РЕПРЕССИРОВАННЫЕ СТОЛБИСТЫ


Красноярские Столбы — это словосочетание известно и в России, и за ее пределами. Уникальный скальный комплекс породил и не менее уникальное явление — столбизм. Более века назад начали посещать скалы красноярцы. Прокладывались первые тропы, организовывались первые стоянки, осваивались первые лазы на вершины скал. На грани веков создавались первые столбовские компании, формировались нормы поведения, возникали традиции столбистов, некоторые из них живы и по сей день. Немного написано о Столбах, столбистах и об их избах. Например, о "Нелидовке". А почему, собственно, — "Нелидовка"? А дело в том, что это изба братьев Нелидовых. Но почему о них не вспоминают и ничего не пишут? Очень просто — по нашей беспредельной забывчивости о тех, кто пострадал в войне коммунистического режима против нашего народа. Среди репрессированных немало было и столбистов. Вот неполный, требующий дополнений и уточнений список:

Букатый В.Л.Букатый Василий Людвигович,

Векрикас Ф.В.,

Гидлевский Кенсорин Иосифович,

Горбунов Семен,

Гробовский Константин Иванович,

Кулыгин П.Г.,

Лабецкий Викентий Фадеевич,

Леушин Николай,

Лисовский Михаил Васильевич,

Лобазов П.В.,

Львов Иннокентий Михайлович,

П.Ф.Москалев (стоит)Москалев Павел Федорович,

Нелидов Александр Николаевич,

Нелидов Николай Николаевич,

Ф.Н.НелидовНелидов Федор Николаевич,

Никулин Андрей,

Поздняков Александр,

Позднякова Е.,

Преображенский К.П.,

Прокофьев Михаил Иванович,

Роганов Арсен Иванович,

Свещева А.,

Степанов Константин,

Сургутская (Нелидова) Мария Дмитриевна,

А.В.ТелегинТелегин Александр Викторович,

Тулунин Авенир Федорович,

Фефелова Анна Константиновна,

Хаймович Л.,

Хрущев Сергей А.,

Шалыгин Михаил Семенович,

Шапир (Горбунова) Надежда Матвеевна,

Шахматова Зинаида,

Яворский Александр Леопольдович.

М.В.Лисовский, С.А.ХрущевГоворя о репрессированных столбистах, прежде всего хотелось бы вспомнить и рассказать о первом директоре Красноярского заповедника "Столбы" Яворском Александре Леопольдовиче.

Александр Леопольдович родился 18 февраля 1889 года в Иркутске в семье чиновника. Мать умерла, когда ему было три года. С 1891 г. жил в Енисейске, в 1900 г. переехал в Красноярск, учился в гимназии. Учебу продолжил в Киеве, где окончил естественное отделение университета по специальности — ботаник. Вернувшись в Красноярск, работал (до 1935 года) в краеведческом музее. От краеведческого музея участвовал в экспедициях: в 1919 году — Минусинский край и р. Чулым, в 1920 году — Туруханский край, в 1921 году — р. Подкаменная Тунгуска, в 1928 году — Манское Белогорье.

В 1924-27 годах был директором заповедника "Столбы". В Лесотехническом и Педагогическом институтах Красноярска преподавал ботанику и фитопатологию. Влюбленный в скалы, знал все тропы и стоянки на Столбах, писал стихи и картины. Ему в 1964 году, в день 75-летия, были посвящены стихи:

Не мореплаватель, не плотник,
Зато столбист и краевед,
Музею преданный работник
С пеленок до преклонных лет.

Ты и миколог, и ботаник,
Ты и художник, и поэт.
И на Столбах ты был не странник,
И там твой труд, и там твой след.

Эрудированный и трудолюбивый, пропадая днями на Столбах, успевал Александр Леопольдович вести и преподавательскую работу в институтах, и исследовательскую в краеведческом музее и в обществе по изучению Красноярского края.

А.Л.Яворский22 сентября 1937 года за ним пришли. Обвинение: активный участник контрреволюционной, белогвардейской организации, участие в ее нелегальных сборищах, проведение антисоветской агитации среди населения. Следствием ему приписываются слова: "Нам необходимо готовить кадры для вооруженного восстания, народ за нами пойдет и сибиряки нас поддержат в вопросе организации самостоятельного Сибирского государства под протекторатом Японии (припомнили Яворскому участие в движении областничества, но при чем здесь Япония?), с коммунизмом надо расправиться беспощадно".

При аресте отобрали очки, поэтому протоколы подписывал, не читая, а со слов следователя. На очных ставках обвинительных показаний не подтверждал. Тем не менее, постановлением тройки УНКВД по Красноярскому краю от 8 декабря 1937 приговорен к 10 годам. Этапом направляется в Вятлаг.

В 4-ом отделении Вятлага работает в лаборатории клинического анализа. Лагерный режим не смог убить тягу к творчеству. В лагере он пишет поэму о Столбах, создает картины — аппликации. Освобожден на четыре месяца раньше “звонка”. Вернулся в Красноярск. Работал в музее и учебно-опытном лесничестве. И, конечно, снова на Столбах, снова занятие любимым делом. В предновогодний день 31 декабря 1948 года арестован прямо в музее. С 13 до 14 часов обыск. Перепровожден во внутреннюю тюрьму УМГБ, в 15 часов первый допрос, Новый год отправлен встречать в камеру. В новом, 1949 году снова допросы и те же обвинения 37-го года. В Постановлении ОСО при МГБ СССР от 13.04.49 (протокол № 21) под № 361 значится: "Яворского Александра Леопольдовича за принадлежность к антисоветской террористической организации сослать на поселение". Местом поселения выбрано опытное поле Мингуль совхоза Таежный Сухобузимского района. Более пяти лет ссылки. Говорят, тайком приезжал на Столбы. Освобожден 26 августа 1954 года. И снова Александра Леопольдовича можно было видеть на скалах. Часто в ватнике, по-зековски сидящего на корточках. Пережив все, он вернулся к своим Столбам.

У других судьба сложилась трагичней. После ареста они не смогли вернуться на таежные тропы — их расстреляли. Вот двое из них.

Один — друг юности Яворского со странным именем Кенсорин, которого и близкие и товарищи по Столбам звали Кынкой. Полное его имя — Гидлевский Кенсорин Иосифович. Родился в Абакане, куда был сослан его отец за участие в польском восстании. В 1904 году Кенсорин приезжает в Красноярск и устраивается на работу в депо, а через год поступает в техническое железнодорожное училище. Там, в училище, и образовалась группа молодых ребят (Николай Нелидов, Кенсорин Гидлевский, Василий Морозов, Андрей Орехов), которая стала ходить на Столбы и влилась в третью каратановскую компанию. Чаще всего они останавливались у 4-го Столба. Лазали на камни, пели песни. Компания была певучая, но и в ней выделялся бас Гидлевского. На Столбах Кынка Гидлевский познакомился с Сашкой Яворским. Они подружились. Как вспоминает Яворский, они часто бродили по красноярским улицам, о многом говорили, в том числе о судьбе России и своем месте в ней. Решили, что самое нужное дело — воспитание сельских ребятишек. Однако, Яворский вскоре увлекся естествознанием, как оказалось, на всю жизнь и уехал учиться в Киев. Гидлевский же сдал экстерном экзамены на звание учителя начальной школы и уехал преподавать в село Сарушки Абаканской волости.

На Столбах же Гидлевский приобщается к революционной работе, распространяя большевистские прокламации. С началом 1-ой мировой призван на военную службу рядовым. После демобилизации в 1917 году Гидлевский приехал в Минусинск, где 21 июня 1918 года как участник седьмого уездного съезда Советов был арестован белоказаками. Побывал в "эшелоне смерти", ачинской и красноярской тюрьмах. Освобожденный из тюрьмы в 1920 году он пошел по ступенькам партийно-хозяйственной службы. Учился в Московской Промакадемии. 1936 год застал его в Москве начальником сектора Главного управления Севморпути. Там, в Москве, 14 марта 1936 года и был он арестован. Следствие шло более полугода, 4 октября 1936 года Гидлевский Кенсорин Иосифович был расстрелян. Тело его было кремировано в крематории, находящемся на территории Донского монастыря, прах покоится в могиле № 1 невостребованных прахов кладбища Донского монастыря.

Другой, Шалыгин Михаил Семенович, отец известного красноярского краеведа Константина Михайловича Шалыгина. Родился Михаил Семенович в Красноярске в казачьей семье 20 сентября 1878 года. Юношей стал ходить на Столбы. В 1908 году как казак призван на военную службу. Но, видимо, была у Михаила Семеновича тяга к торговому делу и, уволившись через год со службы, уехал он в Томск и устроился приказчиком в магазин купца Метелева. В 1912 году возвращается в Красноярск, работает у Гадалова, а через три года открывает свою торговлю.

В 1914 году избирается атаманом Красноярской казачей станицы, атаманствовал год. Был и церковным старостой. Первый раз арестовывается в 1924 году по обвинению в контрреволюционной деятельности. Вскоре его выпускают, 14 ноября 1924 года постановлением Енисейского ОГПУ дело прекращено. Ну, а 37-й его, бывшего казачьего атамана и церковного старосту, миновать никак не мог. Арестован 8 октября 1937 года. Следствие было скорым и жестким. На первом допросе в день ареста признательных показаний не подписал. Второй протокол допроса датирован 22-м октябрем. Двухнедельный следственный конвейер сделал свое дело, и 25 октября тройкой УНКВД по Красноярскому краю приговорен к расстрелу. Как указано в акте о расстреле, приговор в отношении Шалыгина Михаила Семеновича приведен в исполнение 26 октября 1937 гола в 24 часа. Хотя час смерти установить трудно — в этот день было расстреляно более 20 человек, и почти у всех пометка "24 часа". Где погребен Шалыгин Михаил Семенович — тайна до сих пор.

Владимир СИРОТИНИН


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е