Дом для вечности


Норильскому городскому государственному архиву 1 октября – СОРОК.

Говорят, человеку такой юбилей по каким-то поверьям не надо и отмечать. Просто тихо перешагнуть эту веху. Наверно, и наших скромных архивариусов не искупают в шампанском и не завалят букетами (а хорошо бы…). Вряд ли горожане понимают ценность и неповторимость архивного труда. Да большинство, уверена, даже не представляют, где он обитает. Признаться, пишущая эти строки и сама упрощала образ хранилища документов. Вообще-то в народе работников учреждения, где берегут письменные памятники прошлого, несправедливо зовут «архивными крысами»… Многие представляют себе старинные помещения, заваленные старинными папками. И ещё знают, что пыль там очень вредная. Наших архивистов знакомые то и дело пытают: «Ну, и чё ты там делаешь?..» За простым ответом, что «надо поработать и поймёшь» – труд. Совсем, оказывается, не скучный и даже красивый. Сама убедилась, побегав в наш архив пару дней. И теперь тянет. Потому как интересно там невероятно!

Если в городском центре культуры (Орджоникидзе, 15) подняться на второй этаж, а потом направо и сразу налево, то в конце коридора обнаружишь два архивных помещения. Там обитают в 55 спецфондах более 30 тысяч «единиц хранения» (скучное название, конечно…) и всего пятёрка активисток-архивисток, хранящих все эти богатства. Сидя выслушать их невероятные истории было невозможно. Хоть в хранилищах и должно быть холодно, но не до такой же степени. Кстати, спецприборов для определения температурно-влажностного режима (как и приемлемого тепла) в архиве нет, как и коробок из непромокаемого чемоданного картона, в которых и надлежит хранить нашу историю в документах. Так что в большой комнате-хранилище всё прозаично. Стеллажи и старые папки, и наоборот. Чудеса происходят, когда эти папки открываешь. В прошлом году было рассекречено 1842 дела. И хоть в архив, как в библиотеку, всё равно не придёшь, но у получивших разрешение на эти экс – «секретные» материалы проблем не будет.

Огромный и главный архивный фонд – у комбината. Мне показали самые-самые первые папки – 3 тома документов за 1930-32 гг. Читаются как поэма. По сути, это дневник начала жизни нашего норильского «континента». Первые служебные «молнии», написанные химическим карандашом, срочно требуют для посёлка Норильск сорок хороших плотников. Тогдашние начальники сообщают, что «аленей в Норильске нет», что «положение со спецодеждой скверное и рукавицы надо добывать в Дудинке». Каются с товарищеским приветом, что не могут вовремя вернуть одолженных «20 зверей оленей», и сообщают, что все приехавшие в экспедицию «мужья здоровы»… Это осколки живой жизни из папки «Разная переписка Управления «Норильскстроя» и ИТЛ НКВД». Уверяю вас, оторваться невозможно. Приходится изменить ей ради другой, где все приказы за первый год правления начальника «Норильстроя» Матвеева. Зачитаешься… Особенно, если дисциплинарные. Это же просто Чехов (за личной подписью Матвеева: «На территории дудинских складов обнаружены безобразные явления… Приехав на вороной лошади, завхоз 1 колонны з/к Антонов привязал её прямо к заскирдованному сену…» Лошадка, конечно, его откушала, за что бедный зек получил «строгача» и запрет использовать лошадь для поездок в Дудинку. А 21 августа 1935 г. хозяин написал настоящий приказ-трактат о дисциплине в трудовой зоне: «Суровую природу Севера побеждают смелые, организованные и дисциплинированные люди. За последнее время имели место случаи правонарушения лагерной дисциплины, как то: побег, пьянство, злостные отказы от работы…» Конечно, затем следует перечень фамилий заключённых, отправленных в ШИЗО (штрафизолятор) и обречённых на работы под усиленным контролем. Финал приказа оптимистичен: «Правительство предоставило норильлаговцам большие льготы и преимущества. Эти льготы получат те, кто будет честно и ударно работать, кто будет по-боевому драться за создание крупнейшего в мире полиметаллического комбината. Норильлаговцы должны закрепить и умножить мировую славу строителей Беломоро-Балтийского канала!»

Из самого последнего приказа в этой «весёлой» книжке узнаём, что 27 декабря 1935 г. бывший начальник ШИЗО Качановский и зек Яфаров отправлены на спецлечение в Красноярск «как пострадавшие от укуса бешеной собаки…».

Вроде немые архивные «единицы хранения», а какой концентрат жизни. Знают, знают наши архивариусы, чем ещё удивить. Вот роскошная папочка – «Отчёт Дудинского отделения о навигации 1941 года». Её наверняка не без удовольствия изучил тогдашний начальник Норильского комбината НКВД СССР т. Панюков А.А. Представьте, там все могучие данные о динамике грузооборота, трудовых затратах и т.п. представлены неизвестным художником (зек?) как произведение искусства. Каждый лист – цифры в образах и красках. Даже серебрянка не потускнела. Хорошо, если «Рафаэль» получил за старание лишнюю пайку...

Имеется и особая внушительная папка с поздравлениями Завенягину, конечно, документы за его размашистой подписью. В архиве есть всё, что накоплено за 66 лет строительства города и комбината. (Часть документов, личные дела хранятся в другом архиве – комбинатском) Море документов погибло. Из-за нашей российской безалаберности или по приказу. Рассказывают, как в своё время затонула по пути в Красноярск баржа с личными делами заключённых. Кстати, история самого нашего архива особо не изучена. Известно, что организован он был для хранения документов тогдашнего исполкома на ул. Заводской, 21. Потом переехал в подвальчик на Кирова, 1. И в последние годы занимает помещения бывшей партбиблиотеки в здании бывшего Дома политпросвета. Кстати, если захотите принести сюда на хранение свой комсомольский или партбилет – не возьмут. Надо обращаться в край, а вот при желании личный архив на постоянное или временное хранение примут. Не так давно здесь заведён специальный фонд документов личного происхождения.

Под самыми последними номерами – коллекции журналиста С.Л.Щеглова (Норильского) и доктора Серафима Знаменского. Лично мне очень дорогого человека. Когда видишь написанные его рукой автобиографии, рутинные заявления, приказы, объяснительные начальству… хочется каждую строчку погладить, словно облегчить уже давно ушедшие боли… Скоро в архиве появится фонд совета ветеранов войны – уезжает его давний глава В.В.Бражник, возможно, и уникальный фонд нашего Таймырского фестиваля авторской песни.

Оказывается, в архиве весь день жизнь бьёт ключом. Приходят люди за справками. Ведь здесь ещё хранятся все документы о присвоении всяческих званий СССР. Пенсионеры – главные паломники. За справками о прежних своих зарплатах. Вот женщина плачет. Ей завтра лететь, а только опомнилась, что нужна бумажка из архива. А ведь по правилам документы готовятся в течение месяца. Везёт «авосьникам», что женщины в архиве работают добрые. Остаются после работы и ищут что надо.

Самое время о них доброе слово сказать. Глава нашей архивной пятёрки отличниц – Наталья Георгиевна Буторова. Специалисты – Нина Андреевна Кинцель, Альбина Алексеевна Антипова, а дольше всех здесь работает Светлана Васильевна Дирий (кстати, крыса по гороскопу, что очень, по мнению коллег, помогает её профессионализму). Переплетает документы Лариса Евгеньевна Коваленко. Ведь здесь их не только хранят, но и восстанавливают, возрождают.

Напоследок звоню в мэрию куратору нашего архива Михаилу Фёдоровичу Новикову. Конечно, спрашиваю, будет ли обещанное помещение. Оказывается, ищут детсадик (бывший), чтобы разместить там сразу и городской, и архив управления здравоохранения, и другие служебные хранилища. Готовят и поздравление к юбилею с поощрениями – «за большой вклад в сохранение истории и памяти города»… Как жаль, что не могу втиснуть в юбилейную страничку и малой части того, что разузнала о нашем архиве. Но туда можно прийти и самим. И не за справками. Там начали водить экскурсии и даже готовить смену. Об этом мы вам ещё расскажем! «Сдать в архив» - ещё не значит признать устаревшим и ненужным…Архив живёт, чтобы служить вечности.

И. ДАНИЛЕНКО.
«Заполярная правда» №121(11585) 30.09.1996 г.
(газета, изд. г. Норильск)


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е