. Земли много свободной было — паши сколько сил хватит, заводи скота столько, сколько сможешь держать, никто в этом деле никаких препятствий крестьянам не создавал. Конечно, уход за землицей, животными нужен был тщательный. Ну а как же: не поработаешь — не поешь, Вот и трудились весь световой день, да еще и потемки прихватывали. Зато вдоволь было мяса, молока, сметаны, масла...

Лес одаривал щедрыми урожаями ягод, грибов, кедровых орехов. Только не ленись, и зимой будет чем закусить, полакомиться. И мы не ленились, особенно летом, которое, как известно, в Сибири короткое.

Никаких колхозов-совхозов не было — все вопросы мужики сами решали, землю делили. У кого семья большая, тем и земли побольше доставалось.

В большинстве своем трудолюбивый народ был в ту пору, поэтому и жизнь сытная была. Конечно, сладости наши ребятишки редко на столе видели — все больше молоко, мясо да хлеб. Ну а уж из муки крестьянки выпекать разное умели, пирожки из нашего меню никогда не выходили. А еще помню блины гречневые — красные такие, толстые.

Да и вообще народ красивый был, здоровый. Девушки, так те прямо-таки цвели. И не от помад разных: природа их красила, труд на свежем воздухе и пища сытная.

Ленин стремился сделать жизнь крестьянина еще лучше. Разные машины посылал: жнейки, сенокосилки, грабли, молотилки. Накупили все крестьяне и, облегчив свой нелегкий труд, зажили совсем хорошо. Один другого обойти . хотел: кто лучше дом построит или амбар. Много строили, детей отделяли.

Но хотя земли было достаточно, многие угодья далеко находились от деревни, за 20 километров, а то и дальше. Пока едешь — день потерян. А что значит летом крестьянину день потерять? Ленин, поди, стал советовать делать выселки поближе к земле, на которой трудишься. Вот и наши мужики решили создать три выселка. Возле Улетки, в Кривляке, что недалеко от Хадакты, и за рекой Ингодой. Часть жителей Улет и перекочевала туда семьями, со всем хозяйством. Общество им там землю нарезало, и зажили они еще лучше прежнего.

Но умер Ленин. Хорошо помню тот день. В школе я учился. Приходит учительница „и говорит, что Ленин умер, и заплакала. И мы все заплакали и загоревали. Смерть одного человека потрясла весь народ. Потому' что хороший он был, народ-то, жалостливый к другим, вежливый и честный, не забывал добро. Ворующий в Бога. Воровства и убийств почти совсем в деревне не было, а умирали только от болезни и по старости. Вот как жили наши односельчане раньше.

После смерти Ленина пошла у большевиков борьба за власть. Кто кого раньше уберет — тот и победит. Чистка рядов партии страшенная шла. Что говорить о рядовых коммунистах, если не пощадили ни Бухарина, ни Троцкого, ни Зиновьева, ни Каменева... Всю верхушку старых большевиков Сталин убрал со своего пути. И даже любимца народа — Кирова не пощадил. Своих людей подобрал, таких как Калинин, Ворошилов, Берия,. Каганович, Молотов... Эти уж поперек слова ему не смели сказать. Вот тогда и началось страдание крестьян.

С коллективизации началось, когда в колхоз мужика стали загонять. Землю — в колхоз, скотину — в колхоз, семью — в колхоз. Не хочешь — ты враг, иди в ссылку, тюрьму, ГУЛаг. Поразогнали всех улетовских единоличников. Где-то треть от числа жителей Улет вступила в колхоз, остальных направили строить коммунизм бесплатно, за кусок хлеба и глоток воздуха.

И нашу семью раскулачили, как тогда говорили, и выслали в Красноярск. На десять человек семьи у нашего отца были дом, два амбара, сарай, баня, три коня, две пары быков, четыре коровы и пятьдесят овечек. Все забрали, а хозяина с домочадцами. — на стройку коммунизма.

Помнится, в 1937 году пришла весть, что партия решила вернуть ссыльных на родину. По-моему, Калинин с такой речью выступил на съезде колхозников. Поехали опять в Улеты. Пожили как могли полгода и дождались ареста, Отца и четырех сыновей увезли в Читу, где и расстреляли. Один я остался в живых, самый младший. 10 лет в ГУЛаге отбыл, все коммунизм строил.

Вот кто виноват в том, что Россию разорили, мужиков деревенских малограмотных до ручки довели. Вожди партийные виноваты, мы все-то от той «политики» партии очухаться не можем. И по-прежнему за власть боремся, все чего-то поделить не можем. До каких же пор сами над собой издеваться-то будем?

Как дальше жить? Мое мнение такое — нас спасет (крестьянин никому не нужен оказался, да и весь остальной рабочий люд) только добросовестный труд. Труд на земле-кормилице. Только она накормит и нас, и животных, и птицу малую.

Много у нас развелось всяких нахлебников, живущих за . счет рабочих и крестьян. И все эти, с позволения сказать, ученые все учат мужика, как ему жить следует, ,по каким законам землю пахать. Да было уже такое во время коллективизации, тогда тоже «учителя» с «вождями» постарались разрушить привычный уклад жизни сельчанина.

Пусть крестьяне сами решают, как им жить — в колхозе или отдельно. Но будь моя воля, я бы ввел полную частную собственность на землю и фермерство стал бы поддерживать. Пусть посоревнуются с колхозами и, уверен, докажут, как можно работать. Ведь чего греха таить — на все государственное сейчас смотрят как на ничье, растаскивают его кому не лень. Да и в колхозах-то работают спустя рукава — лишь бы день прошел. Потому что разуверились в лучшей жизни, безысходность какая-то из каждого угла смотрит. Надо же что-то с этим делать. Пустует земля — отдайте ее частнику, он ею по-умному распорядится, ведь все равно у колхоза сил не хватает ее обработать. И надо это делать быстрее, своих мужиков этими мерами поддержать, пока действительно иностранцы не скупили Россию на корню.

Как мы сейчас живем, все знаете. Плохо живем. Отсюда и чувства низменные в людях проснулись. Зависть стала глодать того, кто чуть похуже соседа живет. Не видим, что сосед-то сто раз надорвется, прежде чем что-то приобретет или построит. Машины угоняем, дома и гаражи сжигаем и ,даже убиваем. А про молодежь совсем не говорю. Это поколение мы, наверное^ уже потеряли.

Я сейчас живу в городе и вижу, что в нем творится. Неужели, думаю, и в Улетах такое пьянство беспробудное, разбой, . грабежи... Но, наверное, все же нет. На селе времени нет для праздной жизни, ведь, наверное, все хозяйство держат, огороды, скотину поразвели. Радуюсь, что улетовский люд в поте лица свой хлеб добывает и детей своих, трудом воспитывает. Или я ошибаюсь?

Хотелось бы побывать еще в Улетах. Да уже не удастся, болезни проклятые не дадут да годы преклонные. Уйду скоро от вас, земляки, совсем уйду. Так что решил в последний раз написать в редакцию это письмо. Живите счастливо, трудитесь на совесть. И простите, если что не так сказал.

Н. МАЛОФЕЕВ.
Красноярск — Улеты.

Улетовский вестник 01.08.1994


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е