Назад - в непредсказуемое» прошлое


К 75-летию района

Любая «круглая» дата заставляет прежде всего вспоминать. Хорошее и плохое. Обычно принято вспоминать только хорошее. По-моему же. начинать вспоминать нужно с плохого. Чтобы оно 'больше не повторялось. Сегодня мы. с помощью заметок краеведа, балахтинца Анатолия Захаровича Похабова отправляемся в путешествие по нашему «не-предсказуемому» прошлому. Сначала — в 30-ые годы:

— Больше полутора веков стояла себе мирная деревенька Старо-Мосино, и никто не подозревал, что и начале двадцатого века нагрянет страшная беда: брат будет убивать брата, сын встанет против отца, исчезнут самые трудолюбивые и уважаемые люди — без суда и следствия будут вычеркнуты активистами советской власти нз жизни.

Протокол № 1 заседания Балахтинской районной тройки по выселению кулацких хозяйств от 11-13 нюня 1931 года (примечание: кулаками считаются лица, применявшие в своем хозяйстве наемный труд, эксплуатировавшие свои сельхозмашины на стороне под отработку или за деньга. Для снятия своего урожая собирал помощь, давал деньги, хлеб бедноте под отработку, продавал дрова, сдавал в аренду сельскохозяйственные машины или помещения, занимался нетрудовыми доходами — выделывал и продавал овчины). Председатель комиссии Назаров; члены: Снопков, Ржавин, секретарь райисполкома Казарннов. Решили: 1. Иванова Михаила Ивановича — выслать. 2. Уварова Александра Михайловича — выслать. 3. Похабова Михаила Мартыновича — выслать.

У Похабова была семья — восемь человек. Держал крепкое хозяйство. По решению Тройки раскулачен. Скот со двора увели, а имущество (шабуры, половики, подушки) местные активисты растащили «по себе». Похабовых нз дома выселили, из деревни изгнали. Потом еще догнали по дороге на пристань Даурск и отобрали лошадь, которую, пожалев, дал Похабовым односельчанин Наум Сучков. Дальше семья Михаила Мартыновича пошла пешком, взвалив нехитрые пожитки на старшего сына Федора (впоследствии он погиб на фронте). В доме Похабовых разместилась начальная школа.

Братья Ивановы — Михаил и Илья — имели в хозяйстве маслобойку и одну лошадь. В 1924 году первыми вступили в артель ТОЗ (товарищество по совместной обработке земли) — Михаил работал бригадиром, а Илья — кузнецом. Раскулачены. Из деревни выселены. Дом перевезен на колхозную ферму.

Уваров Александр Михайлович" — несмотря на похороны утонувшего в реке шестилетнего сына, выслан из деревни. Раскулачен.

Далее в списках раскулаченных (читай ограбленных): Похабов Назар Яковлевич — хозяйство досталось от умершего отца Якова Константиновича. Имущество и скот забрали. Из дома выгнали на улицу с престарелой матерью, нз деревни выселили, в доме открыли сельский клуб; Потехин Ефим Семенович — организатор и председатель сельхозартели ТОЗ, купивший в кредитном товариществе первый в районе американский трактор «Фордзон» (для артели купил), раскулачен; Потехин Харнтон Прокопьевнч — сам когда-то был в работниках, научился хозяйствовать, на момент раскулачивания не выполнил твердого задания по сдаче зерна (выполнить его было практически невозможно). Хозяйство описали, все бросил и уехал, дом передали семье колхозника; Кузнецов Павел Федорович — не выполнил твердого задания (и не имел возможности выполнить), бросил хозяйство, уехал нз деревни, в его доме разместилась мастерская; Похабов Гавриил Изоснмовнч — обложили непосильным налогом, описали хозяйство, все бросил, уехал из деревни, в его доме разместился сельский Совет; Похабов Федор Яковлевич — раскулачен и выслан из деревни, в доме разместилась колхозная контора; Похабов Александр Дмитриевич — раскулачен н выселен в баню, дом заняли под ясли и детсад; Похабов Егор Ерофеевич — за невыполнение твердого задания по сдаче зерна и неуплату налога изъята половина дома под лавку (сельский магазин); Похабов Степан Варнарьевич — раскулачен, выселен в избушку, где и доживал свой век; Агапов Федор Николаевич — раскулачен, позже арестован как враг народа; Агапов Матвей Степанович — раскулачен, имущество и лошадь забрали активисты, ввиду преклонного возраста доживал век в своем обветшавшем доме; Белкин Павел Астафьевнч — раскулачен и переселен в избушку в ограде.

Большая часть раскулаченных была изгнана властями из деревни с семьями. Просторные нз5ы, построенные на века, тут же были заняты под колхозные или советские учреждения. Причиной раскулачивания (заметили?) было невыполнение твердого задания по сдаче зерна. У намеченной жертвы выгребали из амбара семенное зерно — весной хозяину нечем было сеять, а осенью нечего убирать. Так хлебопашец попадал под раскулачивание как саботажник. В 1931 году во время сплошной коллективизации жители Старо-Мосино принудительно вступили в колхоз: сдали всех лошадей, телеги, плуги, бороны, сенокосилки. Еще раньше, в 1929 году, разогнав сельхозартель ТОЗ, активисты реквизировали единственный трактор «Фордзон», у всех жителей разобрали и увезли имеющиеся в личном подворье амбары для колхозного зерносклада. А невступнвших в колхоз объявили единоличниками и обложили непосильным налогом. Так создавался в деревне Старо-Мосино колхоз «Трактор».

„Враги" безумного народа

Черные дыры газетных полос...
Болота по краешкам сел...
Кого-то, кого-то, кого-то привез
Грузовичок-осел? ...
...Доктор цигарку вертит.
И в кабине доктору зябко.
Он уже заключенье о смерти
Подписал для восьмого десятка.
Он клятву давал Гиппократа,
Он ставит градусник трупу,
Он раньше глядел виновато,
Сейчас он выглядит тупо. ...
В кузове дернулся кто-то.
Доктор стряхивал пепел.
Скоро уже болото,
Скоро уже приедем. э

Возвращаемся к записям краеведа Анатолия Захаровича Похабова. Рубрику «Назад, в непредсказуемое прошлое» мы открывали очерком о раскулачивании в деревне Старо-Мосино. Сейчас — новая страница «непредсказуемого прошлого» — 1937 год:

— Па деревню налетел новый, еще более жестокий шквал большевистских репрессий. Календарь показывал двадцатую годовщину Октябрьской революции. Пошел гулять лозунг патриотов: «Среди нас есть враг». «Врагов» искали везде: будь то артель инвалидов, конный двор или детский сад. Пх с готовностью выдавали, властям местные жители.

Белкин Николай Федорович, 1888 г. р. Первый бригадир сельхозартели ТОЗ и колхоза «Трактор», беспредельно веривший в советскую власть. Арестован за вредительство, выразившееся в том, что он якобы давал советы колхозникам своей бригады оставлять снопы не вывезенными с поля. Постановлением Тройки УНКВД от 5 декабря 1937 года приговорен к 10 годам лишения свободы. Во время этапа. На мосту через Чулым сумел выбросить за¬писку: «Утопили свои...»

Анисимов Василий Григорьевич, 1882 г. р.. Инвалид германской войны. Работал в «Заготскоте» полеводом. Арестован. Судьба неизвестна.

Темеров Николай Романович. Золотодобытчик-старатель. В присутствии членов артели ругал советскую власть. Арестован. Судьба неизвестна.

Похабов Дмитрий Яковлевич. Колхозник. Поспорил на пашне с местным активистом. Арестован. Судьба неизвестна.

Толстихин Назар Яковлевич. Колхозник колхоза «Трактор». Ранее был раскулачен. Позже по доносу был обвинен в утаивании золота от советских властей. Арестован в 1937 году. Умер в лагере.

Агапов Федор Николаевич. Раскулачен в 1931 году, после чего вступил в колхоз. Во время жатвы поставил банку с мазутом под суслон после смазки своей сенокосилки. Колхозники, видевшие это, тут же донесли подъехавшему уполномоченному Ерлоцкому. Тот усмотрел вредительство. Якобы банка с мазутом была поставлена с целью поджога хлеба. Это И послужило причиной ареста. Умер в лагере.

Похабов Никодим Яковлевич. Колхозный кузнец, добрейший человек. Обвинен в некачественном ремонте одной из сенокосилок (в поле оторвался подзубок) — препятствие заготовке сена. Арестован в 1937 году. Умер в 1944 в Свердловском лагере на лесоповале.

Сучков Григорий Мефодьевич. Конюх первой бригады колхоза «Трактор». Ругал власти, допустившие падеж лошадей от бескормицы, и колхозников — за варварское отношение к «ничейным», коллективным лошадям. По доносу комсомольцев арестован. Судьба неизвестна.

Орлов Егор Иванович, 1881 г. р.. Участник русско-германской войны 1914-1916 г. г. Рыбак Балахтннского сельпо. Арестован как враг народа. Расстрелян. (Извещение о смерти лица, умершего в месте лишения свободы. Регистрация смерти осужденного: Орлов Егор Иванович, 1881 года рождения. время смерти: 8 декабря 1937 года, место смерти: г. Красноярск, возраст: 56 лет, проживал: д. Старо-Моснно Балахтннского района, работа до ареста: рыбак Балахтннского еельпо; документы, подтверждающие факт смерти: Постановление Тройки УНКВД по Красноярскому краю от 4 декабря 1937 года, врачебное свидетельство приложить не представляется возможным Из сообщения прокуратуры Красноярского края от 30 нюня 1989 года, №015314: «Постановление Тройки управления НКВД Красноярского края от 4 декабря 1937 года отменено. Орлов Егор Иванович реабилитирован).

Но вернемся к событиям тех лег. Еще не успели просохнуть реки крови, пролитой в четырехлетней войне с фашистской Германией, как активисты советской власти, позабыв о подвиге народа, снова принялись искать его «врагов».

Протокол «О выселении нз деревни Старо-Моснно жителей, не работающих в колхозе «Трактор», 19 сентября 1948 года. Приговор: выселить из деревни сроком на 8 лет в районы Дальнего Востока как неработающих тунеядцев:

Нетрудно догадаться, что собрание жителей деревин было заранее спланировано районными властями, как и сам его исход. Оно проходило в небольшом здании начальной школы, куда можно было уместить от силы три десятка человек. Но для большей значимости в протоколе указали 145 присутствовавших. Дружно голосовали местные активисты — за себя и за других, В темном коридоре, дожидаясь приговора, дымили махоркой два милиционера. Никто нз присутствовавших не догадывался. что Иннокентию Орлову землякн-фронтовнкн подготовили побег. Было выставлено окно в неосвещенную глухую стену школьного двора. Там дежурили двое фронтовиков. Минуя куривших у двери милиционеров, старомосннец. Герой Советского Союза Александр Кузьмич Белов беспрепятственно прошел к осужденным. Предупредив Орлова, еще не осознавшего серьезности своего положения, Белов предложил бежать через окно. Но Иннокентий категорически отказался: «Зачем мне бежать? Я ни в чем и ни перед кем не виноват» (прим. более пяти лег отбывал ссылку украинский партизан Иннокентий Орлов. Освободился лишь по амнистии после смерти «отца народов»).

Спасибо Анатолию Захаровичу за предоставленный материал, за напоминание о том, что так было и впредь быть не должно. Первый очерк, кстати, вызвал негативную реакцию: звонили, намекали больше не печатать, вдруг живы те, кто репрессирован, наверняка живы их родственники... мало ли что. Нет, милые, писать об этом надо. И, главное, помнить. А для жертв политических репрессий (у нас в крае их только пенсионного возраста свыше 18 тысяч человек, не считая тех, кто детьми прошел вместе с родителями через ссылки-высылки) сообщаем: недавно в Красноярске создана Ассоциация жертв политических репрессий, которая намерена оказывать своим членам гуманитарную и юридическую помощь.

Н. СКАКУН.

 

Сельская новь (Балахта) 28 июля 1998 года
Материал предоставлен Балахтинским краеведческим музеем


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е