Из армии - в зону


Таков путь прошел Яков Васильевич Беккер, житель деревни Новая

А было так. Давно, еще во времена царствования Екатерины II, его предки поселились в Поволжье, где родился, вырос и начал работать Яков. Работа была тяжелая - подвозка воды, кормов на животноводство. Но работы никакой не боялся и не старался от нее увильнуть. Вспоминает, рассказывая о жизни, как однажды в деревню Норка, расположенную за восемнадцать километров от своего дома, в селе Деньков, что в Бальтерском районе Саратовской области, он на корове возил молоть зерно на муку на мельницу. Но надо же - в зерне нашли каких-то зерновых клопов, и зерно заставили пересушить, чтобы уничтожить вредителей. Сушить пришлось три раза. Мельницы были в основном ветряные, ведь жили-то в Поволжье...

Все шло хорошо. Женился. Жена красивая, работящая. Но в апреле 1941 года был призван на службу в ряды Красной Армии. Служил в г.Чугуеве, что на Украине, на реке Северский Донец, в транспортных частях. И вдруг война...

Их часть перебрасывают под Новозыбково Брянской области. Идет бомбежка места расположения части. В воздухе появились парашюты, но без парашютистов. Начались взрывы. Подозрения на диверсию... Начинается сортировка личного состава части: украинцев, белорусов, евреев, немцев, финнов - в одну сторону и в тыл, русских и всех других - на передовую. Рядового Беккера, как немца по национальности, - в тыл. Срочная погрузка в вагоны, и началась четырнадцатидневная дорожная эпопея без еды, воды на восток. Покормили только один раз за весь период в Сызрани. Одеты в форму, но без оружия.

Остановились и выгрузились из эшелона в трех километрах от Свердловска. Кругом пустырь и лес. Солдаты при выгрузке не могли встать из-за длительного голодания в дороге, и многих выносили на руках. Расположенная недалеко избушка стала стационаром для ослабленных. Всем остальным дали три дня отдыха, а затем приказ - для жилья строить землянки казарменного типа, размером шесть метров шириной и 50 метров длиной, для размещения личного состава. А пока спали под открытым небом на хворосте и шинелях.

Потребовались специалисты и его профиля, как тракториста-шофера взяли на Уралмаш, где работал на тракторе с газогенераторным двигателем («Газген»).

На Уралмаше отпала необходимость в трактористах - направили в овощехранилище разнорабочим. Расположено оно было около аэродрома, поэтому спали в палатках авиаторов. Неудобно, но зато в овощехранилище можно было пользоваться какими-то овощами. Так длилось до Нового года. Затем перевод в Челябинскую область и в Челябинск - на Металлургстрой.

Много было дорог у Якова, о которых и сейчас вспоминает с горечью в душе. Вот, к примеру, в Челябинской области в Красномыльской МТС Шадринского района поселили их в детском саду, а раз в детсаду, то и рацион питания детсадовский. Для детей военного времени, может, его и хватало, но для взрослых парней, от которых требовалось полная физическая выкладка для выполнения агитационно-мобилизующего лозунга «Все - для фронта, все - для победы!», этого питания явно не хватало.

Ну а Челябинскметаллургстрой - стройка для фронта, вся обнесена колючей проволокой в несколько рядов, за которой под охраной часовых на вышке пришлось Якову жить и работать. И все начинать сначала: для жилья - землянки, для достижения Победы - строительство подъездных железнодорожных путей на Металлургстрой.

Работало девять отрядов, а в каждом отряде три-четыре тысячи человек. Начали строить и коксохим, и сталепрокат, и разливочные. После окончания строительства металлургического комбината Якова Васильевича перевели на работу в вагонное депо слесарем. Там же расквартировали, питались в столовой по карточкам, хлеба давали по 800 граммов. И самое главное - работа в депо и жизнь были вне колючей проволоки, хотя все остальные находились за колючей проволокой, где часовых с вышек сняли только в 1946 году. Ну а рабочие в депо, переведенные из-за колючей проволоки, жили с полными ограничениями в передвижении: им никуда не разрешалось ни ходить, ни ездить. Со снятием часовых с вышек ограничения в основном снялись, стали давать отпуска.

За период скитаний по зонам Яков потерял переписку с женой, и ему пришлось ее разыскивать через комендатуру. И вот отпуск, и поездка в далекий и неизвестный Красноярский край, в поселок Урал, что в Рыбинском районе, где жила и работала его жена Беккер Екатерина Андреевна после переселения ее с Волги в Сибирь. Работала на разных работах - возила зерно, его подрабатывала, была телятницей. Заработки были низкие.

- И вот, - вспоминает с улыбкой Яков Васильевич такой курьезный случай, -прошел отпуск, нужно ехать назад, а денег нет, ехать не на что. И меня арестовывают как дезертира. Но затем, разобравшись, освободили.

И началась мирная жизнь для супругов Беккер в Сибири, крае суровом и не прощающем промахов в работе. И Яков работает с полной отдачей сперва рабочим колхоза, а в 1963 году выучился на тракториста и с 1964 по 1980 год работал трактористом. После ухода на пенсию стал работать в кузнице Новинского совхоза и работает с полной отдачей своих сил и энергии.

Повидав прелести второй мировой войны вплотную, Яков Васильевич не одобряет решения конфликтов силой оружия, он против войны. Ну а что касается вопроса возвращения на родину своих предков, в Поволжье, то Яков Васильевич сказал, что в Поволжье урожаи нестабильные и жить тяжело, и там трудно будет акклиматизироваться. Да и куда ехать, если здесь дети родились и выросли, и здесь они получили свою родину. А что касается Великой Отечественной, то с коричневой чумой фашизма нужно было, бороться, а кому какая судьба выпала, так на это воля Бога. Конечно, обидно, что за честность и труд бывшему солдату срочной службы пришлось пройти тяжелую дорогу жизни по тылам России.

Беседовали с Яковом Васильевичем и Екатериной Андреевной Беккер и подготовили материал учащиеся Рыбинской средней школы Женя Малов, Максим Ладысев, Миша Филин, Саша Филин, Игорь Соколов, Миша Соколов и руководитель кружка краеведов

Г.Е.Чуприков
«Голос времени», № 41 (9481), 06.04.95.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е