Что было, то было


Так уж случилось, что в Балахтинский район в 1941 году по решению вышестоящих инстанций было депортировано много немцев из Поволжья. Точную цифру установить сейчас сложно, однако, если и сейчас по району живет достаточное количество немцев, несмотря на то, что многие разъехались по России (в большинстве случав это дети, которые учились в институтах и техникумах в городе да там и остались), значительная часть немецких семей уехала в Германию, то можно себе представить, сколько же несчастных было сорвано с насиженных мест, из устроенного быта и брошено на новые, не-обжитые места.

В основном, это были женщины и дети, а мужчин мобилизовали в трудовые армии, по сути дела, в концентрационные лагеря. Повезло той семье, в которую возвратился отец, муж, кормилец из трудовой армии. А если нет?

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Немецкая автономная советская социалистическая Республика входила в состав РСФСР с 1924 по 1941 год. Площадь ее составляла 28,8 тыс. кв. км. Население 605 тыс. человек (1939). Столица - г. Энгельс.
«Советский энциклопедический словарь»

Так и произошло в семье Амалии Буксман, родоначальницей которой стала маленькая, сухонькая старушка, которой уже пошел 92 год. Слушать рассказ о ее жизни, о мытарстве ее детей, ее семьи без слез невозможно. Нередко ловила себя на мысли, что так не может быть, что все это выдумка, за что же так-то обходиться с людьми? В чем они виноваты? И наверное, если бы я сама не родилась в ссылке своего отца, не прожила бы всю свою сознательную жизнь в Сибири, не слышала подобные рассказы от людей других национальностей, я бы и усомнилась в услышанном. Но я знаю, что все было именно так, как о том рассказывает эта старушка, с благообразным лицом, с акцентом говорящая по-русски, дочь немецкого народа.

Привел нас к ней в дом внук - Валерий Керн, полковник в отставке. Он с большим уважением и даже трепетом относится к своей бабушке, признает за ней несмотря на возраст, здравый рассудок, прекрасную память и вечную заботу о детях, внуках, а теперь уже и правнуках.

Мы побывали в нескольких немецких семьях в Балахтинском районе, все они что называется «хватили горького до слез», каждая из них испила свою чашу до дна. Но что удивительно, они не озлобились, не затаили камень за пазухой на всех своих обидчиков. Они живут своей обычной, нормальной жизнью, полной повседневных хлопот. Приветливы по отношению к людям, гостеприимны и радушны. Вспоминают прошлое не часто: к чему бередить раны? Слишком тяжелы воспоминания. Да ничего уже не изменишь. Старики не хотят уезжать никуда. Хотят спокойно дожить до своей кончины на сибирской земле, которая за 50 с лишним лет стала им родной.

Может быть, за перенесенные страдания, за души, оставшиеся чистыми и беззлобными, господь дарует им многие лета?

В самом деле, мы специально заостряли на этом внимание, многие из людей, депортированных в эти места, живут до 80-90 лет, а то и больше. Что это за феномен?

Говорит Керн Ирма Фридриховна:

- Когда нас везли в скотском вагоне с Волги, наша мама получила травму головы, (ударилась о полку) и ее сняли с поезда, положили в больницу. А нас, троих детей, определили в детский дом, здесь уже в Сибири (всего нас было семеро). Потом мама нас нашла, мы стали жить семьей, все вместе. А старшего брата, которому едва исполнилось 17 лет, сразу же забрали в трудармию. Потом маму посадили в тюрьму за то, что она собирала с оставшихся в поле колосков зерно, и мы опять попали в детдом. Не могу больше говорить, извините меня.

Опубликовано: Содружество N 4  1998


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е