ВСПОМНИТЬ ВСЕХ ПОИМЕННО...


Когда 19 августа 1991 года нам показали "Лебединое озеро", а после объявили о создании ГКЧП, только очень глупые люди не поняли обреченности этого дела. 

Сложилась странная ситуация: повсюду местные власти бездействовали, не зная - когда и кому признаваться в лояльности, в то время как демократические "низы" взялись за работу. Сотрудники Центрального РОВД Красноярска задержали на проспекте Мира двоих мужчин за то, что они...расклеивали листовки с очередным указом Президента России. Препроводив в отделение, обыскали на предмет все тех же листовок; не обнаружив таковых, нехотя отпустили. Ребята в погонах и внимания не обратили на маленький пластиковый квадрат, компьютерную дискету, а на ней-то и была записана вся последняя информация из Москвы. Освободившись от опеки, мужчины тут же зашли в один из офисов неподалеку, размножили тексты и вновь вышли на проспект. Одного из них зовут Владимир Сиротинин, он - председатель местного отделения общества "Мемориал"; вместе с ним был его сын, Сергей. Сегодя мы беседуем с Владимиром Георгиевичем в его квартире, где - по кругу - книги, книги, да еще папки с делами, картотеки... 

- О вашей организации очень мало пишут, вас как будто и нет. Но ведь - есть, и дело ваше тихое - нереволюционное - я прав? 

- "Мемориал" - международная общественная организация; предваряя ваш вопрос: не в рамках СНГ, а от Австрии, Германии, Израиля, Италии и - на Восток. Все началось с расследования сталинских репрессий, а нынче продолжается изучением феномена тоталитаризма вообще. 

- Как и когда все началось? 

- Москва, 1987 год. Юрий Самодуров и Лев Пономарев стали собирать подписи под обращением к руководству страны, с тем чтобы, сказав А, оно сказало и Б: поставило в столице памятник жертвам сталинских репрессий. Действовали они, конечно, в своем интеллигентском кругу - в театрах, к примеру, и вот в этом-то кругу дело получило большой резонанс, тем более после того как Юрий Щекочихин написал о нем в "Литературной газете". 

В начале 1988 года во многих городах уже организовались инициативные группы будущего "Мемориала" - и у нас; от прежних инициаторов и посейчас остались трое - Владимир Биргер, Алексей Бабий и я. Мы сразу же встретили ожесточенное противодейстие; нет полного понимания от властей и сегодня. Видите ли, впрямую опротестовать то, чем мы занимаемся, сложно, зато можно в какой-то степени отлучить нас от информации. Приняты весьма противоречивые законы об архивах, которые и позволяют местному начальству крутить их "что дышло". Что местные! Депутаты Дмитрий Сахаров и Евгений Евтушенко прямо на съезде просили зарегистрировать "Мемориал", дать ему официальный статус - зарегистрировали, но в последнюю очередь, только в начале 1991 года. 

Хотя нашу группу с самого начала интересуют не столько преступления властей, а судьбы людей, сгинувших на территории нашего края. Мы и первую достоверную информацию получили из писем, после того как удалось пробить несколько выступлений в печати. 

- Владимир Георгиевич, в 1988 году для вас уже ясна была фигура Ленина? 

- Да. Для этого мне потребовалось подписаться на ПСС в 55 томах и прочесть его от корки до корки. Вот тогда стало ясно, что Сталин действительно был продолжателем дела Ленина. Если бы так поступили те, кто сейчас ходит с портретом Владимира Ильича, они бы тоже кое-что поняли, но его никто не читает. Мы и не ограничивались сталинским периодом с самого начала. 

- И все же, что и как вы делаете? 

- Есть три магистральных направления. Первое, главное и самое кропотливое - поименный поиск и составление по возможности полного списка погибших в коммунистической мясорубке. Это должно, кстати, помочь развеять некоторые мифы. К примеру: партия не виновата, она тоже понесла определенные потери, это дело рук отдельных негодяев. Уже те списки, что мы публикуем в "Комсомольце", показывают, что так называемая партия рабочих и крестьян уничтожала в основном как раз рабочих и крестьян. 

Второе - оказание социальной, юридической помощи репрессированным и их родственникам. Вот уже шесть лет ведем прием в КИЦ и Доме науки и техники, четыре раза в неделю, не прерываясь за эти годы ни разу. И не бывает дня, чтобы люди не пришли, тысячи уже подопечных у нас. 

- Простите, а сколько вас? 

- Активных сейчас - 14. Многим мы помогаем добиться реабилитации; теперь это относится и к так называемым ЧСИРам, то есть членам семей. Массы переписки, естественно - там ведь такая казуистика. Сейчас вышел закон об имущественной компенсации, а это самые сложные дела, ведь нет пока даже судебной практики. Но нам содействуют крупные юристы - вот хотя бы профессор Горелик из фонда "Правовая защита". 

И здесь начинается третье направление - законодательные инициативы "Мемориала". Все законы, связанные с репрессиями, были подготовлены у нас, в российском отделении, а после уже через своих депутатов - Сергея Ковалева, например, - запущены в законодательные органы. 

Изучаем еще и сам процесс: арест, допрос, пытки, этапы, расстрелы, места захоронений, ссылок и заключений, дислокация лагерей, надзорсостав, карательные органы, психушки - да весь спектр. 

- Сколько сейчас в вашей картотеке? 

- 27 401 человек... И все расписано по ключам: национальность, социальное положение, место ареста: интересуют вас Большеулуйский район - пожалуйста; место заключения... 

- Но это же адская работа! 

gates.jpg (26461 bytes)- Да ведь еще не все. Красноярский "Мемориал" провел 15 экспедиций по Северу края, вплоть до Ледовитого океана. В нынешнем году были на "503 стройке", это железная дорога Салехард - Игарка. Организуем выставки по мемориальской тематике: первая прошла в музее Ленина и называлась "Зажги свечу", а тема последней - "ГУЛАГ - фронту". Два "Рейса памяти" от Красноярска до Норильска. Разумеется, мы еще и читаем лекции, формируем библиотеку и архив "Мемориала". А недавно закончили очень серьезное исследование "Ссылка в Енисейске". Жаль, что вот на это очень мало сил, большинство их уходит на работу сегодняшнего дня, на помощь людям, это нужнее. 

- Скажите, Владимир Георгиевич, что лично вас подвигло на такое? Это ведь трудно, бесплатно, неблагодарно. Разве что спасибо... И вот уже восемь лет, в нерабочее время. 

- Пожалуй, что не восемь. У меня первый обыск проводили еще в 1965 году. В Питере я заканчивал Техноложку, и как-то арестовали моих друзей по статье 70, за антисоветскую деятельность. Их осудили, я от них на допросе не отказался, стал навещать их в мордовских лагерях. Там познакомился с Даниэлем, Синявским, вошел в сферу деятельности диссидентов - ну и кое-что делал. Сотрудничал с самиздатовской "Хроникой текущих событий", которую начинала еще Наташа Горбаневская, а потом редакторов периодически сажали, но издание не прекращалось. Несколько номеров редактировал бард Юлий Ким. 

Довелось участвовать и в сборниках "Память", - тогда они выходили в Париже, а теперь - у нас, и под иным названием: "Минувшее". 

Следующий обыск, как ни странно, только в 1978 году. Вот тогда меня чуть не посадили. 

- Что инкриминировали? 

- Хранение, распространение, по сути, просвещение. 
 

Из статьи "Чернокнижники", 1978, "Красноярский рабочий", автор Владимир Денисов. 



"Уж, кажется, всему миру явил свой лик предателя интересов Родины Александр Солженицын, выдворенный за пределы нашей страны и открыто вставший на путь клеветы на советскую действительность. Даже многие органы буржуазной печати, сколько-нибудь уважающие своего читателя, отказываются публиковать откровенно злобные и лживые измышления этого перебежчика в стан врагов социализма. 

Сиротинин и Парфенова размножали и распространяли его произведения, а также литературу, издаваемую известными актикоммунистическими организациями. Авторами многих материалов явились осужденные в свое время в нашей стране за уголовные преступления Гинзбург, Горбаневская, Богораз-Брухман, Вайль и другие "диссиденты". 

(...) Помощниками идеологических диверсантов с Запада по сути оказались Сиротинин и Парфенова. Как установлено, долгое время они получали от "диссидентов", хранили, размножали и распространяли антисоветскую и идеологически вредную литературу. Свои квартиры они превратили в хранилища такого толка материалов". 


Добавлю от себя, что еще каких-то пару лет назад Денисов возглавлял краевое отделение Союза журналистов. Ну, а каков он журналист - судите сами. 

- Чем дело кончилось? 

- Выгнали с работы. Но - был уж под надзором, снова обыскивали в 1983 году, а последний раз допрашивали в 1985. 

- Что же дальше, Владимир Георгиевич? 

- Да вот при вас же Лариса Богораз позвонила, приглашает в Москву на семинар. Поеду. 


  Анатолий ФЕРАПОНТОВ (Очевидец N 2, суббота, январь 13, 1996)


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е