Зачем Урванцеву чужая слава?


Держу в руках газету "ЗП" № 14 за 29 января 1998 года и удивляюсь опросу "Что вы знаете о Н.Н. Урванцеве?". Что это? Тенденциозный опрос, известный нам из советской эпохи, или на самом деле массовое историческое невежество читателей нашей газеты? "Первооткрыватель... первопроходец... не было бы его, не было и города... основатель города, открыл промышленные запасы... первый директор... первый домик..."

Зачем Урванцеву чужая слава? С избытком хватит и своей. Урванцев Николай Николаевич - профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, кавалер золотой медали имени Н.М. Пржевальского, большой золотой медали Географического общества СССР и еще других наград. Имеет научные труды. Это его кредо. Зачем ему приписывать еще и чужие заслуги?

Остановлюсь подробнее на открытии Норильска, поскольку давно интересуюсь этим.

Урванцев впервые высадился на правый берег Енисея в районе Потапова в первой половине июля 1919 года. А на 45 лет раньше, в 1865 году, купец К. Сотников оформил заявку на Норильское месторождение, так сказать застолбил Норильск. Плавка же норильской меди началась еще до рождения Урванцева. Случилось это в 1868 году.

Позднее (1893-1894) К. Сотников добыл несколько тысяч пудов угля и на оленях отправил в Дудинку. Туда же вывез еще и 200 пудов черновой меди.

Рассматривая, вероятно, кандидатуру Урванцева как лучшего кандидата на должность управляющего норильским месторождением, А.А. Сотников еще в 1915 году передает ему образцы из норильского месторождения и соответствующие записи.

Совершенно очевидно, что в 1919 году Урванцев открывает уже открытый Сотниковыми Норильск.

К тому же той экспедицией командовал не Урванцев, а Сотников. Урванцев мог быть только его заместителем и, безусловно, доверенным лицом. К сожалению, Николай Николаевич в своей книге уходит от конкретной субординации норильской экспедиции 1919 года.

При не очень внимательном чтении этой книги складывается впечатление, что экспедицией командует не хозяин Сотников, а автор книги Урванцев, и делает он это по заданию Сибгеологкома, откликнувшегося на соответствующее письмо Ленина. Для отчетливого понимания ситуация следует помнить, что в это время в Сибири властвовал адмирал Колчак.

Наверное, уместно добавить, что еще до того как нога Урванцева ступила на правый берег Енисея, А.А. Сотников (а отнюдь не "Норильскпроект") уже разработал проект ширококолейной железной дороги от Норильска до Енисея и составил даже смету.

В былые годы, понятно, нельзя было отдать честь первопроходца белогвардейцу Сотникову. Тогда политическая целесообразность ставилась выше истины. Прошли лихие годы, и ситуация изменилась. Не пора ли сделать переоценку ценностей? Наверное, не следует смешивать политическое прошлое Сотникова с его деятельностью по открытию норильского месторождения. Может, все-таки назовем его именем какой-нибудь переулок в Норильске? Во всяком случае, приписывать "лавры" Сотникова Урванцеву безнравственно. Это еще и открытая фальсификация истории нашего города.

Первым домиком Норильска, нетрудно догадаться, был домик Сотникова. Его разодрал некий Потанин и построил свою избу. Домик Урванцева был третьим. Не исключаю, что в нем есть отдельные бревна от первого домика.

Я совершенно некомпетентен оценивать Николая Николаевича как геолога. Обратившись к Владимиру Ефимовичу Кунилову, долгие годы проработавшему на комбинате главным геологом, поинтересовался: какой след на таймырской земле оставил Урванцев как геолог?

Кунилов ответил: "Его след на таймырской земле незаметен. Он оставил след как топограф, географ, путешественник и публицист. Он красиво пишет. Только этим я объясняю его популярность. Но мне совершенно непонятно, как можно было исходить весь Таймыр и даже Северную Землю и при этом ничего не обнаружить. Он ведь буквально топтался по полезным ископаемым и при этом умудрился ничего не заметить. Все существенные геологические открытия в Норильске сделаны до Урванцева или после него (Северная Земля, Хатанга, Талнах - даже вопреки его прогнозам - и другие).

Художник Эмилия Гончарова в "ЗП" № 14 пишет: "Люди должны знать правду о жизни Урванцева". Я описал часть этой правды.

Хочу верить, что редакция "ЗП" примет мое предложение и обратится с просьбой к А.А. Львову описать подробнее жизнедеятельность Урванцева. Думаю, лучше его сегодня никто это не сделает.

В. ТРАУБЕРГС. «Заролярная правда» от 18.02.1998 г. №25


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е