«Я был освобождён, когда подох Сталин…»


Примерно два месяца тому Норильск посещал очень интересный человек – Жак Росси. О миссии 70-летнего француза – норильлаговца, автора множества монографий и справочника, «Заполярная правда» и другие средства массовой информации сообщали в начале ноября. Но мсье Жак, на наш взгляд, заслуживает, чтобы о нём узнали чуточку больше. Не в полной мере, но воспроизведу дорогую мне запись пресс-конференции Жака. На мой взгляд, это была одна из интереснейших встреч уходящего года.

- …Считаю, что человек отвечает за свой выбор.

Я встречал очень немногих пламенных коммунистов, которые, попав в эту мышеловку (сталинские лагеря – М.К.), прозрели. Благодаря только разговорам с очень многими советскими коллегами, согулаговцами, я медленно стал понимать, что этот утопичный проект Маркса и Энгельса обречён: в один миг, в три мига социализм нельзя построить, на это нужны поколения…

Трудно было предвидеть, что коммунизм, будучи совершенно нереальной идеей, не мог привести к иному результату, кроме такой катастрофы.

К счастью, меня посадили довольно рано – надеюсь, что, если бы меня не посадили, я бы всё равно не совершал тех преступлений, которыми определяется почти вся коммунистическая деятельность. Коммунистов всего мира.

Вопрос. Нашему сознанию это недоступно: отсидеть столько лет и не считать себя жертвой, а как бы необходимой расплатой за убеждения…

- Это при коммунизме говорят, что всё бесплатно. Коммунизма нет – за всё надо платить (хохочет).

(У местной Голгофы, на могиле, рядом с часовней, Жака Росси поразила надпись, особенно последняя надпись из «Покаяния». Его очень тронуло, что хотя бы в таких местах есть понимание необходимости этого самого покаяния. – Н.Я.Сербина).

…Я был освобождён, когда подох Сталин – его трупа очень долго боялись, он был холодный, неуязвимый какой-то. Четыре года ещё был послесталинский синдром страха.

Не знаю, по каким причинам некоторые категории заключённых решили освободить, иностранцев в том числе. Мне дали расписаться в деликатно оформленной бумаге: освобождаетесь с правом выезда к месту постоянного жительства.

Со мной освобождалась довольно большая группа немцев. К тому времени Германия была уже разделена, и те немцы, которые возвращались на ставшую коммунистической (вост.) часть своей родины, были такие несчастные…

Мне сказали: «Мы вас не арестовывали на чужой территории», цени, мол…

Все иностранные граждане, о ком речь шла в приказе, - это были люди, арестованные советской властью во время оккупации заграничных территорий. Были даже два или три, которых «взяли» прямо в Париже, вот как работало НКВД, представьте себе. Но это чисто бандитские истории.

Я встречал двух французов, арестованных за пределами советской оккупации. Но этим всё же дали выехать. Это был 56-й год, готовился ХХ съезд, и новое советское руководство хотело показать, что оно не такое вредное. Не освободили этих людей, а «освободили от дальнейшего отбывания наказания» – отвезли их на границу и передали западным властям. (Те их сразу же, конечно, отпускали). Это была не реабилитация, не освобождение, их передавали как заключённых…

…Изрыгнув «за кордон» этих арестантов, советским до последней минуты было жалко назвать людей СВОБОДНЫМИ…

Вопрос. Вы официально реабилитированы?

- Меня посадили в 37-м, со многими коминтерновцами, у меня была секретная радио-станция в ту пору. Без всякого суда, ускоренным методом – расписывайся, что на столько-то лет… и…

Да, я реабилитирован по первому делу – сначала я был осуждён к восьми годам. Заканчивалась война, а во время неё, как известно, многих политических задержали по «особому распорядению», совершенно незаконно, нелегально. Но мой срок обрывался после 5 мая, меня ещё держали на основании директивы.

Через пару лет смонтировано было ещё одно «преступление»: ко мне подсадили француза, «обнаружили» у меня какие-то записки и – опять… Теперь уже на 25 лет – Советский Союз же «развивался! Ещё чуть позже осудили бы, наверное, на сто… В Союзе всё росло и росло – замечательная страна!.. – большая и обильная, но порядка в ней нет…

…Проведя столько лет в ГУЛАГе, я понял, что партия – действительно преступная организация. В одном из томов Ленина, - помните? – определение «этики». Этично всё то, что служит интересам рабочего класса. А что служит интересам рабочего класса – об этом знал только товарищ Сталин.

Вопрос. Вы так замечательно говорите по-русски. На каком языке вы думаете?

О, это большое дело. «Гениальный» товарищ Сталин заказывал такой труд, называемый «Языкознание». Так вот, поскольку он уже мёртв и никому не угрожает (смеётся), смею сказать, что это чушь!!! Человек не думает на каком-то определённом языке. Первобытный человек, думая о чём-то, создавал язык, символы же существовали в его мозгу и развивались, множились, принимая фонетическую форму вместе с эволюцией. Глухонемые, не слыша звуков и не говоря, - однако, мыслят.

Но поскольку мы уже привыкли и так хорошо овладели языком, мы автоматически им пользуемся, автоматически думаем на своём. Но ведь знакомо – «на кончике языка» – понятие есть, ищем лишь слова, коими его выразить. Язык – средство. Человек лишь думает, что он думает на каком-то языке.

Подготовила М.КАЛНИНА
«Заполярная правда» №168(11632) 25.12.1996 г.
(газета, изд. г. Норильск)


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е