Веточка вербы


Письмо в газету

Сижу за столом, передо мною высокая вазочка, а в ней веточка-вербочка, вестница весны. Ласковое солнышко из окна приятно греет мою спину. На сердце тихо и светло.

Много ли старому человеку надо? Ласковое слово, немного внимания, даже один цветочек с доброй улыбкой, или вот такой подарочек, как эта милая вербочка. Казалось бы, ну что это за диво - веточка вербы? А вот оказалось - диво. Смотрю и дивлюсь: как крохотные пушистые цыплятки, обсыпали веточку круглые шарики. Прелесть.

Подарил же мне эту милую веточку плюс хорошее настроение мой бывший ученик, сейчас уже седой мужчина, дедушка, добрый замечательный человек - Коля Тищенко. Шел по берегу реки, увидел цветущую вербу, сломал веточку своей старой учительнице: «Вот скромный подарок и наилучшие пожелания!» Мы, старики, получаем так мало внимания и ласки, в настоящее время чувствуется это особенно.

Мы с мужем можем смело сказать, что весь двадцатый век - это наш век, наша жизнь. Жизнь длиною в долгих 80 лет. С самого раннего детства в наших больших семьях царили голод, нужда и горе. Страна пылала в пожарищах - интервенция, банды. Так прошли 20.-е годы. 30-е годы - коллективизация, резня, трудное восстановление хозяйства. В деревнях получали трудодни. В городах - лопата, носилки и кайло, восстановление фабрик и заводов, строительство каналов и Днепрогэса. Опять голод и нужда, опять расстрелы, аресты. В 34 году стали мы студентами. Жили в общежитии, в холодных комнатах, полуголодные. Но учились, хоть и без учебников и часто без тетрадей, прилежно. Стипендию не давали, было подсобное хозяйство - одно название. Проучившись 3 года, в 1937 году, сдав экзамены, мы стали учителями. И сразу поступили заочно учиться в институт. Получили распределение в деревни. Что нас ждало? Маленькая зарплата, пустые полки в магазинах, но уважение населения и замечательная дисциплина в школе. Я стала вести русский язык в немецкой школе, вступила в комсомол. Никогда не забыть, как в 38 году меня выбрали депутатом в Верховный Совет.

Секретарь райкома, выступая, назвал меня «дитя революции», расхвалил, выбрали дитятку в депутаты.

В 1939 г. мы поженились. Пошли дети. Старший умер, родился второй. Мужа взяли в армию. Опять нужда. Мне даже пеленки ребенку не из чего было сделать. Хорощо, что в Москве был магазин для депутатов, но с деньгами было худо. В деревне - трудодни и бедность.

1941 г., война. Переселение немцев с Волги. Телячьи вагоны. Сибирь. Спецкомендатура. Институт заброшен. Из деревни ни на шаг. Оскорбления. Голод, холод. Лагеря. Работали в плохой одежде и обуви. Страшно вспомнить все это. Но пережили.

Ярмо, надетое нам Сталиным, с нас сняли только в 1956 году. Немного вдохну¬и свободы. Но опять пустые полки, нужда, тревоги. Вот оглянусь - жизнь прошла. Столетие заканчивается. А что мы видели хорошего в этом XX веке? Как вы считаете? Вот сейчас слышу и читаю, что наша страна воюет и 'воюет. Афганистан и Чечня много погубили наших парней, много покалечили жизней. А были еще финская война, Прибалтика, Западная Украина, Халхин-Гол, миллионы расстрелянных и узников ГУЛАГа.

Все это досталось на нашу долю. Может, кто не помнит, а кто помнит, скажет: «Да, это радость, когда у тебя есть хорошая семья, хорошие дети и внуки, внимание от людей и вот такие веточки вербы». 34 года отдано школе, детям, и, как видно, не забыли меня они - это радость.

Мои милые люди, у всех вас есть родители, им трудно, не обижайте их, порадуйте их ласковым словом, улыбкой и даже вот такой веточкой вербы. Будьте счастливы.

А. ШУЛЬТАЙС. с.Атаманово.

Сельская жизнь (Сухобузимское) 10.041997


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е