Туманные озера Бруно Диля


ВЫСТАВКИ

Событием для Канска стала наставка картин старейшего художника города на Кане — Бруно Андреевича Диля.

Для большинства горожан Бруно Диль известен просто как Андреич. Преподавал он в школе, вел в свое время художественный кружок на станции юных техников, последние двадцать пять лет руководил художественной мастерской города. Его новогодние снежные городки на центральной площади чего только стоят! Я всю жизнь эти сказочные городки вспоминал, они грели мое детство и даже сейчас сияют счастливым озарением памяти. И вот я познакомился с тем, кто сотворил мое детское счастье, благодаря выставке его картин.

Нынче Канск отметил золотой юбилей творческой деятельности художника, самодеятельный талант которого общепризнан. О том свидетельствует и каталог работ Бруно Диля, выпущенный краеведческим музеем города, и многочисленные слова благодарности в книгах отзывов выставочного зала.

У Бруно Андреевича Диля отец тоже был художником. Правда, настоящее имя отца не Андрей, а Генрих. Генрих Иванович Диль. Потомки выходцев из Лотарингии и Эльзаса, гамбургских корабелов и мюнхенских бюргеров, жили они не один век в России на Волге с высочайшего соизволения блистательной царицы Екатерины. Ценой собственного ума и трудолюбия немцы на этих землях забогатели, расстроились, казалось, так будет века. Но грянула Великая Отечественная война. К тому времени семья Дилей, где было четверо детей, жила в столице Немецкой республики. Отец преподавал рисование. Бруно с 14 лет владел кистью и собирался стать, конечно же, художником. Но ждала его иная судьба.

...В Минусинске спецпереселенцев Дилей сибиряки приняли хорошо, определили на место жительства в село Ермаковское. Искони Сибирь не давала никому пропасть. Приехали спецпереселенцы с берегов Волги в том и с тем, что успели на бегу схватить, когда их загоняли по вагонам. Местный Совет в Ермаковском дом выделил, односельчане картошкой помогли. Национальность же сибиряков никогда не интересовала, были бы люди хорошие, а к "ссыльным" здесь уже порядком попривыкли. Вскоре Генриха Ивановича Диля призвали на фронт. И жить бы можно, дожилаючись отца, детям. Но... попадает он в вятские лагеря, где около трех лет работает на лесоповале. А жену с ребятишками гонят уже в Туруханск.

Сгинуть бы слабой женщине Иде Михайловне Диль с ребятишками в заполярном Туруханске, пропасть с голоду и холоду, да Бог милостив. Пришлась семья Дилей к месту даже в голодном и холодном Туруханске. Бруно Диль за старшего в семье рыбачит у геологов. И пишет. Нижняя Тунгуска, как живая, ложится под кистью в этюдах. Северная природа, ее необъятность и трогательная беззащитность — вот сюжеты ранних произведений.

Вернулся' глава семейства едва живой после лагерей, но духом не павший. Пока ожидал судоходности Енисея в Красноярске, успел он побывать в крайоно и попросил, заботясь о детях, перевод на работу учителем-художником из Туруханска в Канское педучилище.

В 1947 году в Канске организуется первая послевоенная художественная выставка, в которой объединяет молодежь Бруно Диль. Ему 20 лет. Он закончил учительские курсы при Канском педучилище и работает штатным художником в методкаби нете. А по ночам — в мастерской. В 65-м он возглавляет художественную мастерскую города. Много путешествует по краю, сплавляется с этюдником по горным рекам в Саянах, пишет Байкал, Енисей...

Можно бесконечно говорить о картинах художника, каталог Бруно Диля обширен. Большое количество раздарено. Но и те, что имеются в личной коллекции, собранные воедино и представленные на последней выставке в Канске, живопись и графика, буквально ошеломили всех, кто побывал на просмотре, кто знал его только как оформителя. Вечно юная природа, запечатленная кистью Бруно Диля, — пластична, текуча, жива в говорливых и сердитых ручейках и речках, в туманных озерных и в горных долинах, в шуме дождя и в синеватой морозной дымке. Такое искусство лечит, обновляет душу.

Много раз Бруно Диль выставлялся и в Красноярске, и на республиканских выставках в Москве как самодеятельный художник, В экспозициях же профессиональных собратьев по цеху ему не довелось являться в полном объеме с лучшей своей живописью. Может, поэтому прекрасный канский художник сегодня и ке является, как его бывшие ученики,- членом Союза художников России? Но это может волновать меня, кого-то еще, но не его. Его глаза смотрят в сторону чистых озер.

Валерий ШЕЛЕГОВ, писатель.
Кянск.

«Красноярский рабочий», 23.03.96


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е