Отборное зерно


Раз в году собираются на острове Отдыха в Красноярске эти люди, оказавшиеся в большом городе не по своей воле. Их выселили из старинных сибирских сел Медведево, Убей, Кома, Новоселове, Трифонове, чтобы затопить родную землю рукотворным Красноярским морем...

И как в беде стараются люди быть ближе друг к другу, так и тут. Потеряли малую родину, л не хотят терять своих земляков невольные переселенцы. Вот уже много лет подряд каждый год встречаются выходцы из этих сел на острове Отдыха. А встречают земляков зачинатели и организаторы этой славной традиции братья Лалетины — Иван Тихонович да Василий Тихонович.

Вот и на нынешней встрече подходили они к вновь прибывающим с объятиями и поцелуями, принимая в свой стан. Лалетиных тут много, как и Медведевых, что носят из поколения в поколение имя родного ныне затопленного села, знаменитого тем, что местный' кузнец Яков Медведев 200 с лишним лет тому назад нашел неподалеку уникальный метеорит — Паларово железо.

Наталия Никитична Медведева приехала нынче с дочерью. И привезла чудный подарок — большое панно, на котором изображено Медведево, каким оно было до того, как село оказалось на дне моря. И каждый прибывший ищет глазами свое подворье... Вот на левом берегу Убея выселок Карабасово. На правом берегу реки — две улицы, а вот в самом центре села церковь Казанской Божией Матери...

Поминают свое село земляки событиями, ,ставшими историей. В церковь эту возили крестить младенцев, молодожены ехали сюда под венец. И начинаются воспоминания. А помните, Трусовы построили на Убее мельницу на два постава — и повезли к ним крестьяне с окрестных сел зерно на помол отборное зерно... А как Ольга Лалетина растерзана была медведем по дороге с покоса. Через два' дня убил того медведя брат Ольги Арсентий.

Сельские предания, достопримечательности, ушедшие поколения, мастера...- Фрося .Ардышева с Убея - маленькая, хоупкая женщина. Ее Василий Ардышев был мастером по сплаву леса по Сисиму. Помнят его земляки — высокий, косая сажень в плечах, фронтовик-офицер... В конфликтных ситуациях был Ардышев буйного нрава. Успокоить его могла только маленькая Фрося: брала мужа за руку, говорила: "Вася, пойдем..." И весь пыл Василия проходил, он покорно шел за женой.

А каким был Ардышев на работе, помнят сплавщики. Николай Романов вспомнил, как в порогах течением размыло ледяной покров реки, в том месте провалилась лошадь в .упряжке с грузом в - санях. Возчики-литовцы растерялись в нерешительности: что делать? Но не растерялся Ардышев. По пояс в ледяном крошеве он выволок из полыньи лошадь и сани с грузом. Таким был Василий Ардышев, сын начальника милиции с Новоселова.

Кого только не вспоминали в тот день. На острове - гармошка, танцы... И песни те, и танцы те, что были в родных селах. Хранят их земляки, как горсть родной земли.

Выходцев из села Кома собралось немного. Разговор начали с родной церкви Покрова Божией Матери. Снимок ее не так давно видели в "Красноярском рабочем". Построена церковь в 1851 — 1856 гг., долгостроем не назовешь, а строил ее приезжий мастер Аркадий Рудаков. Сохранилось имя первого священника, это был отец Григорий Чистяков, а первым звонарем был Ники- фор Кириллов, дед Анатолия Захаровича Кириллова... И стояла церковь в Коме непорушенной до самого затопления, и до последнего в ней велись богослужения... Внук звонаря и рассказал, как пытались ее подорвать дважды, но крепко стоял Божий храм. Только волны его навеки и сокрыли.

...А Елена Федоровна Анашкина-Доброва вспоминает свою родову. По мнению краеведов, село Анаш на языке татар, ранее проживавших в тех местах, означает Иван. Вот и думают Анашкины: не Ивановы ли они? И что первично: село Анаш или казак Иван, поселившийся первым на берегу речки Черная Кома? Поди теперь — разберись.

Дед Елены Федоровны, Роман Константинович Анашкин, женился на дочери казака Ярлыкова — из тех, что заселили село Трифоново на левом берегу Енисея... И снова неумирающая печаль. в сердцах слушателей — нет родного Трифонова.. Владимир Баженов сам родом из Трифонова: и знает от дедов, что получило оно свое название от его основателей — потомков-казаков, прибывших с Дона. Хранят Баженовы в памяти и имена братьев Трифоновых Ефрема и Герасима, имена их сыновей: Егора Ефремовича, Трофима Ефремовича и Николая Ефремовича. Потомки Трифоновых затерялись в тридцатые годы где-то в Маковском и Лосиноборском на реке Кети, как и роды Ермолаевых, Гайдуновых и многих других. Так что с земли этой еще в 30-е годы срывали потомков славных казаков беспощадно.

Вместе с Трифоновыми в то место на Енисее прибыли и Ярлыковы, а позже и Баженовы. Ярлыковых и Баженовых судьба разбросала по всему краю, их, как и Медведевых, и Лалетиных, много в Красноярске и даже Канске...

И начинают вспоминать наперебой. Еще недавно в Стрелке на Ангаре возил на быке воду инвалид Григорий Ярлыков, а в прошлом году умер в Дивногорске на девяностом году жизни другой Ярлыков - Иван Иванович.

Память сердца, она неистребима. Может, потому в каждый праздник Святой Троицы устремляются в уговоренное место земляки, добираясь даже из Хакасии. Они не- хотят терять своего сердца. Они хотят иметь хоть горсть родной земли.

На берегах сотворенного моря построены села: Новая Кома, Новый Анаш, новое Новоселово. Новые села, новая жизнь. Туда и переселились в пик затопления старинные сибирские роды, те, кого система не выслала раньше, не вытолкнула. Там они и живут, у них теперь свои проблемы...

Но не первопоселенцы мы на этой земле и не спецпереселенцы, мы - хозяева ее. Худые хозяева, раз не бережем землицу эту. Но верю, коль жива память сердца и не забыто напрочь прошлое — выживаем. Выживем, если есть такие вот встречи. Отборное зерно крепкое, .стойкое...

И снова звучали песни.. И поминали, собравшись вместе, тех, кто ушел с той земли на фронт и не вернулся... Ах беды, беды, долго ли еще гулять вам по русской земле? Только бы оставаться нам всем и в беде и в радости вместе, как эти выходцы из стародавних сибирских сел, погребенных под черными водами.

Николай ЧЕРНЮК.
Красноярск.

Красноярский рабочий? 19.08.1994


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е