Мертвые сраму не имут...


В конце октября 1990 года японская газета "Акахата" начала публикацию списков японских военнопленных, захороненных на территории Красноярского края. Впервые за сорок пять лет после окончания войны.

С этой проблемой я столкнулся в восьмидесятом году, когда вместе с почетным гражданином Красноярска, ныне покойным Н.Н.Каминским писал книжку о заводе "Сибтяжмаш". Николай Николаевич, бывший в 1945 году заместителем директора завода по строительству, вспоминал:

- Поздней осенью появились на строительстве японцы. Это была довольно большая войсковая часть, командовал ею генерал. Прибыли они на станцию Злобино в своей летней полевой форме, только без оружия и знаков различия. Разместили их в бараках бывшего лагеря наших советских заключенных, тоже строивших завод в войну, в землянках. Генералу разрешено было носить саблю, офицерам что-то вроде стеков. Каждое утро генерал являлся ко мне на планерку, получал задание на сутки, и не было случая, чтобы японцы задание не выполнили. Дисциплина была железная.

Зима 1945-1946 годов была суровая. Теплой одежды не всем хватало - очень многие японцы не дожили до весны, похоронены были на кладбищах в Торгашино и за поселком Водники...

А через несколько лет по дороге к тестю на дачу за поселком Водники я наткнулся на заброшенное кладбище. Среди бурьяна торчали редкие прутья железной арматуры с приваренными к ним табличками. На табличках можно было еще различить номера. И чуть угадывались под ними могильные холмики. Разговорился со старожилами поселка и выяснил - это остатки кладбища, где хоронили в войну и после войны умерших русских заключенных и японских военнопленных. Кто под каким номером лежит, русский ли, калмык ли, японец ли - до сих пор выяснить так и не удалось. Да и кладбище то в последние годы жители распахали, засадили картошкой. Я тогда же попытался найти хоть какие-то следы этих людей в местных архивах. Попытался заинтересовать местные газеты. Удалось лишь выступить по краевому радио и попросить всех, кто что-либо помнил о пребывании японцев в Красноярском крае, написать мне.

Письма пошли. К поискам присоединился тогдашний собственный корреспондент газеты "Правда" в крае В.Трохин. Направили новые запросы в архивы, я поехал в Москву. К этому времени у меня уже были на руках неполные и разрозненные листочки списков захороненных на территории края и Хакасии японцев. При содействии Института востоковедения АН СССР удалось проверить и дополнить списки. А дальше что? И тут мне попал в руки справочник "Вся Москва". Листаю и нахожу телефоны корреспондентских пунктов японских газет. Звоню по алфавиту. Первая - "Асахи симбун". Дозваниваюсь, предлагаю для публикации списки. Интереса нет. Следующая газета по списку "Ака-хата". Руководитель корпункта Хорио Норио немедленно назначил мне встречу. Прямо у него в корпункте я написал сопроводительный текст, и уже назавтра газета вышла с сенсационным материалом и началом списков. В редакцию посыпались звонки и письма от родственников.

А потом к нам обратились коллеги из влиятельной "Иомиури" и с некоторой даже обидой спросили, почему мы отдали списки в коммунистическую газету.

Увы, я-то и думать забыл, что "Акахата" - орган японской компартии! Просто она оказалась второй в телефонном справочнике. Пришлось помочь и "Иомиури". Именно там прошел ряд публикаций, и была опубликована значительная часть списков. И хотя полного списка умерших в крае и пропавших без вести японцев нет, насколько я знаю, по сей день, все-таки почти две тысячи фамилий опубликовано с указанием мест захоронений.

Весной 1991 года в поселке Слюдянка в присутствии посла Японии и губернатора Иркутской области был открыт первый памятник японцам, погибшим в Сибири. Летом того же года появились первые группы родственников захороненных в крае японцев и в Красноярске. Особенно большая группа посетила кладбище в поселке Урал под Заозерным. Там было захоронено, если не ошибаюсь, около двухсот военнопленных. Мы заранее привели кладбище в порядок, огородили его, из Саяногорска привезли большую глыбу мрамора и выбили на ней слова "Мертвые сраму не имут...". В присутствии десятков родственников и бывших пленных (приехал даже командир батальона, который в сорок пятом работал на шахте "Урал") мрамор был возложен на месте будущего памятника.

На закладку памятника собрались почти все жители поселка. Многие помнили японцев, помогали им. Нашлись и знакомые по тем давним годам. Эта печальная и радостная встреча затянулась до позднего вечера. Потом было еще немало встреч, немало родственников посетило край. Побывали журналисты почти всех ведущих газет и журналов Японии, отснято три телефильма.

В Красноярске всю работу по поиску японских захоронений и приему родственников, закладке памятника и обустройству кладбищ финансировал тогда филиал "Ангара" Всесоюзного творческого объединения "Слово" СЖ СССР, руководителем коего я и был. Филиал ликвидировался, я перешел на другую работу, новых спонсоров найти не удалось, и дальше все происходило уже без моего участия.

Виктор КОМОРИН,
соб.корр. еженедельника "Бизнес уорлд уикли" в Красноярске

Фото Валерия Заболотского
На снимках: японские могилы на красноярском кладбище


"Красноярский рабочий", 01.11.97г.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е