Волшебница. Юбилейная страница Генриетты Константиновны Шарлай


"Яппа-па, Япп-па, Япп-па- па, яппа-па, яппа-па, яппа- па-па..." Нет, это не от нечего делать я пытаюсь вспомнить какой-нибудь мотивчик или ритм музыки. Отнюдь. Те, кто хоть какое-то время занимались в танцевальном кружке у Генриетты Константиновны, сейчас наверняка улыбнулись. Ведь именно под этот отсчет ритма мелодии, звучащий из ее уст, мы, многие некогда пацаны и девчонки разучивали на репетициях движения и танцевальные фигуры. Под музыку аккомпаниатора или под фонограмму грампластинки шлифовались уже готовые танцы, а потому большая часть времени была все же проведена под сводами Дома пионеров под звук голоса нашей, без преувеличения скажу, любимой Генриетты Константиновны.

Уж не знаю, почему, но на занятия к ней я практически всегда шел с удовольствием. Почему "практически всегда". Ну, были моменты. Почему-то в памяти ярко отпечатались некоторые эпизоды и один - из первых лет занятий танцем - разминка у станка. Кто бы только знал, насколько мне это не нравилось. Но, увы, непререкаемый авторитет Генриетты Константиновны Шарлай был настолько силен, что через"нехочу" мы становились к станку и выполняли одну за другой танцевальные позиции.

Терпение этой волшебницы танца, сейчас, по прошествии многих лет, вызывает неподдельное восхищение. С девчонками на занятиях кружка почему-то всегда ей удавалось быстро найти общии язык, а вот с пацанами доставалось на полную катушку. То я не буду танцевать с этой девчонкой, то, чего это я буду скакать как..., и таких вот "Чего это я", "да отстаньте Вы от меня" и так далее было больше, чем предостаточно. И ведь понимали юные шантажисты, что нас-то, пацанов, в отличие от девчонок на кружок ходит не так уж и много, а потому нам и карты в руки. Но в любом случае, как бы ни старались мы, но композиция танца оставалась неизменной. Где шутка, где властный окрик на разбушевавшегося подростка, а где и простое молчание, сопровождаемое укоризненным взором в итоге все ставили на прежнее место и все шло прежним руслом.

А вспомнить концерты, конкурсы художественной самодеятельности. Сколько их было! Какай яркий свет, какую жизненную энергию зажигали в глазах и душах детей аплодисменты зрительного зала. И в то же время, сколько волнения, сопереживания всем удачам и неприятностям своих учеников - в глазах их наставницы. Самого настоящего, искреннего сопереживания.

И еще. Танец, это завораживающее действо не проста прекрасно само по себе. Генриетта Константиновна научила нас владеть своим телом. Да, именно владеть. Это порой очень и очень необходимо, будь то в спорте, в каких-то жизненных ситуациях. Даже поскользнувшись в гололед, надо успеть сгруппироваться так, чтобы не покалечиться "приземляясь", или при помощи четкой координации движений все же устоять. А сколько положительных эмоций испытывали, когда в отличие от многих сверстников могли пригласить на вечно юный вальс любую из девушек. И все это опять-таки благодаря усилиям нашей дорогой Генриетты Константиновны.

Она научила нас многому. Это взаимопониманием настойчивость в достижении цели, дружба и взаимовыручка, умение улыбаться в любой ситуации и видеть прекрасное. Тем более, что сама она, будь на ней репетиционный костюм или праздничное платье, всегда была изумительно прекрасной для своих учеников.

А почему была? Нет. Она была, есть и будет одним из наиболее любимых и уважаемых людей для сотен ребятишек  разных поколений, а ныне взрослых дядей и тетей. С праздником Вас, Генриетта Константиновна, здоровья Вам и счастья. И пусть Вас окружит тепло близких и дорогих Вашему  сердцу людей. Пусть все окружающие дарят Вам только  радостные и приветливые улыбки, помогают в нынешней  Вашей краеведческо-музейной работе. С праздником Вас от  всех нас.

С. Крыжановский.

Теплом души согревая

Самым ярким впечатлением из детства для меня остался танцевальный кружок под руководством Генриетты /Константиновны Шарлай в Казачинском районном Доме пионеров. Я очень благодарна этому удивительному Человеку (с большой буквы), за тот огромный прекрасный мир, который она открыла й подарила не одному поколению ребятишек, прошедших школу танца под ее руководством.

На протяжении многих лет, за время общения с Генриеттой Константиновной, я всегда восхищалась ее преданной любовью к искусству, ее терпением и богатой фантазией, похожей на неисчерпаемый источник, ее трудолюбием и стремлением осуществить самые невероятные творческие планы.

По 15-20 танцев мы представляли на ежегодные смотры художественной самодеятельности, а это и музыка, и костюмы, и постановка танца, и систематические репетиции с такими разными детьми, порой прилежными, порой капризными. Чтобы привлечь и заинтересовать нас, когда забыв о прогулках, кино и других соблазнах мы шли на репетиции, учили движения, отрабатывали ях, Генриетта Константиновна умела находить прекрасную музыку и ставить нам такие танцы, которые мы полюбили на всю жизнь.

Репетируя русский, татарский или венгерский танец, очень много внимания она уделяла тому, чтобы танец состоял только из движений, характерных для культуры этого народа, тщательно отбирая самые яркие и красивые движения. Поэтому их нельзя спутать.

Через танцы, над которыми мне приходилось работать с Генриеттой Константиновною, я научилась относиться с любовью и уважением к культуре разных народов, я всегда стремилась понять мечту о прекрасном, которую вкладывали многие поколения в народные танцы. Каждый народ по-своему.

Рядом с Генриеттой Константиновной это всегда походило на чудо, и было очень интересно. Тем больше возникало желание донести все это до зрителей - наших земляков.

Огромную роль в танце играет костюм. Я вспоминаю как тщательно, со вкусом, Генриетта Константиновна рисовала их, заботливо следила за их пошивом, а потом мы с удовольствием помогали расшивать их узорами, которые (авали им особи блеск и яркость.

Все костюмы бережно хранились ею для того, чтобы снова и снова последующие поколения детей могли прийти, и окунувшись в этот сказочный мир танцев, прикоснуться к прекрасному.

Такие встречи оставляют свой неизгладимый след на всю жизнь.

И даже в самые тяжелые времена согревают душу воспоминания о хорошем.

Наверное поэтому так любят и уважают Генриетту Константиновну ее воспитанники. Я считаю, что мне очень повезло иметь такого учителя.

Генриетта Константиновна сумела собрать в себе, вместе с огромным уникальным знанием народных и современных бальных танцев, постоянно изучая культуру и их особенности, любовь к детям, к танцам, огромное терпение и трудолюбие, исключительный вкус и богатую фантазию, Имея огромный творческий потенциал, доброе сердце, всю свою любовь всегда она дарила детям, а через танцы, которые показывались ими на концертах, всем жителям Казачинского района.

С концертами каждый год мы выезжали по селам района, тщательно готовились к ним, волновались и радовались, встречая неизменно теплый прием.

Особенно мне запомнились концерты в период уборочной, в обеденный перерыв, прямо под открытым небом, на любой ровной площадке. Радость и улыбки на лицах наших зрителей говорили о том, что в Казачинском районе знают и любят творчество Генриетты Константиновны и всегда рады встрече с ним.

Именно тогда я поняла, что радость, по даренная людям, возвращается к человеку вдвойне со знанием того, что она нужна всем и всегда. И когда нам аплодировали земляки в клубах и на токах - мы были по настоящему счастливы. Возвращаясь домой, мы с новым упорством приступали к репетициям.

Не все и не всегда было гладко, были и слезы по поводу неудач на сцене, когда, казалось, уже ничего нельзя исправить. Но всегда рядом была Генриетта Константиновна с добрым советом, с богатым опытом работы с детьми на сцене. Она рассказывала нам разные случаи из сценической жизни и ставила в пример тех, кто никогда не терялся, а спокойно преодолевал случайные неожиданности. И мы учились быть такими же.

Оказывается, в жизни это очень важное качество.

У Генриетты Константиновны очень большая коллекция фотографий ее воспитанников всех поколений и танцев, которые она ставила. Это ее творческая жизнь.

Стенды и альбомы, оформленные ею, не оставляли нас никогда равнодушными, ведь всех мы знали по ее рассказам, добрым и веселым.

А сейчас у нас всех есть возможность заглянуть в свое детство потому, что эти фотографии, стенды и воспоминания не забыты, а помещены в музей, как отдельная страница истории жизни нашего района.

Только добрый человек с чистым сердцем может с таким терпением и упорством, с любовью и уважением собирать по крупицам свидетельства об истории и культуре нашего района.

Накопленный материал, представленный в музее, дал нам шанс не остаться "Иванами -не помнящими родства", а почаще задумываться о вечном и о том, что останется после нас, заглянуть в прошлое, поинтересоваться, чем жили наши предки, чем они дорожили, о чем мечтали. Порадоваться общению с картинами, написанными нашими земляками, увидеть и узнать места, вдохновившие их написать такие картины.

Я очень рада, что душой этого доброго нужного дела стала Генриетта Константиновна, умеющая ценить прекрасное, видеть его в повседневной жизни, собрать, обобщить исторические материалы, и сделать их доступными всем.

Трудно переоценить то, что она сделала за свои долгий творческий путь для нас.

Как солнышко, согревая своей добротой, она беззаветно дарила свет своей души людям, открывая новые горизонты доброго, вечного, светлого.

Я рада выразить Генриетте Константиновне Шарлай свою благодарность и признательность за все, что она сделала и делает, оставаясь верной своей любви к искусству, творчеству, Родине.

В честь ее семидесятипятилетия хочется пожелать ей крепкого здоровья, счастья и оптимизма в наше непростое время

Ирина Станиславовна Некраш

Моей негаснущей звезде

Сколько лет прошло с тех пор! Тогда я совсем маленькой семилетней девчонкой переступила порог неприглядного здания под названием "Дом пионеров". Ныее это районный центр внешкольной работы. В те годы  Генриетта Константиновна Шарлай была директором Дома пионеров и руководигелем танцевального кружка, Вспоминается первое знакомство с Генриеттой Константиновной, как я зашла в зал, где проходили занятия по танцу. Я увидела молодую, красивую, с отточенной фигурой женщину. Она нам, впервые пришедшим в танцзал, рассказала об истории танца, о богине танца - Терпсихоре, о порядке на уроках. Проверила у нас музыкальный слух и танцевальные способности. Потом поставила нас к станку (занимавшиеся танцем знают, что это за приспособление) и дала нам несколько упражнений. С тех пор я и знаю Генриетту Константиновну. Но и это еще не все. Если заглянуть поглубже, то Генриетта Константиновна очень умный и интересный человек, если хотите - художник.

Она ведь сама делала эскизы на костюмы для танцев, обшивала их театральным бисером и вовлекала нас в это волнующее чудодейство. Она с удовольствием давала нам свои знания по хореографии и аумела лично мне привить истинную любовь к танцу. Когда я писала сочинение в школе на тему "Кем бы я хотела стать, то написала, что буду такой же, как и Генриетта Константиновна.

Еще мне вспоминается то, как мы выступали на концертах. Для нее каждое наше выступление было чем-то, наверное, особенным и Генриетта Константиновна приходила всегда в новом костюме или платье, всегда элегантная, подтянутая и красивая дама. А мы, ее ученики, всегда воспринимали ее с неподдельной любовью и уважением. А сколько в ней было дара убеждения. Вспоминается, как Генриетта Константиновна ставила нам танец - "Бурятский". В этом танце мы должны были изображать наездников. Помню, как мы не хотели его танцевать, но Генриетта Константиновна рассказала нам об этом народе, истории этого танца и сумела-таки переубедить нас, танец был поставлен, и прекрасно. А сколько было поездок, которые мы величаво называли гастролями. Ездили в  Галанино, Пятково, Дудовку, весной выезжали на посевную (на полевой стан), выступали перед работниками ПМК. Можно вспомнить еще много всяких историй, что произошли в те годы. Но я хочу сказать о самом главном. Когда я закончила школу, то решила, что пойду по стопам Генриетты Константиновны и она помогла мне в этом. Кстати, она же добилась, чтобы я приехала работать в свое село и стала ее заменой , она дала свое место работы. Я - хореограф. И этим горжусь. Именно это дает мне радость, ощущение полноты жизни, чувство сохраненной молодости, А бывшие мои однокурсники, встретившись после долгой разлуки, удивляются: "Где. работаешь? Ах, в Доме пионеров"... И на лицах их недоумение, что же, мол, ты лучшего ничего не достигла в жизни. Но я думаю, что вероятно каждый, кто любит свою профессию, считает ее самой увлекательной, самой благодарной, самой лучшей на свете.

Я благодарна Генриетте Константиновне Шарлай, это именно она сумела вложить в меня самое лучшее, что есть в профессии хореографа. Я еще раз благодарю Генриетту Константиновну и в этот юбилейный, знаменательный день семидесятипятилетия хочу  пожелать негаснущей звезде искусства здоровья, а творчества, задора, энергии и, конечно, счастья.

И.Хусаинова (Деринг)

С 75летием!

15 марта 1997 года исполняется 75 лет Генриетте . Константиновне Шадай
Мы сердечно поздравляем. ее!

"Ты потрудилась на своем веку немало,
И много всем нам сделала добра.
Так будь же счастлива, родная наша мама,
Здоровья мы тебе желаем и тепла!"

Сын Владимир, невестка Нина,
внуки Вася, Витя.

Новая жизнь (Казачинское) 15.05.1997


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е