На севере диком


Раскулачивали не только зажиточных крестьян, но также середняцкие, а иногда и бедняцкие хозяйства. Яркий пример тому - судьба одной крестьянской семьи.

В 1930 году Клавдии Евстафьевне Федоровой (девичья фамилия Игнатьева) было только 13 лет, однако она и сегодня хорошо помнит то далекое время. Семья Игнатьевых проживала в небольшой деревне Плотбино Тасеевского района Красноярского края. Кроме Клавдии Евстафьевны в семье было еще трое детей. Глава семьи был инвалидом, болела рука. В хозяйстве было 2 коровы, 2 лошади, свиньи, куры, сеялка и веялка. Да и дом был небольшой, всего две комнаты. Наемных работников не было, жили своим трудом, сами изготовляли домотканую одежду.

В 1930 году семья Игнатьевых не смогла справиться с налогом, установленным для единоличников. Их имущество было продано с молотка. Отца заключили в тюрьму г. Канско, а мать с детьми выгнали из дома, а затем вместе с другими раскулаченными направили в переселенческий пункт г. Красноярска. Соседи дали им на дорогу туесок с яйцами и подушку. По прибытии в Красноярск семьи кулаков расселили в постройках барачного типа. Скученность была страшная, туалетов не было. Прибывших кормили супом из конины, а затем стали давать еще и пшенную кашу. Видимо, варили ее из негодной крупы, потому что те, кто съедал эту кашу, потом умирали. Трупы увозили на грузовых машинах и сбрасывали в большие ямы.

В середине лета 1930 года семья Игнатьевых вместе с другими была посажена на пароход, направлявшийся в низовья Енисея. К этому времени отца выпустили из тюрьмы и разрешили вместе с семьей отправиться на Север.

В Туруханске ссыльных пересадили на баржу. Баржа была переполнена, всю дорогу их сопровождал конвой. Наконец, прибыли в пункт назначения - поселок Игарка (с 1931 года г. Игарка).

Прибывших высадили на берег. Клавдия Евстафьевна была босиком. Ее очень удивило обилие мягкого мха. Но, постояв на нем, она скоро почувствовала холод, идущий от земли, А когда разворошила мох, под ним оказался лед. Тогда она еще не знала, что их привезли в край вечной мерзлоты.

Приехавшие должны были обустраивать свой быт. Поселенцы вылавливали из реки доски, бревна и сооружали себе жилье наподобие- собачьей конуры. 12-летний брат Клавдии Евстафьевны заболел воспалением легких и вскоре умер. Лето прошло, дождливую осень сменила зима. А она в Игарке очень суровая. Морозы достигали 50-55 градусов в условиях долгой полярной ночи. Всех пересилили в барски. В центре их - печка, двухъярусные нары. Печного тепла не хватало, вода к утру превращалась в лед. Свирепствовала цинга. У людей отнимались ноги, многие передвигались ползком. Утро .начиналось с того, что охранники ходили по баракам и дергали лежащих за ноги. Таким способом они определяли, кто умер, а кто еще жив.

Чтобы не умереть с голоду, семья Игнатьевых бралась за любую работу: вязали веники на продажу, Клавдия Евстафьевна нанималась в няни, стирала пеленки, мыла. Вместе с подружкой ее неоднократно отправляли на делянки пилить лес и складывать в поленницы, которые так и остались невостребованными.

Местные жители Игарки с большим сочувствием относились к ссыльным. Иногда приглашали к себе в дом и кормили.

Отцу удалось устроиться на лесозавод. А когда Клавдии Евстафьевне исполнилось 15 лет, то ее приняли туда рабочей в ящичный цех.

На лесозаводе не соблюдались элементарные нормы техники безопасности. Пострадала и Клавдия Евстафьевна. Вылетевшая с обрезного станка доска, перебила ей ногу. Она потеряла сознание, а потом долго лежала в больнице.

Позже она стала работать на лесозаводе учетчиком. В порт Игарка заходили за лесом и иностранные суда. Клавдия Евстафьевна была на этих судах при погрузке леса, учитывало кубометры. За работающими советскими гражданами работники НКВД с берега следили в бинокли, им запрещалось общение с иностранцами.
Заветной мечтой была постройка своею домика. И вот он выстроен. Комната, кухня, два окна в улицу. Все хозяйство семьи Игнатьевых состояло из одной курицы. Воду добывали, вырубая из-под мха куски кристально чистого льда и растапливая его на печи.

На заводе вместе с Клавдией Евстофьевной работал паренек Миша. Его отец был осужден "тройной", старшая замужняя сестра сослана в Томскую область, а мать и двоих сыновей сослали в Игарку из Забайкалья.

Клавдия Евстафьевна и Михаил в 1938 году поженились, а через год родилась дочь Альбина.

И в го тяжелое время находились отзывчивые люди. В 1946 году Клавдии Евстафьевне и ее семье помогли оформить документы, дающие право выехать из Игарки.

Семью приютила Хакасия. Муж нашел работу в Абакане. Он работал в "Заготживконторе" бухгалтером Так как не было жилья, то временно жили в хомутной (маленькая избушка, принадлежащая конторе).

И сегодня Клавдия Евстафьевна с благодарностью вспоминает о том гостеприимстве, которое ее семья встретила в Хокасии Вот уже 52-й год живет она в Абакане в своем доме. Ее навещает дочь, внучки и правнучка. .

Сергей Карлов

 

Взгляд 24.04.1998


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е