«Сибирь - суровая и нежная...»


ПАМЯТЬ

Совсем недавно, в мае этого года, в далекой Элисте умер народный писатель Калмыкии, поэт, прозаик и драматург Алексей Гучинович Балакаев (1928—1998). Мало кто из красноярцев знает, что судьба Балакаева долгие годы была связана с нашим краем — с 1943 по 1957 год он проживал в качестве спецпереселенца в Козульском районе. Полвека назад на страницах газеты «Красноярский рабочий» был опубликован его первый рассказ — с этого началась литературная деятельность Алексея Балакаева.

| А сибирский период жизни юного спецпереселенца  начался в деревне Красный Яр, где он работал в колхозе «Победа». Позднее ему довелось жить в Козульке, где I Балакаев работал грузчиком, учеником плотника, чистилыциком стрелок на железной дороге. Алексей хорошо рисовал, и это спасало семью от голода: за один портрет давали четыре ведра картошки и крынку молока. Люди заказывали мальчику портреты своих сыновей и мужей, воюющих на фронте.

Когда Балакаев подрос, его пригласили работать в школу учителем рисования. Но он сам мечтал об учебе и отправил свои рисунки в Красноярскую художественную школу имени В. И.Сурикова. Вскоре получил ответ о зачислении, но без разрешения спецкомендатуры он не мог оставить место ссылки. И вот перед началом учебного года сам спецкомендант Федоренко на собственные деньги отвозит талантливого парнишку в Красноярск, долго уговаривает местное начальство и устраивает Балакаева на учебу. Но закончить художественную школу Алексей не смог. Незадолго до ее окончания он поехал по профсоюзной путевке в дом отдыха, находившийся в девяти километрах от Красноярска, и за это «нарушение режима» его выслали в Козульский район, по месту жительства.

Тогда же он начал писать рассказы. Казалось бы, представитель репрессированного народа ие мог и мечтать о публикациях. Но мир не без добрых людей. Директор школы, где Балакаев работал учителем рисования, а также жена директора, преподаватель русского языка и литературы, добились для него разрешения на выезд в Красноярск. Они посоветовали молодому автору обратиться в газету «Красноярский рабочий» и показать рассказ «Первые шаги» Сергею Сартакову. Будучи в ту пору уже известным писателем, Сартаков тепло принял Балакаева, прочел и одобрил его рассказ и порекомендовал его в печать. Рассказ был опубликован на литературной странице «Красноярского рабочего» в декабре 1948 года. Позднее благодарный Балакаев вспоминал: «За поддержку спецпереселенца, за связь с ним Сартаков мог поплатиться не только партийным билетом, но и свободой. Чувство справедливости у Сергея Венедиктовича оказалось выше, чем чувство страха, он проявил здесь настоящее мужество».

Кстати, рассказ этот был опубликован всего через несколько дней после Указа Президиума Верховного Совета СССР о том, что за нарушение режима спецпереселенцы подлежат каторжным работам до двадцати лет...

Несмотря на то, что сибирский период жизни Балакаева был связан с мучительными переживаниями, с болью и унижениями, он впоследствии очень тепло вспоминал сибиряков, благодаря которым многие калмыки смогли выжить в суровую пору. Немало добрых слов в адрес местных жителей высказал Алексей Гучинович на страницах автобиографического романа «13 дней, 13 лет». Именно такой срок он пробыл в Сибири. Поначалу ссыльные калмыки были встречены враждебно (сказалась сталинская пропаганда), но вскоре эта враждебность сменилась сочувствием. О Сибири и сибиряках в романе написаны вот такие проникновенные строки: «Сибирь — суровая, но в то же время и нежная. Строгие на вид люди оказались на редкость чуткими к чужому горю. Большинство сибиряков проявили по отношению к нам, к калмыкам, немцам, самые теплые человеческие чувства. Их внимание, забота, понимание нашей трагедии согревали наши души и помогали десяткам тысяч калмыков выжить в экстремальных условиях Сибири. Я не знаю, есть ли еще где народ такой душевной щедрости!»

Прошли годы. Алексей Балакаев стал членом Союза писателей, автором книг «Три рисунка», «Судите меня сами», «Звезда над Элистой», «Седая степь». Народный писатель Калмыкии не забывал о Сибири. Кажется, совсем недавно сотрудники Красноярского литературного музея вели с Балакаевым переписку, намеревались пригласить его на открытие музея, но с прискорбием узнали о его смерти.

Мы не были знакомы с ним лично, но после первого же письма прониклись к нему уважением. В ответ на нашу просьбу Алексей Гучинович прислал для музея много материалов о судьбе калмыков в Сибири, о своей жизни и литературном творчестве, которые были неразрывно связаны с нашим краем.

Галина ТОЛСТОВА, ведущий специалист литературного музея.

НА СНИМКЕ: А. Г. Балакаев.

Красноярский рабочий 20.06.1998


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е